глава 20.
Царица готовилась ко сну. Днём она приказала принести ей розы. Теперь они стояли во всех частях спальни живописными букетами, наполняя воздух нежным сладковатым ароматом. Огонь, горевший на медном треножнике в небольшой чаше, только усиливал этот запах.
Тихо вошла служанка и предупредила, что к ней направляется фараон. Лада, растерявшись, засуетилась. Нет, она не хотела сейчас быть с ним. Уже несколько месяцев Рамзес не тревожил её, а после разговора с Хебом Лада намеренно избегала мужа. В самом деле – можно ли шутить с Ра?
- Ты уверена? - переспросила она Нуит.
- Да. Я видела его только что... - не успела Нуит договорить, как дверь отворилась и в ней предстал Рамзес. Движением головы он указал служанке на дверь и та опрометью скрылась.
Лада успокоила себя тем, что муж выглядит относительно уравновешенно и приветливо улыбнулась ему. Он подошёл к ней и нежно поцеловал.
- Рамзес, не нужно... - она отстранилась от мужа, когда он попытался её обнять. - Ты же знаешь, что скоро я должна быть у Ра.
- Ты не будешь с ним, - спокойно ответил Рамзес.
- Правда? - с наивно-удивлённым видом, переспросила Лада, - Если я нужна богу, то так и будет. Хеб мне кое-что поведал… и я всё сделаю, что от меня требуется. Поскольку не хочу сейчас возвращаться на Родину… у меня ведь маленький сын.
- Я никаких измен не потерплю, – уже строго отчеканил фараон.
- Я тоже, - просто ответила Лада. - Но ты же изменяешь мне с наложницами. А может и не только с ними, - ей припомнились гомосексуальные похождения древних богов, от которых вёл свой род её муж, - ...Ничего, …я не возражаю.
Рамзес ухмыльнулся. На самом деле, после испытания магнолиевым напитком, он стал предельно сдержан.
- Иногда, посещаю. Но ты же этого и хочешь! – заявил он.
- Что? - Лада возмущённо ахнула. Не имея слов от мигом переполнивших её эмоций, она схватила тонкий вязаный палантин и хотела выйти, но Рамзес удержал её.
- Этого бы не случалось, если бы ты была более нежной со мной. ...Если бы ты думала не только о себе, то знала, как сильно я люблю тебя, - он сжал её плечи. Но Лада вырвалась, возмущённая его словами о её эгоизме.
- Рамзес, - с улыбкой в голосе воскликнула она, - это ты мне говоришь об эгоизме? Почему ты пришёл ко мне сегодня? А? Не потому ли, что завтра меня ждёт Ра?.. До этого, ты особо не настаивал на нашей с тобой близости. Не правда ли?
- Я уважал твои чувства! - остановил поток её претензий фараон, - Не хотел использовать тебя! Не желал, что б ты шла против своей сути! - Рамзес отвернулся, его грудь вздымалась от переполнявших его чувств.
- ...Прости, - не нашлась более ничего сказать Лада. – Но, прошу тебя, Рамзес, не сегодня. ...Ты можешь спокойно бывать у наложниц, ...у кого хочешь. Сколько угодно, правда, - она подошла к мужу и сжала его руку. Рамзес резко развернулся к ней. Её лицо обожгло его горячее дыхание, а сильные руки теперь не позволили ей вырываться...

Поутру Лада вернулась в храм. С тех пор, как Хеб разрешил ей изучать книги, она проводила тут дни напролёт.
Она вошла в библиотеку. Верховный жрец уже ожидал её.
- Я пришёл напомнить тебе, Лада, что сегодня, с заходом солнца, ты должна быть в центральном зале храма. Ра будет ждать тебя там. Поэтому, возвращайся назад во дворец и посвяти день приготовлению к этой встрече, – жрец поклонился и вышел прочь.
Лада осталась полностью ошарашенной. Она почувствовала, что ноги её стали ватными и она опустилась на скамью у книжного стола. Испытывая стыд и неуверенность, она сидела так, не решаясь выйти из храма. ...Но, всё-таки решилась… и ушла.

Опустился вечер.
Красивая и простая, она выглядела как свежий цветок пиона. Помедлив в нерешительности, Лада всё же собралась сообщить Рамзесу, что уходит в храм. Это явилось поступком опрометчивым…
- И ты сообщаешь мне об этом!? - Рамзес навис над ней как скала, – За что ты это делаешь со мной!?
Рамзес... я не хочу тебе вреда, - почти прошептала Лада. - Не по своей воле я собираюсь быть с ним... И я уверена, что Он испытывает покорность. Зачем я ему? Посмотри на меня, во мне нет ничего примечательного.
Это не так.
Я не верю, что Он заинтересован во мне как в женщине.
- Ты останешься во дворце. И ни на шаг не будешь отходить от меня, - грозно приказал фараон. - Сейчас, возвращайся в свои покои! Я твой муж и фараон!
- Фараон, - подтвердила Лада. - Но ты уверен, что останешься им? Ты идёшь против воли Ра. Ты его наместник и управляешь Его землёй. ...Он и убить тебя может.
- Убить себя? - рассмеялся фараон, - Помнишь, я - это он.
Лада была уверена, что это такое упорное образное выражение. А потому не приняла слова Рамзеса всерьёз.
- Может ты и причину знаешь, почему он выбрал именно меня? – возмущённая упорством мужа, вопросила Лада.
Рамзес молча взял царицу за руку и силой увёл в её покои.
- Стражу над тобой поставить? - обернулся он к ней, закрывая двери.
- Не надо.
- Обманешь, и я тебе этого не прощу, – Рамзес закрыл за собой дверь.
Послышались удаляющиеся шаги - он ушёл.
Но скоро послышались другие и остановились у её спальни. Муж ей не поверил и поставил у дверей стражника.
А между тем, солнце уже совсем скрылось за горизонтом. Нужно давно быть в храме.
"Скоро позовут к ужину. И тогда не выбраться…" - подумала Лада и на цыпочках подошла к двери.
Стражник не дремал.
- У меня к тебе просьба, - зная, что воин не осведомлён о причине его надзора за ней, тихим голосом обратилась к нему царица. – Раз меня нужно охранять... то мне лучше будет и поужинать у себя... Найди служанку Нуит и скажи ей, чтоб принесла ужин сюда.
Стражник с сомнением поклонился, но всё же покинул пост.
Лада вышла. И, через чёрный ход, почти беспрепятственно, выбралась из дворца.

глава 21.
- Хеб, пожалуйста, расскажи мне всё снова, – Тата уже пару раз выслушала сие повествование, от озадаченного, задумчивого и растерянного мужа. Такого поворота она не могла даже вообразить себе. Да, Лада слыла очень обаятельной, можно было сказать, что она необычна, но... уж сильно асексуальна. Рамзес влюбился в неё, пусть – глазами они были даже похожи. Но, Ра! Что она будет делать?
- Ты всё и так поняла, Тата, – отмахнулся от неё Хеб. Молодая женщина поднялась с низкого бежевого топчана и аккуратно расправила складки широкого платья. - Ра, Рамзес, Лада… - с ума сойти можно! Ты утверждаешь, что именно Ра инициировал перемещение Лады в прошлое? Но почему? Неужели там было плохо? ...Она и так пришельцами грезила. Почему? Ты ответишь мне или нет?!
- Тебя это не должно так волновать, - остановил её Хеб.
- ...Как!? Что же выходит, мы здесь не случайно? - сокрушалась Тата. Хеб не без интереса начал следить за развитием мысли своей половины. - Я здесь потому, что Лада должна была встретиться с Ра… или с божеством Та-Мери? Я... я здесь потому, что просто тогда была рядом с ней?
Хеб отвернулся от жены и задумавшись, отошёл в сторону, оперся о мраморный стол украшенный самоцветами.
- У тебя был шанс вернуться, - резко ответил он и направился к выходу.
- Хеб, Хеб, подожди! ...Прости меня, - опомнилась Тата.
