глава 44.
Уже занимался рассвет, когда Тата получила письмо с посыльным от Тейе.
"Дорогая Тата, - сообщала она, - я должна была вернуться в храм обязательно. Но я выполнила твою просьбу сполна. Всё же, я не смогла привести тебе царицу потому, что она была на корабле с моим повелителем Сияющим Наннар-Сином. Подробности расскажу потом.
Тем не менее, хочу тебе сообщить ещё более важную весть, если ты до меня ещё её не узнала. Твой муж Хеб, сегодня ночью говорил с нашей верховной жрицей. Похоже, что он в невыразимом исступлении. Верховная жрица согласна взять тебя в услужение. В наш храм. Совершенно очевидно, что Хеб сделает тебя младшей жрицей Изиды.
Тейе."
Тата скомкала дрожащими руками пергамент и зашвырнула его в распахнутое окно. Обречённо, она опустилась на шёлковый топчан...
Дверь с шумом распахнулась и в комнату влетел Хеб. От неожиданности Тата подскочила. За Хебом вбежал слуга.
- Закрой дверь! – немилосердно приказал слуге эвен и слуга покорно удалился, плотно прикрыв створки.
Тата молчала, в её голове стучала кровь, как в большой барабан. ...Хорошего не ожидалось...
- Как ты могла такое допустить! - прогремел верховный жрец.
- Я сама не знаю... - было ясно, что Тейе права и Ра уже побеседовал с её мужем.
- Ты могла лишить меня всего! - Хеб сжал руками свой лоб, будто боялся, что он лопнет. - Никто! Никогда, не позволил себе войти в чужой дом без разрешения, тем более в дом одного из богов! ...Твоя голова забита вожделением к дингиру Маху, местью Рамзесу и только о них ты думаешь! Ты могла потерять сына, чуть не лишила меня положения в обществе... Твои постоянные влюблённости – это позор!!! – Хеб так яростно ударил рукой о деревянную тумбу, что она отъехала в стороны.
- ...Откуда ты знаешь ...о Махе? - почти простонала Тата. Хеб горько расхохотался.
- Кто сказал? Твои мысли мне сказали, – он взглянул ей в глаза.
- Ты прочёл мои мысли!? - возмутилась Тата.
- О, они же просто гонялись за мной при каждой нашей встрече... Они... требовали. Я был вынужден их осознать! – опять вскричал Хеб.
Тата, как подкошенная, опустилась на топчан и, закрыв лицо ладонями, заплакала.
- …Ты мне больше не жена, – ровно сказал Хем Нетер. - Собирай всё необходимое. У тебя есть три варианта. Можешь идти куда хочешь, без моей опеки. …Но, не советую. …Можешь возвращаться на Родину, я договорюсь с Ра. Или... станешь младшей жрицей Изиды.
- Хеб, я исправлюсь! Ведь больше никто не знает. Я клянусь, что исправлюсь! – с мольбой обратилась к нему Тата.
- Никто не знает? Знает Лада, знает Рамзес, знает Ра, знает Мах и главное - знает болтливая Тейе!
- Ты не можешь так поступить со мной!
- Не могу? Ты думала, что моё терпение безгранично? Я простил тебе Рамзеса. …Я бы простил тебе, …я бы смирился, если бы сам Мах хотел тебя... Но вожделеешь ты!
- ...Мне не нужна твоя помощь, – Тата гордо выпрямилась. Я буду жить сама по себе.
- Не советую, – уныло усмехнулся Хеб. - Народ в душе не любит падших хозяев...
- Но я не могу вернуться домой… Я не могу оставить сына, - сорвавшись на писк, взмолилась униженная женщина.
- Собирайся. Ты будешь жрицей Изиды. ...Я сглажу возможные слухи. Все решат, что ты сознательно посвятила себя богине, а не тому, кто иногда живёт в её доме. ...Ты будешь видеться с сыном. ...Когда пожелаешь, – сказав это, Хеб решительно вышел, оставив Тату невыносимо опустошённой.
