глава 36.
Идя по городу, Тата молчала. Уже было слишком темно. Лада тоже не хотела говорить. Обе обижались друг на друга.
- Неужели нас никто не ждёт… - нарушила тишину Лада.
- Может… просто не знают, когда мы будем? – отвечая через силу, предположила Тата.
- Не думаю…
- В прошлое моё путешествие, Ра тоже ничего не сообщил Хебу.
- Почему он так делает? – с обидой вопросила Лада.
- Может быть хочет, чтобы мы пришли в себя, таким образом? …Без лишней суеты?
- Оправдание не очень… Эгоизм.
Первым делом они зашли в храм, где их встретил Хеб. Он уже был осведомлён об их прибытии. Подруги переглянулись.
Хеб почтительно поклонился вновь прибывшей царице, спросил об их общем самочувствии и только после этого обнял жену. Она прижалась к его груди. Ни чем при этом не смутившись. Лада со вздохом отвела взгляд в сторону, почувствовав неудобство от этой фальши.
- Тебя, госпожа, ждут рабы, - обратился к ней Хеб, - Рамзес ждёт с нетерпением.
- Отлично! – от облегчения слишком громко воскликнула Лада, не желая участвовать в этом обмане подруги. - Тогда я пойду?
- Я провожу тебя, – поспешила Тата, и Хеб указал рукой, куда нужно идти.
Как и сказал жрец, во дворе храма уже ждали слуги с удобными, почти прозрачным паланкином. Как только Лада появилась, рабы разом встали. Они склонились в покорном ожидании.
- Как ты думаешь, будут ли у меня проблемы? - тихо спросила Тата, когда Лада уже была готова отбыть.
- Какого рода?
- Ну, такого... – Тата мельком провела ладонью по своему животу.
- Ах, вот что! - Лада по-настоящему не знала что ответить.
- Как ты думаешь?
- Не знаю, Тата... Я уверена, что ты не забеременеешь. ...Но, на всякий случай, будь как можно внимательнее к своему мужу. И если что... всё можно скрыть. ...Я надеюсь, - добавила Лада, прикинув, насколько разные по виду Хеб и Мах.
- Что же, не буду тебя задерживать. ...До встречи.
До встречи.
Носильщики двинулись в путь.
Недолго постояв, Тата вернулась в храм, где её ждал муж. Ей не терпелось поскорее попасть дамой и наконец увидеть своего маленького сына.

Подошли к дворцу. ...Всё торжественно, всё было украшено огнями. Двор не спал. Царицу несомненно ждали.
Повозку поставили и Лада, отодвинув полог, выглянула, прежде чем выйти. Рамзес её ожидал на нижней террасе с Менкаурам и служанкой, на руках которой сидела маленькая Анукет.
Увидев маму, дети огласили двор радостными криками, а Менкаура бросился к Ладе. Служанка была вынуждена побежать за ним, поскольку девочка хотела тоже вырваться из её рук. Лада несказанно обрадовалась и немало удивилась тому, что Анукет её не только помнит, но и любит...
Рамзес подошёл, когда Лада обнимала и расцеловывала своих детей. Она была так счастлива, что не обратила и внимание на собранную сдержанность мужа. Он поцеловал её и предложил немного отдохнуть. Переодеться, к праздничному ужину в семейном кругу.
На самом деле Лада не рассчитывала, что её станут встречать с такой теплотой. Однако, едва она могла привести себя в порядок, поскольку дети ни на секунду не оставляли её. Сказать, что Лада была обрадована этим – не сказать ничего. Но Рамзес только присутствовал…
Таким образом прошёл и ужин. Рамзес говорил очень мало, но глядя на радость детей, уже был вполне благодушен.
После ужина Лада отвела детей в спальни. Когда же они, наконец, уснули - ушла к мужу. Чувствовала, что разговор будет сложным. …И как же она этого не хотела!
Рамзес ожидал её на балконе. Лада тихо подошла и обняла его со спины. Он повернулся, обнял и... стал целовать её так, словно ждал этого всю вечность. Лада отвечала ему не меньше: «Я очень, очень сильно люблю тебя...» - не переставала она шептать.