Хеб, не обращая внимания на просьбы любимой, вышел из дому. Тата бежала за ним, изощряясь в извинениях. Вышагивая в гневе, он задел рукою горшок с оранжевыми цветами, которые стояли на перилах и были приготовлены Татой к пересаживанию в новую кадку. Цветочник сильно покачнулся и чуть было не разбился вдребезги. Тата успела его подхватить и стала бережно устанавливать его на место.
Хеб повернулся к ней. Тата молчала.
- ...Не думал, что ты такое скажешь. ...Зачем же ты вернулась?
- Ты прав, прав... я сказала сгоряча.
- Почему ты не подумала, что здесь для того, чтоб встретиться со мной? Почему?
Тата открыла рот, вникнув в эту идею.
- Я сделал всё, чтобы обеспечить тебе хорошую жизнь, - между тем продолжал Хеб. – Я дал тебе влияние, деньги... и заботу! ...Ты хотела домой и я тебе и это устроил, - Тата подалась вперёд, надеясь прекратить его упрёки, - Ты не способна на любовь. ...Вы Обе не способны любить.
- Я способна! Я люблю тебя, - уверила мужа Тата. – И Лада тоже!
- Я больше чем уверен - она встретится с Ра. Она предаст Рамзеса, – положение было на столько неопределённым, что Хеб терялся в желаниях.
- Ладно, бог с ней! Ты считаешь, что я глупая дура, не способная любить?
- Только телом. Но этого мало. Поэтому ты видишь только встречу Лады с Рамзесом и Ра.
- Ты не прав! - воскликнула Тата.
- Почему?
- Ты тоже любишь телом. Разве ты любил меня, когда женился на мне? Разве не надеялся от этого получить выгоду? Ты не лучше меня, что бы судить о моей способности любить! И если... если ты хочешь, если тебе не нужна моя любовь тела, то я предлагаю расстаться! - Тата выдохлась от продолжительной тирады и умолкла.
- ...Я надеюсь, что в нашем браке есть большее... – подумав, ответил Хеб. Он был тронут. Тата всхлипывала, закрыв лицо руками. - Тата, не плач. Я люблю тебя, - сказал он, попытавшись её обнять. Тата не противилась... и он поцеловал её. Сквозь слёзы она тоже несколько раз поцеловала его губы.
- У нас много общего, правда? - заключила она.
- Да... - и Хеб опять поцеловал её.
- ...И что же Лада намерена делать? ...Ты мне не сказал, - утирая глаза, спросила она опять.
- …Она, похоже, не желает встречи с Великим Дингиром. И если она не придёт... – неуверенно ответил Хеб. – Мне нужно идти. Надеюсь, ты хорошо проведёшь время. Если что-то понадобится, пришли служанку в храм.
- А... Ра красив? – не удержалась Тата.
- Я не женщина, чтоб правильно оценить мужчину, - с досадой ответствовал ей муж.
- Так значит, он выглядит как мужчина? И ...никаких отличий? – поспешила вдогонку Тата.
- Отличия есть...
- Какие? - встрепенулась она и вся обратилась в слух.
- ...Я должен идти в храм. Я потом тебе всё расскажу.
А намекнуть? - не желала уняться Тата. Жрец поцеловал свою жену и пошёл вниз по ступеням. - А что сказал Рамзес?! – опять крикнула она мужу в след. Но Хеб, улыбаясь, махнул ей рукой и продолжил свой путь. Тате ничего не оставалось, как вернуться в дом и продолжать терзаться вопросами в неведении.

Храм предстал убранным до блеска, по всему холлу курились тончайшего запаха благовония … Было сумеречно и гулко. Кое-где горели вечные лампы, освещая холлы бело-голубым светом. Видимо все жрецы, на время, покинули храм. Те же кто остались, находились в скрытой его части. Лада не стала никого из них искать, а пошла в центральный зал.
Тихо… В каждом углу горел природный огонь. В центре стоял каменный алтарь, расписанный узорчатой вязью. Он был усыпан лепестками цветов. Лада посмотрела вокруг - зал пуст и это принесло ей радость. Ей подумалось, что теперь она может спокойно уйти, сославшись потом на то, что она приходила, но никого не нашла.