Тата просидела не шевелясь, до полудня, будто в трансе. Она ничего не собрала, да и не нуждалась ни в каких благах.
...Предательство Лады, …отказ Хеба, - гнев и обида переполняли её так, что от возможности дико заорать её отделял лишь один человек, который бы мог, вот сейчас, обратиться к ней и вывести её из этого ступора. ...Но её никто не тронул до самого вечера. Тата слегка взяла себя в руки. Очень кстати, поскольку именно вечером ей предстояло, насовсем, уйти из дома.
Вошла служанка и тихо сообщила, что её одежда собрана и носилки ждут у порога. Тата молча поднялась. Поплелась как привидение, через весь дом. Остановилась и вошла в комнату к сыну.
- Куда ты, мама? Папа сказал, ты уходишь? – мальчик большими глазами смотрел на неё, когда она перестала его обнимать.
- Я буду жить в другом доме, у Изиды. Недалеко от сюда, - смогла улыбнуться Тата.
- Ты хочешь стать жрицей? - мальчик был явно вдохновлён. И Тате понравилось это.
- Да... Да, очень хочу. Это большая честь служить Изиде.
Вошёл Хеб и остановился в дверях с невозмутимым видом. Тата обернулась к нему, но взгляд его не дрогнул. Повернулась опять к сыну, поцеловала малыша и прошествовала мимо мужа совершенно достойно.

Тату приняли с почтением, как ни странно.
Сама верховная жрица показала ей её келью, где была уже приготовлена вода для вечернего омовения и ужин.
Но… Тата не смогла притронутся ни к чему. И до поздней ночи проходила в красивейшем саду храма с водоёмом, усыпанном лотосами, отражавшем в своих водах невероятно огромную сегодня луну...
«Чей свет колышется на водной глади, как волосы Маха...» - усмехнулась Тата, не сводя с этой красоты своих заплаканных глаз. Лишь под утро она смогла вернуться в своё новое жильё и забыться тревожным сном.

глава 45.
Утром Лада тщательно оделась и, вместе с Анукет, вышла к завтраку.
Рамзес уже был там. Видимо он вернулся на рассвете и уже успел омыться с дороги и переодеться в свежую одежду. Он сидел рядом у стола и ожидал, пока слуги расставят блюда. Малышка Анукет, увидав отца, восторженно бросилась к нему взобралась на колени.
- Ты давно вернулся? - наклонившись, Лада поцеловала мужа.
- Совсем недавно, - ответил Рамзес. Поцеловал Анукет и, передав её служанке, встал. - Пойдём. Мне нужно с тобой поговорить.
Они прошли в малый приёмный зал. Лада, с покорным смятением, следовала за ним без расспросов. Отослав дворцовых стражников, стоявших у дверей, на кухню, Рамзес закрыл двери.
Что случилось? - не могла сдержаться Лада, проследив, как муж садится на свой трон из зеленовато-голубого гладкого камня.
Хочу тебе сообщить, что Тата и Хеб больше не муж и жена. Хеб отказался от неё, – не сводя с жены глаз, сообщил Рамзес без предисловий.
- Что?! – Лада всмотрелась в мужа, в надежде понять, знает ли он о том, что Тата её вчера бросила одну и что сама она была на корабле Маха. Но, похоже, Рамзес об этом был не осведомлён... – Как же так?
- Видимо, ему надоели её похождения, – Рамзес на мгновение смутился и бегло прикрыл пальцами рот.
- …Ч-что? - неуверенно переспросила Лада.
- Ты знаешь, не удивляйся. ...Мах и Тата...
- Ты и Тата… – добавила Лада. Рамзес, от неожиданности, вздрогнул, но Лада не заметила.
- Хеб знает? – Лада на мгновение представила, что может чувствовать сейчас Хеб и она его …понимала.
- Да, он знает давно.
- Это возмутительно! - неожиданно для себя обиделась Лада. Рамзес в удивлении вскинул брови.
- Возможно, он бы и дальше молчал и терпел... но то, что произошло вчера, было последней каплей.
