Глава 16.
Пошло три месяца с тех неприятных событий. Рамзес полностью поправился. Ладе не на что было жаловаться - внимательный муж, заботливый отец. ...Ни разу не был замечен у наложниц. Но и в своих покоях Лада его так же не замечала. В общем, это было объяснимо и, в целом, устраивало прохладную Ладу.
Рамзес много времени проводил в храме, который, как известно, являлся лишь отправной точкой в его перемещениях. А когда от богов был получен план строительства собакоголового Сфинкса с неким хранилищем, то совсем редко стал появляться во дворце.
Всё чаще Лада вспоминала родных и свою единственную подругу, задаваясь нерешаемым вопросом – правильно ли она поступила. Справедливость восторжествовала и жаловаться было не на что, но… она по прежнему чувствовала себя невероятно одинокой. Не редко посещали депрессии, пора было с ними начинать бороться.
Прошел ещё месяц, а Рамзес всё так же казался отстранённым от неё. И Лада решила разобраться, что же беспокоит его и помочь, если сможет. Однако, на разговоры он не шёл. Это могло объясняться усталостью, что Рамзес и делал, ведь со строительных работ он приходил не лучше самих рабочих. А потому, Лада решила избрать более простой путь. Впрочем, она давно думала об этом.
Вечером, убедившись что муж свободен и уединён, она приняла ванну из цветочного отвара и, легко одевшись, отправилась к нему.
Рамзес уже лежал в постели, но ещё не спал. За занавесями, окружавшими ложе, виднелся его силуэт. Лада неслышно подошла и отодвинула полог. От её неожиданного появления, Рамзес вздрогнул и привстал. Что-то смешное было в этом движении — словно невинная девушка в первую брачную ночь. Лада готова была рассмеяться от этого. Но он не сводил с неё глаз и молчал.
Видя его нерешительность, она вскинула руками волосы. Несомненно, Рамзес был в этом заинтересован… Спустив платье с плеч, она стала опускать его всё ниже и ниже… Глаза Рамзеса заблестели как чёрная звёздная ночь. Когда платье, мягкой волной упало на пол, Лада опустилась на постель и легла рядом, приобняв напряжённого мужа.
- Я не нужна тебе? - вкрадчиво спросила она.
- Как ты можешь быть не нужна мне? …Я …люблю тебя, - тихо ответил он, разглядывая её лицо над собою, ощущая нежные пальцы, скользнувшие по его груди.
- Тогда почему ты больше не приходишь ко мне, о лалум?.. – Лада прикоснулась губами к его животу, вызвав спазм сильных мышц.
- ...Я принёс тебе столько страданий, – нерешительно сказал он. - А ты...
- Рамзес, - остановила его Лада и открыто улыбнулась, - ты боишься оскорбить меня своим желанием?
- После того что было - да.
- Но ты был не виноват и боролся сам с собой. Мне это приятно, – Лада прикоснулась губами к его плечу.
- …Что скажет наш сын, если узнает о произошедшем, когда станет взрослым? – сжимая простынь, сдерживая порыв желания, проговорил Рамзес.
- