46.

Настало время, когда Пожиратели Смерти захватили власть в Министерстве Магии.
Альбус Дамблдор и Гарри Поттер постоянно отсутствовали в Хогварстсе.
И Беневолентия, одна из немногих, догадывалась почему.

В этом году в Хогвартс прибыли, не считая Гермионы Грейнжер, только дети чистокровных волшебников.
Все остальные были либо в тюрьме, либо в бегах... И Альбус Дамблдор ничего с эти не мог поделать...

Но Хогвартс по-прежнему оставался неприступным оплотом.
Несмотря на требования Тёмным Лордом жертвы от Драко Малфоя, Драко не смог поднять руки на директора Хогвартса
и Дамблдор, зная вероятную участь своего подопечного, оставил его в школе, как в единственном, пока что надёжном, убежище.

Люциус Малфой был лишён волшебной палочки и теперь не мог производить никаких заклятий.
Он оказался полностью безоружен и рассчитывал лишь на милость своего господина,
который всё ещё не убил его лишь потому, что дорожил чистой кровью волшебников.

И вот, Тёмный Лорд узнал об уничтожении части своих крестражей.
Этот гнев Беневолентия прочувствовала на себе не менее, чем Гарри...
Волан-де-Морт должен был действовать и он начал открытую, решающую войну.
Сейчас ему нужен был именно Гарри.
__________________

Мила только что вышла из кабинета Дамблдора, где они, вместе с деканами факультетов,
обсуждали возможность уничтожения диадемы Ровены, которая проявила себя как крестраж.
...От непрерывной жгучей боли за последние дни, когда уничтожались крестражи,
её душа стала неподвижным плотным сгустком, будто ей ввели большую дозу
обезболивающего маггловского средства.

Внезапно прогремел оглушительный гром, здание сотряслось под напором невиданной силы.
Дамблдор с деканами выбежали в холл, на лицах читались решительность и опасения.
- Защита уничтожена. - заключил Дамблдор.
Но далее ничего не последовало, кроме шума производимого учениками выбегавшими в холл из своих гостиных.

"Мне нужен Гарри Поттер, - прогремел высокий голос. - Только он."

- Профессор! Профессор Дамблдор! Мы всё слышали,- Гарри с Гермионой и Роном подбежали к группе учителей.

В руках Гермионы был клык василиска.
- Крестраж в моём кабинете, - чётко обратился он к ней. - Ступайте. Вы знаете, что делать.

Гермиона и Рон кинулись выполнять приказ, сопровождаемые гаснущим взглядом Наследницы.

- Защита снята. Война началась, - сказал Дамблдор.
- Нужно спрятать учеников! И поскорее... Но где? - воскликнула МакГонаггал.
- Может быть не надо? Над Хогвартсом всё ещё сияет купол
и Пожиратели не могут прорваться через него, - откликнулся Гарри.

Все деканы, за исключением Снейпа, взглянули на Милу.
- Замечательно, - одобрил Дамблдор.
- Однако, детей всё равно нужно спрятать, - вмешалась мисс Беневолентия,
стараясь прервать такое внимание к ней. - Есть ведь ...Выручай-комната.
- Да-да, - подхватила МакГонагал. - Прошу вас, Поттер, возьмите себе подмогу и займитесь этим делом.
- Но профессор! - возмутился Гарри, который рвался в бой.
- Выполняйте, Поттер! - остановила она его.
Учителя пошли на выход.
- И я прошу вас, мисс Беневолентия, - остановился Дамблдор, обращаясь к Миле,
последовавшей с ними, - не покидайте Хогвартс ни на минуту.
Идите на астрономическую башню и постарайтесь войти в резонанс с куполом.
Вы не должны позволить ему распасться и пустить в замок Пожирателей Смерти.

Не зная что она может ещё сделать, Мила согласно кивнула и поспешила занять свою позицию.
Когда она поднялась на астрономическую башню, у подступов к замку в опасной близости к прозрачному,
поблёскивающему в ночи от вспышек заклятий энергетическому куполу, шла кровавая битва.

Тем не менее, Беневолентия смогла рассмотреть, что Пожирателями сейчас командует не Том,
а ни кто иной как Беллатрикс Лейстрейндж. Да, Беллатрикс прекрасно знала всё, к чему стремился её Повелитель!

Творилось нечто невообразимое!