- Значит, Ра уже всё рассказал?
- Да, - коротко ответил Рамзес. Лада жалобно отвела от него взгляд.
С большого открытого балкона повеял прохладный ветерок, принося откуда-то с собой запах сухого сена.
- ...Что же теперь делать Тате? – размышляла Лада.
- Хеб уже позаботился. Её с радостью примут в дом Изиды, – с выражением сообщил Рамзес. - Она станет жрицей и будет в почёте.
- В почёте? В каком это ещё почёте?
- Когда главная жрица Изиды узнала, что Тата была близка с одним из их божественных хозяев, то была просто в восторге. Это такая честь! – Рамзес откинулся в своём кресле. Лада была уверена, что ему сейчас смешно от этого факта. И она одарила мужа умилительным взглядом.
- Это здорово... - Лада заломила руки и стала ходить по комнате взад-вперёд. - Зачем... зачем он рассказал им?
- Он был вынужден рассказать то, что знает. Объяснить причину, почему Тата будет жрицей именно в доме Изиды, в то время как она и так является женой самого влиятельного жреца в Та-Мери.
- То, что знает? - тихо повторила Лада. - Тогда он должен знать и то, что Мах... Он... он не хочет... продолжать... – Лада не могла найти подходящие слова.
- Какая досада... - опять усмехнулся Рамзес и, подперев рукой голову, стал с интересом наблюдать за женой.
- Зачем выставлять напоказ? – не понимала царица.
- Не переживай, – знающе осведомил муж. - Это секрет жриц. Хеб молодец, что решился на это признание, во благо Таты. ...Иначе, она была бы заурядной жрицей, которая должна подчиняться всем сколько-нибудь стоящим выше неё по чину. Ей нужно было бы много работать... К чему Тата, скажем честно, совершенно не приспособлена... Вдобавок к этой благодетели, она сможет продолжать воспитывать сына, - Рамзес говорил размеренно, по-прежнему следя взглядом за женой. Лада остановилась.
- Когда она переедет в храм?
- Вот прямо сейчас, - ответил Рамзес и поднялся с кресла.
- Тогда, я должна её навестить!
- Я голоден, - ответил её муж, открывая двери и кивком головы приглашая Ладу на выход. - Навестишь завтра. Не уверен, что твоё появление там будет принято как благо.

глава 46.
На следующий день Лада уже не спешила в храм Изиды. Масса противоречивых сомнений одолевала её с самого вчерашнего утра. Она многое обдумала и вдруг, стала осознавать себя той, о которой говорил Ра, как будто прорвалась запруда эмоций. А далее, совсем другой - новой – не Бастет и не прежней Ладой - со всем прошлым, настоящим и будущим. Как ни странно, осознание себя принесло успокоение.
В храм Лада пришла уже за полдень. Её встретил привратник и, проведя в красивый зал, извинившись - оставил одну.
Не успела, однако, Лада осмотреться, как в зал благоговейно вбежала стайка прелестных жриц, сопровождавших верховную жрицу Изиды Анес.
Жрица, величаво, низко поклонилась столь знатной гостье.
- Рада приветствовать ваше величество в нашем храме, - доброжелательно сказала она и изящным жестом руки пригласила Ладу присесть на широкий резной стульчик, отделанный нежным шёлком.
Посреди зала стояла всё так же прекрасная статуя Изиды, усыпанная свежими цветами. Чудесные цветущие лианы оплетали арки окон, через зелень листвы пропуская в комнату солнечные лучи и наполняя её приятным изумрудным светом.
Как только Анес и царица уселись, девушки так же опустились на мягкий коврик у ног статуи. Среди них оказалась и Тейе, которую Лада сразу не заметила.
- Вы, верно, желаете встретиться с нашей новой жрицей? - любезно поинтересовалась Анес.
- Да. Именно за этим я и пришла, - доброжелательно подтвердила Лада. Но хрица, неловко улыбнувшись в ответ, мимоходом взглянула на Тейе. - Я могу её видеть?