Удовлетворившись таким положением и вовремя нагрянувшему обману, она с замиранием сердца, поспешила уйти. Однако, сделав несколько шагов по направлению к выходу, Лада остановилась. Волна горячего воздуха охватила её со спины. Она оглянулась и громко вскрикнула.
Зал окутало золотисто-жёлтое лучистое сияние, центр которого находился у алтаря. С каждым моментом этот свет устремлялся к центру и вот уже, собравшись, образовал контуры человека. Ещё мгновение и на месте сияния появился Он. Без сомнений, перед ней предстал Великий Ра.
Это был красивый мужчина, очень высокий, хорошо сложённый. Его чёрные волосы спускались далеко ниже плеч и собирались сзади в конский хвост. Он был одет лишь в длинный коричневый калазирис из ткани, похожей на блестящий шёлк. Но более всего Ладу поразили его глаза - миндальные и, совершенно, полностью чёрные... От куда-то Лада его знала. Она абсолютно точно его знала...
Но откуда?.. Она вдруг разом вспомнила те давние сны. Когда-то, она написала о нём статью в журнал… «Боже... какая это была глупость!» - едва на шёпот не сорвалась её мысль. Вспомнив ту глупейшую статью, она сильно зарделась.
- Приветствую тебя, Бастет, – обратился к ней Ра, окинув её взглядом с ног до головы. Лада ничего не могла понять.
- ...Нет, вы ошибаетесь. Я не Бастет. Моё имя - Лада, – поспешила поправить эту ошибку.
- Я знаю, как тебя сейчас зовут, - уверенно продолжил Ра.
- Тогда, почему вы называете меня другим именем?
- Неужели ты совсем ничего не помнишь?.. - вопросом на вопрос ответил Ра. Лада отрицательно покачала головой. - …Ты - моя возлюбленная.
- Нет, – возразила Лада, неуверенно улыбнувшись. – Это не так. Я не могу быть вашей возлюбленной.
- Когда-то, мы были вместе, – Ра снисходительно, но приятно улыбнулся в ответ.
- Мне тридцать лет и я всё помню, что было в моей жизни, - сообщила царица.
- Не всё. И тебе не тридцать лет… - значительно больше.
- Нет, – испугалась Лада и машинально окинула себя взглядом. «Неужели, я выгляжу старше...» - в испуге подумала она.
- Ты прекрасна,- сказал Ра. Лада откровенно испугалась и, вздрогнув, устремила на божество сосредоточенный взгляд. - Я напомню тебе. ...Мы способны продлевать наши годы бесконечно долго... И ты захотела испытать что-то ещё... нечто особенное, имеющее большой смысл. Оставив своё тело на попечение нашим учёным на Сотис, тебе выбрали земную пару. И ты стала их дочерью. По известной только тебе причине, ты убежала далеко в будущее, где мне не легко было опекать тебя. И я перенёс тебя поближе.
Лада слушала внимательно и в её голове то и дело мелькали какие-то далёкие, но очень знакомые образы. Ра не всё сказал, он намеренно что-то скрывал – это была странная уверенность…
- ...А Рамзес?.. – будто очнувшись, неуверенно спросила она.
- Да, Рамзес… - без желания отозвался Ра. - С Рамзесом вышла непростая история, - Ра, наконец, сдвинулся с места и зашёл за алтарь, сбросив рукой нежные розовые лепестки. - …Как ты знаешь, ничто не вечно. Но душа живёт всегда, с каждой новой жизнью воплощаясь в новом теле. В будущем и мне это суждено. ...Но случилось так, что моя душа была непреодолимо привязана к моему творению – Та-Мери. Её неотвратимо привлекло ни в будущее, ни в настоящее, ...а в прошлое, где в это время правил я сам. Моя душа стала новым человеком, а именно Рамзесом. И теперь нас двое - он и я. Одна душа в двух личностях, в одном времени.
Лада не знала что сказать, не в состоянии как-то перечить могущественному пришельцу на этот, по её мнению, абсурд. Она попыталась всё осознать и, главное, поверить этой повести.