Мила вдруг поняла, что дав опрометчиво непреложный обет, Тёмный Лорд становился по-глупому уязвим...
Она это отчётливо чувствовала и понимала.
Теперь он не мог напрямую отдавать приказы своему войску. Это нарушало бы клятву и чары,
наложенные самому себе, могли если не убить его, то лишить всяких сил.

Несмотря на помощь отважных учеников и ордена Феникса, прибывших очень вовремя, силы были неравны.
Дамблдор сражался как мог, но возраст уже давал о себе знать...

Мила сейчас чувствовала каждой своей клеточкой этот энергетически купол. Её тело отзывалось содроганием,
при каждом соприкосновении Пожирателя с ним. Она задействовала всё своё воображение и волю,
чтобы держать весь этот купол в целостности. Сейчас она чувствовала две силы, будто Снейп и Малфой стояли рядом...
и ничего не могла с этим поделать. Оба были ей как защита, придавали воли - было сложно это отрицать.

И тут, всё стихло.

Мила не сразу опомнилась...
Пожиратели исчезли.
Защитники, оставшись одни, поспешили внести в замок своих убитых и раненых.

Душа больно пульсировала, каждым своим движением напоминая, что она убивает ...часть себя.
Она смотрела в сторону почти невидимого во тьме Тёмного леса ловя себя на том,
что хотела бы, чтоб Он убил её прямо сейчас или заточил бы где-то далеко-далеко...
но не дал бы ей действовать. Что ему стоит применить силу против неё?!
Против неё он не скреплён обетом!
____________

Опять по округе разнёсся высокий сильный голос.

— Вы храбро сражались, — говорил этот голос. — Лорд Волан-де-Морт умеет ценить мужество.
Однако вы понесли тяжелые потери. Если вы будете и дальше сопротивляться мне, вы все погибнете один за другим.
Я этого не хочу. Каждая пролитая капля волшебной крови — утрата и расточительство. Лорд Волан-де-Морт милостив.
Я приказываю своим войскам немедленно отступить. Я даю вам час. Достойно проститесь с вашими мертвецами.
Окажите помощь вашим раненым.

А теперь я обращаюсь прямо к тебе, Гарри Поттер. Ты позволил друзьям умирать за тебя, вместо того
чтобы встретиться со мной лицом к лицу. Весь этот час я буду ждать тебя в Запретном лесу.
Если по истечении часа ты не явишься ко мне и не отдашься в мои руки, битва начнется снова.
На этот раз я сам выйду в бой, Гарри Поттер, и отыщу тебя, и накажу всех до единого — мужчин,
женщин и детей, — кто помогал тебе скрываться от меня. Итак, один час.

Мила чувствовала Волан-де-Морта. ...Он видел её, стоявшую на высокой башне Хогвартса.
Его судьба, сию минуту, зависит от неё. А её - от него... Отпустит ли она его клятву?
Или позволит ему лишиться сил? Или Он сам покончит с ней, освободив себя от клятвы?

"Его гибель будет на твоей совести. Он не может применять свою силу,
против обитателей Хогвартса, - думала она. - ...А Гарри?"
Не смотря на то, что Гарри в этом году уже не был под защитой и практически не был учеником,
он всё ещё жил тут и было не ясно, всё ли он ещё подопечный Хогвартса?

Отпусти. - это слово крутилось в голове Беневолентии чётко, ясно и настойчиво.
Она чувствовала неразрывную связь с Тёмным Лордом. ...Она ДОЛЖНА дать возможность сражаться честно.
- Где же твоя справедливость?

Мила всей душой желала победы Гарри и Последовавшими за Дамблдором ...но,
в то же время она испытывала острую, странную нежность к Тому Реддлу.
И уже не помнила, когда она возникла. ...Может быть с самой первой встречи?

Сколько длилась эта гнетущая ночь и тишина? Себя она опять не чувствовала...
Она не знала, что творится в замке. Не знала решаемых планов... и боялась покинуть свой пост,
ослабить эту свою защиту замка.

Показалось движение из глубины леса. Сердце сжалось в её груди...
Волан-де-Морт вышел с отрядом к подступам Хогвартса. На руках Хагрида покоился Гарри...

Через минуту, защитники Хогвартса высыпали на встречу Пожирателям Смерти. Их было мало.
Она слышала разговор, но не могла расслышать слов...

— Нет!

— Нет!

— Гарри! ГАРРИ!

Голоса Рона, Гермионы и Джинни, вопль МакГонаггал...
Их крики послужили сигналом, теперь вся толпа уцелевших вопила, выкрикивая проклятия Пожирателям смерти, пока…

— МОЛЧАТЬ! — крикнул Волан-де-Морт. Раздался хлопок, мелькнула яркая вспышка — и все смолкло. — Игра окончена.
Не так ли, ...Дамблдор? Клади его сюда, Хагрид, к моим ногам — здесь ему место!