Анес явно что-то смущало. Но она не могла отказать царице, а потому, жестом указала одной из жриц на дверь.
- Но госпожа Анес! - вдруг неожиданно и несдержанно воскликнула Тейе, чем вызвала к себе всеобщее внимание и от этого, смутившись, она потупила взор.
Лада удивлённо посмотрела на неё, потом на Анес, совершенно не понимая причины столь открытого возмущения... - "Если только…"
- Не хочет меня видеть? – произнесла вслух царица. По опущенным глазам хозяйки, что совершенно не вязалось с её возрастом, Лада поняла, что это так. - С чего вдруг такое заступничество и протест... потакание прихотям?.. - открыто возмутилась царица.
- ...Госпожа, - Анес собралась с духом, – мы очень рады, что среди нас появилась женщина, приятная нашему хозяину... – жрица запнулась, её глаза немного бегали, она нервно обдумывала слова. - ...Мы не хотели бы её сейчас ничем обязывать, тем более теперь, когда она ...неважно себя чувствует... И... мы все очень надеемся, что поселив в этом доме милую сердцу нашего дингира женщину, угодим божественному Маху. И наш хозяин станет чаще бывать в своём доме. Иначе, его дом превратится в место для народного ритуального паломничества! - Анес искренне негодовала. Её глаза стали выражать честное раздумье и намерения.
- Но ведь это не просто дом Маха, - мимоходом, взглядом пробежавшись по лицам жриц, Лада поняла, что её простое панибратское выражение об их божественно хозяине сильно напрягло их, - ...но и памятное место. Люди имеют право оказать почтение уважаемой ими богине, - напомнила она.
- Это так, - грустно согласилась Анес. - ...Но, дом без хозяина — пуст... - она отошла к увитому цветами окну. Без сомнения, эта проблема волновала её до глубины души.
- ...Что ж, - тихо сказала Лада, - я понимаю вас. А по какой же причине моя подруга не желает встретиться со мной? Каким образом в этом желании замешана я?
- Почему не хочет? - переспросила Анес и повернулась лицом к царице. Лада тоже встала, чувствуя, что мысли её покинули, в голове появилась сплошная пустота.
- Почему Тата не хочет меня видеть? – чётко повторила она вопрос, испытывая всё возрастающий гнев. - Надеюсь, вы у неё поинтересовались?- Жрицы переглянулись и опустили головы. Тейе заёрзалась на коврике, - Тейе!?
- Да... – тихо вступилась Анес за свою подопечную. - Да... конечно... Мы все женщины... и понимаем, как неприятно порой, когда выбирают не нас, - жрица сжала пальцы своих рук. Лада не совсем понимала смысла её слов. - ...Тем более, когда выбирают стоящую ниже... - жрица-хозяйка уже сплела пальцы рук достаточно туго и оглядела потолок, будто ища там подсказку. - Вас избрал сам Великий Ра. Вы гордая царица, купающаяся в лучах его славы и величия его наместника. Наверное... и наш божественный господин Мах, соратник божественного Ра, должен был не обделить вас... - Анес опять стала напряжённо обдумывать слова.
Лада не в силах была прервать её. Она чувствовала, что от понимания мысли Анес, начинает словно прирастать к полу.
- Мы все это понимаем! – между тем продолжала оправдывать её Анес. - Никто, никто вас не осуждает. Это простое женское чувство... Такова наша природа. ...Но, иногда, полезнее её сдерживать. Ведь...
- Довольно, - Лада оборвала эту витиевато-лживую речь. Всё было слишком... Слушать наглое враньё и стоять тут, как провинившаяся девочка. Анес закрыла глаза, будто ожидала последующего наказания. Жриц вообще не было слышно, что они делали – Лада не видела. - ...Вы правы. Иногда полезнее сдерживать свою природу, - царица подобрала край упавшего с плеча невесомого палантина. - Надеюсь, ваш план осуществится и этот дом будет процветать.
Лада гордо развернулась и направилась прочь. Более она здесь задерживаться не могла - слёзы наполнили её глаза. Она боялась, как бы не расплакаться прилюдно, что можно было бы расценить как признание своей вины.
В дверях она почти столкнулась со жрицей, посланной Анес за Татой. Жрица отскочила, прижалась спиной к стене. Лада не обратила на неё внимания. Как не обратила внимания и на другую, закрывавшую ладонями лицо за колонной...
Тайная дингирсаль поспешно вышла на освещённый розовыми лучам солнца холл, где была настигнута опомнившейся Анес.
- Госпожа! Госпожа, я не желаю причинить вам оскорбление! Прошу, поймите меня... - лепетала она, спеша за царицей.
- Не провожайте меня, - резко ответила ей Лада и сбежала вниз по ступенькам.
Слуги отдыхали в тени деревьев. Они не ожидали раннего возвращения царицы и неловко повскакивали. Верховная жрица осталась стоять на ступенях храма, в её глазах читалось сомнение. Она стояла так до тех пор, пока Лада не скрылась за воротами двора храма Изиды.
Жрицы подбежали к Анес и молча остановились рядом. Тейе утешала Тату...

Стоит ли говорить, насколько расстроенной вернулась во дворец дингирсаль. А самое вероломное и досадное было то, что она не могла никому сказать правду. И теперь, в глазах окружающих, она будет выглядеть именно так, как сказала верховная жрица Изиды - завистницей избранницы Маха.
Лада выпроводила верную служанку и закрылась в своих покоях одна.
- Я хотела лишь помочь! Я бы не стала мешать им... – упалв на постель, она от души расплакалась. Такого поворота никак не ожидалось...

глава 47.
Прогуливаться с малышкой Анукет по утреннему саду, такому прохладному в эту осеннюю пору, но насыщенно зелёному, Ладе было необыкновенно приятно. Это напоминало родные края и что-то под ложечкой защемило от тоски по дому. Как никогда, она почувствовала себя одинокой.
За все четыре месяца, минувшие с того памятного дня, когда она побывала в храме Изиды, Тата так и не раскаялась в той лжи, которой она покрыла имя своей подруги. Видимо Тата была полностью уверена в своей правоте. Лада поначалу всё порывалась непременно встретиться с ней и рассказать правду... но зачем? ...Поймёт ли её Тата, поведай она о чувствах Маха?.. Отнесётся ли к ней лучшим образом? Наверняка, Тата ещё более обозлится ...
Хеб ограничивался лишь короткими приветствиями на пути Лады в библиотеку. Храм теперь охранялся жрецами на много сильнее - не показываясь на глаза, жрецы постоянно следили за приходящими. Нельзя было не заметить отчуждения, с которым встречал её Хеб. И она его понимала вполне…
... Ни Ра, ни Мах не появлялись в городе... будто исчезли. Временами в небе, Лада замечала пролетающие со скоростью падающей звезды золотые диски богов... но ни один из них не останавливался за городом. И всё что происходило, стало теряться где-то далеко в сознании... словно фантастический фильм. И лишь её пребывание в Древней Та-Мери указывало, что всё было в реальности. Она ловила себя на мысли, что тоскует о встрече... с Ра. ...И мил ей стал Мах.
Она по-прежнему любила Рамзеса, который всё так же любил её - не было сомнений. Но, он постоянно был занят чем-то важным. У него почти не было времени на общение с женой... А если бы и было – могла бы она рассказать ему о том, что случилось? О своих чувствах и ...намерениях? Да и это намерение побывать на Сотис… Той Сотис, о которой сказал Ра. Там, где находится её прежнее тело... Посмотреть на него, чтоб убедиться, чтоб точно знать... Эта мысль, остававшаяся далеко... неуверенная...
Чем дольше Ра и Мах не давали о себе знать, тем навязчивей становилась эта идея... – нестерпимое желание встречи с ними!
Лада улыбнулась дочери, которая убежала вперёд и сорвав красивый цветок, махала и кричала маме, чтобы та порадовалась вместе с ней. Она помахала малышке рукой. Анукет подбежала и Лада вплела цветочек в мягкие волосы девочки.