- ...Ты хотела уйти, – Ра вдруг перевёл разговор на главную тему.
- Да, - шёпотом ответила она.
- Посмотри на меня, - Ра подошёл к ней и обхватил её ладони. Лада заглянула в его глаза и, вот теперь, она почувствовала то, что чувствовала глядя в глаза своему мужу. Растерянность ещё больше овладела её сознанием. Она отвернулась от взиравшего на неё бога.
- Ты не хочешь меня? - тихо и спокойно спросил он.
- Разве... э-это... имеет значение?
- Имеет. Я не пойду против твоих желаний.
- И это плохо скажется на Рамзесе?
Ра усмехнулся и отпустил её руки.
- Я не стану причинять себе вред, - ответил он.
- Тогда зачем я здесь?..
- Я хотел ...видеть тебя, - казалось Ра не знал, как лучше выразиться словами, а потому ограничился самым простым. Но в этих словах прозвучало столь глубокое чувство... на которое невозможно было что-то возражать. И зал наполнился звенящей тишиной.
Признание в любви самого Ра, для Лады стало делом не простым. Как ни странно, она совсем не боялась его. Не зная что сказать, она посмотрела на алтарь усыпанный цветами и, взглянув тут же на Ра, увидела на его лице улыбку. Она хотела спросить, нужно ли ей лечь на этот алтарь… Но он предупредил её.
- Ты носишь ребёнка Рамзеса. Между нами ничего не будет, – он умолк, резко, словно не желал сказать то, что сказал. - ...Кроме этого.
Ра, одним движением, привлёк к себе царицу и крепко прижал к себе её живот. Тут же, Лада почувствовала томную негу и расслабленность, которая уносила её куда-то очень-очень далеко. Она, как в тумане, наклонила голову чтобы посмотреть, что происходит между ним и ею… И увидела розовый сияющий свет, окутывавший её бёдра и сливавшийся с телом Ра... Ноги её обмякли, глаза закрылись и Лада погрузилась в пленительный, приятный сон.

глава 22.

Когда царица очнулась и приоткрыла глаза, приятное ощущение ещё наполняло тело, но от прохлады камней она всё быстрее приходила в чувство. Лада приподнялась и поняла, что лежит на том самом алтаре с лепестками. Вокруг не видно ни души.
Окончательно придя в себя, она спустилась на пол, при том сбросив часть лепестков, и постаралась как можно быстрее и незамеченной скрыться.
В храме ничего не изменилось, всё так же курились благовония в чисто прибранных комнатах, приятный полумрак и такая тишина, что её шаги довольно звонко шуршали, пока она не оказалась на улице. Даже оставшиеся служки, а они должны были быть где-то поблизости, не давали о себе знать. Как и жрец-сау, никогда не покидавший храм. Должно быть прошло совсем не много времени с того приятного момента, когда она погрузилась в сон. Луна сегодня была необычайна и занимала собой невероятно огромную часть неба.
«Ещё не так поздно, - подумала она. - Возможно, Рамзес не заметил моего отсутствия...»
Предположение отдавало наивностью, но очень хотелось в это верить. Уверенность ещё более слабела по мере того, как бежало время, пока царица возвращалась во дворец.
С этой уверенно покидающей надеждой, она подошла к своим покоям. Стражника у дверей не оказалось. Нет сомнений - её обман раскрыт. Собравшись с духом, она легонько подтолкнула дверь и вошла...
Рамзес ждал.
Он вольно сидел на кресле, подперев рукой голову. Его закрытые глаза и складка между бровей говорили о том, что он всё это время сосредоточенно размышлял. Фараон открыл глаза и посмотрел на жену так, что она невольно пошатнулась. Царице захотелось вот сейчас же убежать и спрятаться далеко и на долго. Лишь бы не объясняться с любимым.
Понимая, какая это глупейшая выходка, она, в итоге, тихо прикрыла за собой дверь и остановилась, в нерешительности глядя на неподвижно сидящего Рамзеса. Это было невыносимо. Лада бросилась к его ногам и обняла.