Мила видела, как Хагрид положил на землю Гарри и Дамблдор выступил к Волан-де-Морту.
Он опустился на колени перед неподвижным мальчиком, в отчаянии забыв об осторожности.
Тёмный Лорд взмахнул рукой и, палочка Великого волшебника оказалась в Его руках.
Возможно, Дамблдор даже не дрогнул. Он попрежнему смотрел на Гарри.

— Видите? — сказал Волан-де-Морт. — Гарри Поттер мертв! Он был всего лишь мальчишкой,
требовавшим от других, чтобы они жертвовали жизнью ради него!

Невилл рассёк Нагайну и Беневолентия опять почувствовала Тёмного Лорда. ...Секундное отчаяние.

Какая-то минута - шум, ропот и восторг пробежался по группам Защитников и Пожирателей.

Гарри жив!

...Вот они, Гарри и Тёмный Лорд, ходят кругами. ...Гарри о чём-то говорит.

Дамблдор не предпринимает ничего, он будто намеренно ждёт, не помогает...

Они готовы атаковать... - вспышка! И крики радости!

Защитники Хогвартса с подоспевшими жителями Хогсмита, бросились в атаку
на оставшихся без предводителя Пожирателей Смерти. Крики! Вспышки! Взрывы!

...В голове Милы стало пусто. ...Гнетущая пустота. Она всё ещё следила за куполом
как зачарованная - отрешённо и настойчиво.

...У подступов всё смолкло. Восклицания неслись уже из замка.

В большом зале - пир... Но нет сил спуститься.
____________

Она уже давно сидела на полу башни... ничего не удерживала... кроме
слёз, заполнивших её глаза.

Уже восток озарили солнечные лучи, освещая недавнее поле битвы.
Нужно бы спуститься вниз, ко всем, ...но нет желания, ...нет сил. Его ...нет.

Появился Дамблдор. Единственный, наверное, кто сейчас вспомнил о ней.
Он присел, опершись спиной о каменную стену.

Он сидел рядом и долго ничего не говорил, будто понимал, что она не сможет ничего сейчас сказать
от сдавившего горло рыдания.
- ...Северус мне рассказал о непреложном обете,
который Тёмный Лорд дал тебе. Я ...признаюсь, был потрясён, - очень тихо проговорил Дамблдор. -
Похоже, не всё мне было известно о нём. ...Опрометчивый и совершенно необдуманный поступок совершил он,
дав тебе эту клятву. Которая, скажем честно, всем нам очень помогла. Она ослабила его, бесспорно.
Простишь ли ты, что я не смог ...и не могу тебе ничем помочь?


Больше Мила не выдержала и разрыдалась.

- ...Простите, - попыталась оправдаться она, утирая слёзы. - Я стала до крайности сентиментальна.
...Мне его ...очень ...жаль, - еле слышно сказала она.
- Может быть кто-то тебя и осудит, - сжав в своей ладони руку Беневолентии,
проговорил грустно Дамблдор. - Но только не я. ...Когда я победил Грин-де-Вальда, того,
к кому всегда был привязан как к другу, я чувствовал то же. ...И сейчас чувствую.
...Кто знает, может быть, Тёмный Лорд, в твоём лице, получит оправдание для своей души
перед Создателем Мира.

- Я... побуду тут? - тихим срывающимся голосом, попросила Беневолентия.
- ...Да, конечно, - так же тихо ответил Дамблдор, тяжело поднялся и ушёл.


47.

Незаметно, в густой тоске, прошёл год.

Малфой, как только был оправдан, стал навещать Наследницу.
Дамблдору пришлось сообщить министерству о тайном содействии Малфоя и Снейпа
в укреплении купола устроенного Милой Беневолентией.
И теперь, в некоторой степени, поощрял визиты Люциуса к ней.
Это оказалось бесполезным. Она почти ни с кем не общалась,
всё своё время посвящая изучению книг и совершенствуясь в навыках волшебства.
___________________

Настала весна. Хорошее время года.

Ранним утром Рози выбралась за окраину Хогвартса, чтобы собрать свежих первых цветов.
Эти цветы доставили истинную радость Миле в день Фрея и Фрейи.
Однако, грусть не покидала её. Она уж и не знала в какой момент и почему... - грустилось неосознанно.