Вышли в сад и Ладе пришлось рассказать всю свою историю, причину, по которой она тогда ушла. Но не сообщила, как жила это время, о чём думала...
- Ты знаешь... - напряжённо сказал Рамзес, – Ра и ты...
«Ну нет… - мелькнула решительная мысль, заставившая Ладу действовать, – только не сейчас.»
- Анукет меня очень удивила! - оборвала она речь мужа. Она никак не хотела думать о другом. - Я не понимаю, как она, такая маленькая, помнит меня?
- Мне пришлось потрудиться... - ещё не отойдя от эмоции, с которой он хотел высказаться о ней и дингире, жёстко пояснил Рамзес. - И создавать твою иллюзию.
- Иллюзию? - Лада резко остановилась и, забежав вперёд, взяла его за руку. - Это как?
- А ты не догадываешься? – наигранно и наивно, спросил Рамзес. – Столько времени в библиотеке…
- Пожалуйста, Рамзес… - попросила Лада и крепко сжала его ладонь. – Я так рада, что опять с вами…
Рамзес вздохнул и посмотрел на большую полную луну, которая с поляны, где они теперь стояли, была видна полностью. Лада ждала продолжения, а он не отвечал. Возникшее долгое напряжённое молчание взволновало её не на шутку.
- В чём дело, Рамзес? Я виновата, что на долго ушла, прости меня. Я не должна была вообще садиться на корабль... - Рамзес открыл глаза и посмотрел прямо за ней. Лада обернулась и не поверила себе - недалеко от них, среди ядовито-зелёной от света фонариков листвы, стояла она… но, в другой одежде. …То ли привидение, то ли… двойник. Лада с испуганным всхлипом, резко повернулась к мужу, желая спросить – что это, как такое понять?
- Это иллюзия тебя, - Рамзес опередил её вопрос. Он, рукой, подозвал ту, что неподвижно стояла среди листвы раскидистого кустарника, окружённая еле заметным белёсым гало. И она подошла. Так близко, что стало не по себе.
Видеть саму себя... Она ни чем не отличалась... Взгляд живой, тело... не такое плотное, как у человека, но ребёнок не заметит...
- О, Боже... - прошептала Лада, почувствовав как кровь прилила к её голове, запульсировав в висках.
- Не волнуйся, это только иллюзия, – безучастно успокоил Рамзес. Он провёл рукой перед призрачной женщиной, растворив её в пространстве.
Я не знала... что ты …такой, - глаза Лады восторженно загорелись. Её муж - восхитительный волшебник! И он здесь, рядом с ней, этой чудесной ночью...

глава 37.
Прошли дни, а от Таты вестей не было. Это напрягало и настораживало. А потому, царица отправилась к ней в гости сама.
Хеб в столь ранний час, ещё не собирался в храм, но Таты она не застала. Как оказалось, она решила обновить свой гардероб и ушла к портнихе ни свет-ни заря. Тем не менее, Хеб был рад такому обстоятельству. Он пригласил царицу в свой кабинет и, когда она, наконец, разместилась в шёлковых подушках, спросил издалека:
- Ты рада, что вернулась в Та-Мери?
- Несомненно, – удивилась Лада. – Иначе бы я не вернулась. Если б не хотела.
- Извини, – исправился Хеб. – Я предположил, что за год ваша жизнь могла измениться.
- Чтобы она изменилась, года не нужно. Обычно она меняется в один момент и надолго… - уж она-то это точно знала. Хеб задумчиво кивнул.
- ...Меня настораживает моя жена. Я чувствую, что она... - он явно хотел сказать "опять", но не стал признаваться Ладе о том, что знает о чувствах Таты к её мужу, - что-то скрывает от меня. Мечтательно-задумчива, не в меру... Я знаю, ты не соврёшь, если...
- Вряд ли, Хеб, - Лада заёрзала в подушках. - Ты лучше сам узнай. ...Ты же можешь.
- Я не могу к этому прибегать, не могу контролировать её постоянно... Это бесчестно. И, мне не по-себе от того, что я могу там прочесть… – признался маа.
- Всё то время, когда мы были на родине, мы не виделись. Мы ведь живём далеко друг от друга... - Лада собралась врать как сможет, если понадобится. - ...Но ведь она вернулась к тебе? А значит, ей нужен именно ты.