Пошли секунды, а Лада по-прежнему стояла на коленях, обнимая мужа. Он не отстранял её и ничего не предпринимал.
-Ты помнишь, что я тебе говорил? - наконец спросил он.
- Помню. Да, - прошептала Лада, отпуская мужа из объятий. - Но всё было не так, как ты думаешь. Между мной и Ра не было близости. Мы только говорили... Без моего желания он... И тебе он вреда не причинит. И ещё, я Его вспомнила! Когда я была в своём времени… Он приходил ко мне… в странных снах. Я узнала Его. ...О, Рамзес, можешь ли ты понять, что я чувствую сейчас? - Лада поднялась на ноги и отошла в сторону заламывая руки. Рамзес внимательно её слушал, следя за ней взглядом.
- Ты меня обманула, – будто её объяснения не были интересны, сказал фараон.
- Да... – опомнившись, виновато согласилась она. И Рамзес поднялся с кресла в намерении уйти.
- Я жду ребёнка... от тебя, – выпалила Лада, стараясь удержать мужа. - В нём, я уверена, будет ваша общая сила.
- Меня было мало? - не отрываясь от двери, сказал Рамзес и не услышав ответа, открыл её. Какое-то отчаяние охватило Ладу и она схватила мужа за руку.
- О, нет-нет... не уходи! - взмолилась царица. Но он только свысока посмотрел на неё. Лада отпустила его и, отойдя назад, упала ниц на постель — расплакалась. - Я игрушка в ваших руках... - сквозь слёзы сказала она. - И ты и он... пользуетесь мною, – чувствуя всю унизительность своего положения, она поднялась с постели и выбежала прочь из комнаты, едва не зацепив неприступного Рамзеса.
Лада прибежала в садик. К своему любимому фонтану. Ночь была в самом разгаре. Дав волю чувствам, она проплакала до утра. Она не представляла, что теперь ей делать дальше...
Выплакав всё что можно, женщина наклонилась к воде и умылась. Ей значительно полегчало. Сознание прояснилось и она даже почувствовала некое безразличие к выводам своего мужа...
Рамзес переживал не меньше. Он прекрасно осознавал, что на самом деле, и он и Ра воспользовались ею ради своих целей. Но так же понимал и то, что Лада всё же пошла против него.
«И её заявление о том, что она Его знает. Они связаны давно… Самое подлое то, что Ра никогда бы не потребовал её для себя, если бы она была лишь человеком. …А теперь ему всё равно, когда он разбивает мою жизнь», - мучительно осознавал Рамзес.
Обойдя несколько комнат и не найдя там возлюбленную, он пришёл в сад. Видя как горько плачет там Лада, он не посмел подойти к ней и прождал неподалёку до самого рассвета.
Только после того, как Лада умылась и успокоилась, Рамзес решился выйти к ней.
- Прости меня, - теперь уже он опустился у её ног. - ...Я так ...сильно …тебя люблю, - Лада спокойно поцеловала его в щёку. Солнце уже поднималось из-за горизонта. - Позволь, я отнесу тебя в твои покои, – предложил Рамзес. Лада согласилась.
Служанка уже проснулась и испугалась, когда Рамзес внёс её хозяку с розовым лицом от слёз и положил на постель.
- Я хочу принять ванну, - обратилась она к Нуит.
Нуит смотрела на господина, вопрошая всем видом, так ли нужно поступить? Он согласно кивнул ей и девушка бросилась исполнять приказание.
Рамзес сел рядом с ещё недавно отвергаемой им отступницей и прикоснулся к её губам. Лада ответила взаимностью, но не более того.
- Иди к себе, уже утро, - проводя рукой по груди мужа, сказала она.
- Ты простила меня?
- Да, - улыбнулась она в ответ.
Рамзес ещё раз поцеловал её и ушёл к себе. Отдыхать ему уже было некогда.

глава 23.
Проснулась царица уже далеко за полдень. Комната наливалась солнечным светом, а розы благоухали всё тем же ароматом. Но что-то изменилось.