Когда Рози ушла, Мила взяла стеклянную вазу и только налила в неё воду,
чтобы поставить в неё цветы, как через окно спальни пролетел ярчайший, будто солнечный лучик!
Он живописно обернулся вокруг её запястья и замер.

Это было столь быстро и красиво, что оказалось приятной неожиданностью.
Когда браслет принял статичную форму янтаря, она, приподняв руку, заметила,
что на нём проступили играющие пламенем письмена.

" Я буду ждать тебя всегда. Люциус." - значилось в них.

- Люциус... - с приятной растерянностью, произнесла она.
Хотела снять этот красивый браслет и положить в шкатулку со "стражем", но передумала.
В самом деле, это было трогательно. Только печаль о Томе, именно о Томе, не оставляла её... Ей не было конца.
Она не собиралась анализировать эти чувства. Это было слишком сложно, слишком тягостно...
Победа добра над злом не доставила ни малейшей радости.
Месть оказалась самой ничтожной и глупой вещью в этом мире.
Теперь, когда исчез весь смысл существования, когда не с кем было бороться...

На самом деле и в мире волшебников ничего не изменилось.
Добро и зло продолжало существовать и действовать как всегда.
Маги старались не вмешиваться в жизнь магглов. Те, в свою очередь, презирали их -
по разным причинам - или, опасаясь, избегали.

Всё же маги были счастливы.
Но и солнечная радость со временем вошла в привычку, всё больше
походя на хорошие серые будни.

А Рози обликом напоминала своего отца.
Не зная о своём происхождении, была привязана к любимой покровительнице.



* * *
Все спешили к праздничному обеду.
Миссис Ёли с домовыми эльфами должны были порадовать фруктово-овощными пирогами и пряными чаями!

По пути Мила решила прогуляться по холлу. И, таким образом,
зашла на один из верхних балконов. Оттуда была видна вся округа, а душистый ветерок
согретый золотисто-серебряным солнцем в прозрачном голубом небе без единого облачка,
бодряще овевал лицо, шевеля ей волосы.

Мимо пролетела сова и бросила конверт, который плавно спланировал прямо в руки Беневолентии.
В конверте оказался всего лишь молодой побег сосновой веточки. Но что это была за веточка!
Как только она оказалась в её ладонях, тут же, окутавшись мягким зеленоватым светом,
превратилась в чудесный, прозрачный, густо-зелёный камешек с тончайшим ароматом хвои!..
( На конверте значилось, что это чудо прилетело от Северуса. )

- Не знаю, от чего вдруг такое внимание, Северус, но приятно, - рассудила Мила.

Скоро печаль опять охватила её. Он мог бы тоже... Но ей не нужно ничего, лишь знать, что Он Есть...
Мила перегнулась через перила балкона... От ветерка и запаха весны носимого по двору,
стало вдруг легко и безразлично - ...как надоела эта тоска.
...Разжала руки.

В самом низу раздался звонкий грохот, будто что-то железное упало на каменные плиты.

Мила резко выпрямилась и отскочила к стене.
- ...Дурацкий меч, - чуть не плача, простонала она. - И почему Филч не следит за этими доспехами?

Она опять подошла к перилам и осторожно глянула вниз. Шелохнулась травка,
будто змейка метнулась в тень... Мила медленно выпрямилась.

- Меч Гриффиндора... работы гоблинов... Вбирает в себя сущность всего
с чем соприкасается, - вдруг осенила её яркая догадка. - Вбирает и отдаёт...
Сущность... Душа - это сущность в чистом виде! Три крестража!

Голова её мигом прояснилась, сердце готово было вырваться наружу.
- О, Боже, Том! Ты настоящий сказочный Змей - отсеки одну голову
и вырастет две, - Мила зажала рот руками, желая подавить радостный смех.

Как вернуть его? О, она уже знала...
Добыть первоначальный астральный облик Тома... - да это она смогла бы и без силы Ровены.
Восстановить тело? Даже капля крови Рози в этом поможет. Она и не заметит.
...Труднее всего будет взять у Дамблдора меч, являющийся теперь крестражем
и вмещающий в себя три осколка души Тома Реддла.

"Где сейчас этот меч?
Если у Дамблдора, то он никогда не даст его. Нет сомнений,
что он прекрасно знает ЧТО произошло. Не может не знать.
Он предпочтёт держать Лорда в заточении, как и своего друга Грин-де-Вальда.
...Дамблдор не убивает.
...И я не могу", - мысли в бурном потоке сменяли одна другую.