- Да, всё так. Только Тата очень легко отдаётся влечению... Поведай мне истории, будь другом... - Хеб многозначительно посмотрел на Ладу.
- Мне нечего сказать, - отчиталась царица и поднялась с мягкого дивана. Тата всё ещё не возвратилась и она решительно намерилась уходить. Извинившись перед Хебом, она оставила его одного. Наедине с обуревавшими его сомнениями.
На следующий день Тата пошла во дворец с ответным визитом. Как бы ей не хотелось, то этикет требовал. Да и Хеб не должен был думать лишнее. Но, на полпути свернула к храму Изиды.
Сегодня жрицы никого не принимали. Но, Тата другое дело. Она вошла внутрь.
Здесь, в просторном открытом зале, наполненным светом солнца и зелёного сада, возвышалась большая статуя Изиды, восседавшей на треугольного вида троне усыпанная яркими цветами.
Тата подошла к ней и задумалась. Ей не давало покоя содеянное. Она теперь не находила себе места и всё ждала...
- Царица и жена верховного жреца вернулись из длительного путешествия! - услышала она лёгкие шажки и знакомый голос Тейе. - Ходят разговоры, слухи... Я ждала тебя. А ты пришла только сейчас, через столько дней!
Тата обернулась с нескрываемой радостью.
- Прости. Но всё было некогда... Ты бы и сама могла навестить меня.
- И я приходила. Дважды. Но никого не было дома.
Тата пожала плечами.
- Ну, обними же меня! – Тейе протянула к Тате руки. - Что с тобой? – участливо спросила жрица, прозорливо заметив трепетное состояние подруги.
- Ничего... всё прекрасно!
- Тата, Тата... – с досадой протянула жрица.
- Да, не всё в порядке… Мне нужно тебе… - Тата прикусила губу, - кое-что рассказать.
Тейе довольно улыбнулась и пригласила в сад. Она пришла в восторг от рассказа жены верховного жреца всей Та-Мери..
- Когда-нибудь, я сочиню книгу! - глаза её блестели...
- Нет-нет!
- Почему?
- Потому… что это тайна. Тайна! – Тата протянула Тейе руку. - Послушай, пожалуйста.
Тейе нежно, но уверенно, нащупала пульс на её запястье и стала слушать. Прошла минута, другая... Тата не шевелилась.
- Нет, - как-то неожиданно сообщила жрица и отпустила её руку.
- Нет? - оживилась Тата, – Что это значит, Тейе?
- Нет, ты не беременна.
- Ох... – Тата облегчённо вздохнула.
- И ты рада?
- Конечно, рада.
- ...Ну какая же ты глупая! Мах... – глаза Тейе прикрылись томной поволокой, - ...прекрасен, как лунный свет... Его волосы, как лунное сияние на волнах водной глади в тёмной ночи… Мах так благолепен, что ни одна его жрица или энту, которой у него ещё нет, никогда не предаст его добровольно…
Тата завороженно выслушала её, приоткрыв рот.
- Да что ты говоришь! Что это за серенада?
- А что это такое ...серенада?
Тата посмотрела на видневшийся фасад храма, утопающий в роскошной зелени и цветах сада.
- Хеб не простил бы меня, – прискорбно сказала Тата.
- Может, не сразу... но простил бы. И вообще... - Тейе обречённо махнула на Тату рукой. Тата расплакалась.
- Я только и думаю о нём, – тонким голосом сказала Тата и сглотнула слёзы.
- О ком?
О… Махе... – Тата вытерла лицо своим роскошным вязаным платочком.
А о фараоне нашем, Рамзесе?..
Да. Я всё ещё хочу ему отомстить. Знаю, что месть это плохо. ...Но, понимаешь, это так унизительно. Рамзес ...восхитительный. Его внимание мне нужно. Но теперь, теперь я больше думаю о Махе... Он вернул мне уверенность, я вновь почувствовала себя желанной... Более чем желанной! Не думать о нём не могу.
- Нужно не думать, а действовать. У нас тут все жрицы, ...через одну ...мечтали бы оказаться на твоём месте, – наклонившись к Тате, тихо призналась Тейе.