Гдё-то со двора доносились шум и голоса множества мужчин... Лада поспешно поднялась и выглянула в окно.
Во внутреннем дворе группами стояли настоящие солдаты и что-то оживлённо обсуждали. Такого она ещё никогда не видела. Нет, конечно она знала, что в Та-Мери есть армия, но никогда ею не интересовалась и понятия не имела, как выглядят египетские воины.
Все мужчины были одеты в коричневые комбинезоны. У каждого на груди была большая золотая эмблема в виде раскрытых крыльев птицы, которая, вполне могла бы выполнять и роль щита. Точно такой же золотой пояс широко обтягивал их торсы. Закрытая удобная обувь, которую не носили в Та-Мери повседневно. На запястьях золотые же наручи. В руках каждый держал нечто, похожее на посох-копьё. Но это было куда более сильное оружие. То и дело они регулировали эти копья и из их наконечников вылетали синие электрические искры, вырывались некие огненные сгустки...
- Синг-нгига... и у каждого шарур!.. Что всё это значит? - Лада поспешно оделась и спустилась вниз.
Во дворце движение было не меньшее. В большом приёмном зале она нашла Рамзеса. Он ни чем не отличался от своих солдат, за исключением шлема Ра, который лежал на лазуритовом троне.
Тут был жрец в своей неизменной одежде и, видимо, рэддем - командующие войсками – каждый в золотом шлеме с непонятными ей знаками.
- Что случилось, лалум?.. – встревоженно глядя по сторонам, спросила Лада, приблизившись к мужу.
- Атланты. Им нужна новая территория.
- Что? Зачем?
- Их земля уходит под воду. Они стремятся завоевать новые места для своей жизни. Подданными быть не хотят, - кратко пояснил Рамзес. – Поэтому война для них - самый приемлемы выход.
- Но мы же можем им противостоять?
- Можем. Но они сильнее... - Рамзес озадаченно вздохнул. - ...Собирайся и иди в храм, к Хебу. Пока будешь жить там.
- Рамзес... Нужно попросить помощи у Ра! – Лада не на шутку испугалась, - Война – это ужасно!
- Собирайся, – фараон не стал слушать и пошёл к группе рэддемов, ожидавших его в стороне. Лада последовала его приказу, но развернувшись тут же, подбежала к нему и с надеждой спросила.
- Ра знает?
- Разумеется. Иди.

Царица и молодая жена верховного жреца с её маленьким сыном, который родился несколько дней назад, теперь жили в храме. Как узнала Тата со слов Хеба, это нужно для того, что если им будет грозить неминуемая опасность, то они смогут воспользоваться порталом, переместившись на время в безопасное место.
Уже неделю шли бои. Армия атлантов оказалась подготовленной и особо оснащённой. Та-Мерийцы терпели постоянные потери...
По городу с мягким гулом то и дело сновали машины. Они были всё же не привычны для восприятия Лады. Эта техника по виду отдалённо походила на оранжевые надувные лодки, прочные, с прозрачной округлой кабиной. По городу они перемещались всегда медленно, паря будто на упругом воздухе в полуметре от земли. Но за городом они подымались очень высоко и набирали огромные скорости.
Лечебницы наполнили раненные. Многие жрецы немедля ушли на помощь лекарям. Лада не смогла оставаться в стороне и присоединившись к ним, много времени теперь посвящала уходу за пострадавшими.
В город стекались беженцы из деревень, оказавшихся близко от мест сражений. Их размещали на торговых площадях города, вместе с приведённой ими живностью.
Почти непрестанный гул и взрывы доносились далеко из-за окраин. Неведомые лучи и вспышки освещали даже дневное небо.
Иногда пролетали изящные самолёты, что давало надежду на защиту со стороны Ра. Но Великий Дингир ничего не предпринимал, об этом они знали со слов Рамзеса, который пару раз навещал их.
Если Хеб был в городе постоянно, то Рамзес почти не покидал поля боя. Это очень тревожило Ладу и держало её в постоянном напряжении.

Царица только что отвела Менкаура обратно к жрецам и вернулась в комнату к Тате.