- Мама, я хочу пить, – оперевшись на ногу мамы, потребовала деаочка.
- Пить? – Лада поцеловала её. - Ну, тогда давай возвращаться. Дома ты попьёшь всё что захочешь.
- Скажи, пусть принесут, - закапризничала малышка, не желая возвращаться так рано.
- Пойдём-пойдём, – Лада попыталась встать с колен, но милая Анукет одёрнула её за платье.
- Скажи, пусть принесут! – настойчиво потребовала она.
- Я что, кричать должна? Видишь, мы одни, - стала уговаривать дочь Лада. - Пойдём, я ещё хочу поговорить с твоим папой.
- С каким? - невинно, рассматривая цветочек в косичке, вдруг вопросила Анукет.
- ...Что значит, с каким?
- Няня со служанками говорили, что у меня другой папа. Они говорили, а я слышала. ...Они говорили шёпотом, потому что это секрет, - Анукет улыбнулась и кокетливо откинула косичку за спину.
Лада, всё ещё сидя на корточках, только могла ошарашенно моргать, даже не представляя, что она может на это ответить.
- У тебя только один папа - фараон Рамзес. И не слушай никаких дурацких сплетен! – выпалила Лада, удивив этим девочку.
"Только ещё этих сплетен мне не хватало", – яростно подумала Лада, взяла Анукет за руку и потянула её, еле поспевающую, во дворец.
- А... а бог Ра? - уже игриво, перепрыгивая через камни мощёной садовой дорожки, спросила Анукет. - Он не мой отец?
- Нет.
Так они – нервная Лада и задорно прыгающая Анукет - вошли во дворец.
- Расскажешь сказку? – Лада шла на кухню, а Анукет неугомонно скакала рядом.
- Не сейчас.
- А когда?
- Потом.
- Когда?
- Вечером.
- Почему не сейчас?
- Потому, что я хочу поговорить с твоим отцом, – напомнила дочери Лада.
- С каким?
- С тем, что каждый день с тобой, – сохраняя спокойствие, ответила Лада.
- А с другим?
- А другого у тебя нет.
- Ничего подобного, он же сегодня прилетел!
- ...Ч-что? - взвизгнув от неожиданности, остановилась Лада. - Это тебе кто сказал?
- Хеб, – спокойно ответила девочка. – Я сегодня утром с папой сидела, помнишь? И к нему Хеб заходил с Хенсу.
- Да. И что дальше? – по-прежнему сохраняя спокойствие, спросила Лада.
- Хенсу такой хороший! – воскликнула Анукет - Правда, хороший? Тебе он нравится?
- Очень, - нетерпеливо ответила Лада. - Что ты хотела ещё сказать?
- Ах, да... – Анукет по-деловому подперла ручкой бок, а другой стала рассудительно жестикулировать. - Хеб сказал, что вчера вечером прибыл бог Ра.
- И что? - надеясь, что Ра передал что-то Рамзесу, нервничала Лада.
- Больше ничего. Папа передал Хебу несколько тугих свитков.
- Ничего больше не говорили… о боге Ра?
- Нет. ...Мама, так бог Ра мой папа или не мой папа?
- Не твой, – Лада взяла за руку дочку и повела её дальше.
- А почему служанки так говорят?
- Дуры, твои служанки. – Это казалось немыслимым. …Сделать из неё ублажительницу богов.
Лада открыла дверь на кухню и к ней тут же подбежали две кухарки.
- Дайте ребёнку попить и пусть идёт с няней в свою комнату, - скомандовала царица-дингирсаль.
Одна из кухарок поднесла на золотом подносе хрустальный графин с соком, налила в хрустальный бокал, отпила и только тогда протянула принцессе.
Лада всё же подождала, пока вторая кухарка позвала няню и та пришла. И только потом убежала к себе.
Переоделась в скромное платье и, взяв с собой Нуит и одного стражника, пешком отправились в храм Единого Бога.

@темы: "Атум".44-47