- А они его видели? – спросила Тата, что повергло жрицу в удивление, граничащее с непониманием.
- Конечно, – с порывистой живостью ответила жрица. - Храм Изиды - один из домов, принадлежащих ему.
- Один из домов? – это было что-то новое.
- Да. Ведь все храмы - это дома дингир или дингисаль. Они тут отдыхают, – гордо разъяснила Тейе. - ...Чаще - ночуют.
- А храм Единого Бога? - усомнилась Тата.
- Да, кроме этого храма. Это особый разговор. ...Хотя, Ра, как наиболее главный среди небесных стражей, использует именно этот храм как свой дом.
- Кто такие стражи?.. – опять непонятным для Тейе оказался вопрос Таты.
- Это те, кто находятся в летающем городе ...в космосе, - жрица настороженно всмотрелась в Тату. – Дингир... Ты что, не знаешь?
Тата смущённо покачала головой. Но тут же исправилась, не желая показывать свою оплошность и прежнюю незаинтересованность.
- Нет, я конечно, знаю, знаю... - она убрала со лба уже прилипшую чёлку. - Я что-то расклеилась сегодня. …Не соображаю ничего. Я, наверное, пойду.
Тата поцеловала жрицу и встала.
- Да, похоже, тебе нужно отдохнуть... Я провожу тебя.
Они вышли из сада и, пройдя по горячей от солнца мощёной дорожке, вышли из храмового дворика. Там они распрощались и Тата поспешила к Ладе во дворец.
Как обычно, во дворец она прошла беспрепятственно и сразу направилась в комнату Лады.
«Наверняка она там», - рассудила она.
Ещё на подходе она услышала звонкий смех детей. Подошла и обнаружила приоткрытую дверь, но прозрачные шторы были задёрнуты. Тата осторожно заглянула в комнату через штору.
Лада сидела на ковре к ней спиной и, показывая что-то на руках, вдохновенно рассказывала весёлую историю. Рамзес сидел рядом, свободно откинувшись на кресле. Он сдерживал смех, прикрывая глаза ладонью. Менкаура лежал рядом, на том же ковре и заливался смехом. А маленькая Анукет ничего толком не понимала, но смеялась громче всех!
Нарушить семейную идиллию Тате показалось верхом кощунства. Потому, она постояла недолго у дверей и, не желая мешать этому вечеру, ушла восвояси.

глава 38.

Несмотря на то, что Тата так и не появилась во дворце и Лада была в обиде за это, она всё же решила опять, сама, пойти к ней. А заодно и зайти в храм - в библиотеку, что бы выбрать книгу для дальнейшего изучения.
Сейчас утро и впереди была масса свободного времени.
В храме оказалась заметная суетливость, сдержанных на эмоции служителей. А потому, Лада быстренько пробежала в книжное хранилище, где могла свободно себя чувствовать, не крутясь под ногами у занятых людей.
Пронырнув в библиотеку и закрыв за собой дубовую дверь, она почувствовала запах благовоний, чего тут прежде не наблюдалось. Шёлковые шторы цвета индиго, спадали свысока лёгкими холодными складками, преграждая путь входящим. Царица огляделась, опасаясь, что как-то перепутала комнаты... но нет - это библиотека.
Лада не сразу заметила мужчину, которого скрывала тень. Он просматривал раскрытую книгу, что лежала перед ним на столе.
- Добрый день! – окликнула его Лада, уверенная, что это мансум. – Я не помешаю вашему чтению?
Мужчина оторвался от книги и поднялся ей на встречу. Лада невольно вскрикнула от неожиданности - к ней шёл Мах. Что-то внутри опять дало о себе знать… От щемящей душевной боли она прикрыла глаза, дожидаясь, пока это тоскливо-трепетное чувство утихнет.
Утихло быстро. И царица смогла достаточно спокойно взглянуть на этого бога.
- Что тебя так напугало, царица? - вопросил дингир, остановившись, лишь только выйдя из-за стола.
- Я не ожидала... только и всего.
- Я послан Ра, чтобы встретиться с тобой, – красива растягивая слова, сообщил ей Мах.