- Приятно тебе, Том, зависеть от моего решения? - в голос спросила Мила.

От печали не осталось и следа.
- Как говаривала любимая мною Изма, - сжимая пальцами перила балкона, уже
вполголоса продолжила она, - если я, когда-нибудь, верну тебе твой чудный облик... - а я это сделаю - постарайся соответствовать ему.

* * *
Мисс Беневолентия наконец вошла в пышущую ароматными пирогами залу.
Все учителя и ученики собрались в нём и наслаждались кушаньями.
Хотя Дамблдор, утирая губы после вкушения чудного пирога, только встал из-за стола дабы произнести речь.
Северус важно сидел рядом с ним.

После обеда Мила улучила момент и встретилась взглядом с Дамблдором.
- Он жив? - еле слышно спросила она.
Дамблдор ответил проницательным взглядом и в них мелькнуло уверенное согласие.
- Хороший сегодня день, не правда ли? - загадочно вопросил он и проследовал дальше.

Да! Впервые у неё был такой счастливый весенний праздник!

К вечеру наследница уже была в его кабинете.

- Я прекрасно понимаю твои чувства, - говорил Дамблдор. - Ты его полюбила.
Я с самого начала был уверен, что ты и Том не просто наследники. ...Почти уверен.

Когда Северус поведал мне о тебе и Волан-де-Морте, о непреложном обете...
Сердцем я понимал, но ум отказывался верить. И ты уж прости меня, старого олуха...
Когда ты, однажды, уехала на ночь в Лондон - я последовал за тобой. Я видел вас.
...Несомненно, Том ...полюбил тебя, так ...отчаянно.
Но неужели ты хоть на мгновение верила, что Волан-де-Морт вдруг полностью изменится
и заживёт с тобой тихой, спокойной, семейной жизнью?

Мила не отвечала, закрывая лицо руками.
Наступившую тишину нарушали лишь странные, разнообразные приборы - жужжа
и попыхивая на столе и полках. Заходящее солнце наполняло комнату розовыми сумерками
в уже сгущавшейся синеве.

- Нет, - между тем продолжил Дамблдор. - И вот что я недавно понял.
Такие как Том Реддл нужны всем нам. Они необходимы. Нам нужны идеи, устремления,
то, ради чего можно сплотиться, узнать цену всему. Иначе, общество погрязает в рутине,
оно загнивает... и начинает мельчать.

...Поверишь ли, но уничтожая кольцо-крестраж, я совсем не вспомнил о свойствах меча Гриффиндора.
Это поистине замысловатая вещь!
При этом я отчётливо понимал, что меч вобрал в себя яд василиска и отдаст его при необходимости.
Яд разрушит оживший под действием души крестраж. Предмет содержавший эту душу будет убит сутью этого яда.
Но о том, что он должен тут же что-то в себя вобрать, суть разрушаемого предмета... душу, оживившую его - я не вспомнил.
...Осколок души был бы благополучно освобождён, используй я другое средство.

...Материальный яд василиска не может действовать на нематериальную душу.
А потому я не знаю, что стало с теми осколками души, которые были помещены в дневник и диадему.
Возможно, в тот момент они вернулась к Тому...

Вот если бы взгляд василиска. Может быть-может быть... - Дамблдор с каким-то смущением умолк,
остановив дребезжащий волчок на своём столе. - И только когда был разрушен крестраж-медальон
и Гарри вернул меч гоблинам, когда я понял, что меч уже не в моей власти...
Только тогда я осознал всё значение происходящего.

Добро и зло неразлучны, одно не может существовать без другого, - Дамблдор вновь помолчал. - ...Потому,
я не стал искать отданный меч. ...Не сейчас и не я это сделаю. Он жив. Но подумай,
прежде чем разыскать его.

...Конечно, Салазар не достиг желаемого. Но ты... получила что хотела. Отомстила за себя
и защитила Хогвартс. ...Пусть любовь превратилась во зло, но такова жизнь. Всё же,
для многих сей факт оказался благом.

Волшебник вновь умолк, будто слушая усыпляющие звуки своей комнаты.
- ...Обещай мне не трогать меч, - серьёзно потребовал он минуту спустя.

Мила искоса взглянула на него, слегка улыбнувшись.
- Обещаю, - без тени сомнений ответила она.
Но что-то очень лисье промелькнуло во взгляде и это не ускользнуло от Дамблдора.


Продолжение следует...

@темы: "Наследница Ровены".(46-47) - фанарт