Молодая мать неотлучно сидела с младенцем, совершенно не желая выходить из храма. Больше всего на свете она теперь боялась, что пострадает её малыш Хенсу.
- Если их территорию затопляет море... это же, наверное, глобальный процесс, Тата... - присаживаясь напротив, рассудила Лада.
- Нет, - отозвалась подруга, - Хеб говорит, что они там что-то взорвали и вызвали раскол острова...
- Агрессивные создания!
- Почему Ра медлит? – необычно взвизгнула Тата.
- Я не знаю… Это довольно странно... не защищать свой народ. Я так надеялась, что он поможет и всё быстро закончится. Но, чем дальше, тем больше я сомневаюсь… Почему он так поступает?! – Ладу опять обуял страх и она закрыла лицо руками, вытирая слёзы.
- Хеб мне сказал... - через минуту, еле слышно продолжила Тата, - что ты отказала Ра, – Тата повернулась к подруге и Лада увидела упрёк в её глазах.
- Так ты... знаешь... - щёки царицы порозовели.
- О том, что Ра возжелал тебя, а ты не смогла... - Тата осеклась и отвернулась от неё. - Да, я знаю.
- Так ты самого главного не знаешь! - возмутилась Лада.
- Чего же я не знаю?.. - Саркастично произнесла Тата. Но тут, где-то вдали, прогремел взрыв.
- Ах, не важно... конечно, ты всё про меня знаешь. - Лада встала и, подойдя к окну, стала смотреть на багряно-золотое зарево заходящего солнца. Не выдержав затянувшегося напряжённого молчания, она вышла из комнаты и стала бесцельно бродить по залам храма.
В раздумьях - от чего же Ра не помогает - Лада забрела в зал, где совсем недавно он её встречал и, подойдя к алтарю, задумалась о своём отказе создателю Египта. Мелькнула мысль, что это из-за неё Ра не стремится на помощь своему народу. Что Тата права… Возмутительная мысль, но что если виновата она?..
От этих её размышлений отвлекли звуки шагов приближающихся к залу и она поспешила его покинуть. Но у дверей она почти столкнулась с Хебом. За ним возвышался Ра.
Разинув от неожиданности рот, Лада остановилась как вкопанная. Всё что она хотела бы спросить и сказать ему - разом улетучилось. Хеб прошёл мимо. Ра прошествовал следом, наградив царицу полным проницательности взглядом совершенно чёрных глаз.
Нет, теперь Лада не могла просто так уйти. Ра здесь и она должна с ним поговорить, обязана... Она спряталась за угол и стала ждать.
Ждать пришлось не долго. Скоро Ра вышел из зала и направился по направлению той части, где, как она знала, находилась комната трансгрессий. Лада так и не решилась догнать его. А потом, вернулась в их с Татой комнату.
Малыш спал. Тата сидела рядом и неподвижно смотрела на противоположную стену. Лада молча села на свою постель.
- Ра здесь... - сказала она. – Я видела его сейчас.
Тата с надеждой взглянула на неё, но Лада не продолжила беседу. Подруга вздохнула и вновь стала рассматривать стену, пока к ним не вошёл Хеб. Он сразу присел рядом с сыном, ласково поцеловав спящее дитя.
- Лада говорит... Ра был здесь... - неуверенно обратилась Тата к мужу. – Почему он ничего не предпринимает?
- Тата, там, среди богов, серьёзные баталии... - ответил Хеб и многозначительно посмотрел на Ладу.
Хеб уже знал про неё и Бастет, но Лада совершенно ничего не помнила из той жизни, а потому его слова не произвели на неё должного эффекта.
- А что же мы? – возмущённо спросила она.
- Ра готов помочь. ...Скоро всё станет как прежде, - Хеб встал, поцеловался с Татой и опять ушёл.
Да, конечно же, Ра, видя такое положение вещей, тянуть не стал. Уже на следующий день его авиация сделала всего один марш над армией противника на лучезарных малых кораблях. Это кардинально ослабило силы противника и скоро война окончилась.

@темы: "Атум".20-23