- Зачем? – Лада чувствовала себя очень глупо. Но эта новость её заинтересовала.
- Эти две книги, - Мах повернулся к столу и, закрыв одну из раскрытых, положил их обе друг на друга - ...ты должна их прочесть и понять. Ра желает, чтоб ты узнала именно это. ...Особенно это. ...Если будет не понятно - спроси у эвена Кхер Хеба.
- За какое время я должна их изучить? - Лада подошла к книгам и открыла верхнюю. - «Двенадцать Миров — двойная звездная система Нибиру-Солнце. Семь Внешних и Пять Внутренних Миров», - прочла она. В прошлом, Лада терпеть не могла школу и теперь, стоять навытяжку ей совсем не хотелось.
- Это зависит от тебя, - тем же красивым голосом, невозмутимо, ответил Сияющий.
- А, предполагается, что я их не осилю? – чувствовать себя позорищем тоже не входило в планы Лады.
- Нет, ты их поймёшь, – тоном покровителя успокоил Мах.
- ...Экзамен будет? – смешливо по-детски воскликнула Лада.
- Что? – не менее смешливо вопросил дингир. - Нет, это для тебя лично. Поверь, тебе будет интересно.
- Мах, ...я не понимаю. Ра сказал, что я - Бастет и... его жена. Но это не так! Чего он хочет от меня? Пожалуйста, ответь мне, – нетерпеливо, Лада взглянула ему в глаза. – Может быть, он меня перепутал? Скажи ему об этом.
- Ты просто ничего не помнишь. Такое случается, ...как правило, ...при переносе всех составляющих энергетического тела.
Лада возмущённо прыснула: «Перенос энергетического тела? – мысленно повторила она. - …Этого ещё не хватало!»
- Слушать этого не хочу! – запротестовала она.
- Ладно, – невозмутимо прокомментировал Мах. – Я должен возвращаться. Раз ты сама сюда пришла так рано, …значит мне не нужно ждать до вечера.
- А, Мах... – Лада остановила уже открывшего индиговый полог бога. Он остановился и обернулся к ней. – Тата сказала, что между вами, на корабле... - Лада смущённо отвела глаза. – А… Это правда?
- Да – со странной, хладнокровной невинностью, ответил Мах.
Царица оторвала взгляд от своих сандалий и поняла, что он как-то особенно, выжидающе и заинтриговано наблюдает за ней. И снова, что-то внутри всколыхнулось. Пришлось применить излюбленный Татой метод отрицания... Подавить эту настойчивую глупость становилось делом чести.
- И что дальше будет между вами? – так же холодно, спросила она.
- А для кого это имеет значение? Для неё или для тебя? – приподняв подбородок и смотря на царицу со своей высоты, с лёгкой игривостью спросил Мах.
- Для неё, – это был не честный ответ. Но разумно понять свои чувства она ещё не могла. И это уже нервировало.
- Значит не ты должна об этом спрашивать, - дингир резко отдёрнул штору у входа.
- Я знаю, - опять остановила его Лада .- Но, ты любишь её? Ты вернёшься к ней?
Мах вздохнул, будто не дождавшись того, чего хотел увидеть или услышать...
- Я не думаю, - сказал он, уже без какого-либо намёка на равенство с Ладой, - что та связь обязывает нас к чему-то. Мне нужно уходить.
Мах ушёл. Лада осталась в библиотеке, одолеваемая всё теми же, какими-то странными, терзающими её чувствами. Поднимающиеся из глубин подсознания, неразрешённые вопросы... – Лада боялась даже подумать о том, что бы спросить об этом у Ра или же... у самого Маха...
Хорошо было бы сообщить Тате, что Мах был здесь. И, может быть, она сможет его ещё застать... Но, с обуревавшими её новыми эмоциями... - что она могла ей внятного сказать? Она отложила встречу с Татой и вернулась домой.

глава 39.
- Хенсу! - Тата выглянула из кухни, где готовила ужин.
Дни наступили прохладные. Уже семь дней лил дождь. Он то прекращался ненадолго, то мелко моросил, то лил так сильно, что по улицам начинали бежать бурные реки. В такие дни некуда было идти и уж совсем не хотелось.
Хозяина дома не было. Ещё недавно Верховный эвен, вместе с фараоном, уехал на пару дней в провинциальный городок, где закончилось строительство одного из небольших храмов.
Тата утомлённо слонялась по дому. Не было никакой возможности отправиться в храм Изиды, в который она уже ходила почти через день, в надежде на встречу с любимым Махом.
- Хенсу! - опять позвала она, но мальчик не отвечал. Хозяйка закрыла за собой дверь и стала подыматься по лестнице, ведущей на второй этаж дома.
- Госпожа! - окликнула её служанка, выбежавшая из соседней с кухней комнаты. Тата остановилась и заглянула через перила вниз. - Госпожа, Хенсу уже давно ушёл в храм… – рабыня указала рукой в сторону главного храма. - Разве вы… не знаете?
- Как это... он ушёл? - встревожилась мать. - Когда!?
- ...Хенсу сказал, что вы отправили его в храм с поручением... Я поверила... Ведь нам всем известно, как сильно он боится грозы. Он ушёл уверенно. ...Вы не посылали? – горестно догадалась служанка.
- Да как же можно! Я для чего поставила тебя следить за ребёнком!? - Тата сбежала вниз. - Почему ты не спросила прежде у меня? Отпустить ребёнка, в такую погоду... – молния сверкнула за окном, осветив сумерки приближающегося вечера. Тата накинула на себя плащ и выбежала под проливной дождь.
- Я пойду с вами! – заламывая руки, умоляюще крикнула ей в след служанка.
- Да какой от тебя толк! - сгоряча ответила ей хозяйка и побежала по улице к храму.
А в храме было тепло и сухо. Молодая женщина остановилась на террасе у входа. Вода, стекавшая по её одежде сразу образовала лужицу. Не долго думая, она стала заглядывать во все комнаты храма, выискивая сына.
Комнаты пустовали. Жрецы вне службы жили в доме при храме. Как и всегда в будние дни - курились тончайшие благовония, в каминах горел огонь... И всего один дежурный-служитель... который был довольно удивлён, увидев такую гостью в столь поздний час и в на столько ненастную погоду.
- Я ищу своего сына, - пояснила ему супруга верховного жреца. – Он должен быть здесь.
- Да, он был здесь, - обрадовал её служитель. – Но днём. Ждал, когда стихнет дождь. Сказал, что хочет побороть свой страх, который есть небесная молния.
- О, святые небеса! А потом? – нетерпеливо воскликнула Тата.
- Я отошёл по делам… – припомнил служитель. - Он сидел на террасе, даже в храм не входил. А когда я вернулся - … его не было. ...Решил, что он ушёл домой, по дождю. Ведь ливень ещё не скоро стихнет...
- Но он не вернулся, – жалобно сообщила Тата. - ...Прошу вас, давайте поищем в храме, может вы не заметили его?
Служитель жестом пригласил к действию. Обошли все комнаты – Хенсу нигде не было. Тате ничего не оставалось делать, как поблагодарить сторожа-жреца и покинуть Дом Бога.
"А в запретной комнате мы не посмотрели! - Осенило её, когда она была уже на ступенях. - ...Служитель не пойдёт, он из рядовых. И меня не пустит... - Тата живо свернула в сад у храма и затерялась среди деревьев. Убедившись, что жрец её не высматривает, она проскользнула опять вверх по высоким, отполированным, скользким от дождя ступеням и скрылась в коридорах. Без проблем она добралась до нужного места, - Дверь, …как всегда - не заперта»
Она вошла, - всё её существо затрепетало и напряглось - кристалл был активирован и ярко светил в темноте. Она подбежала к нему, к зеркалам... Одно из зеркал демонстрировало бескрайнюю пустыню в черноте сверкающей ночи...
"Как на Луне, - вспомнила Тата когда-то виденную картинку в журнале. – Что если это Хенсу туда попал? ...А я не могу этой машиной управлять!.."
В растерянности, она выбежала на улицу, обежала все окрестности храма и, так и не найдя сына, вернулась домой. Рыдать было без толку. Хеб далеко. Нужно что-то делать…
Ребёнок не вернулся и к утру. Собранные слуги искали по городу, но… безуспешно.

@темы: "Атум".36-39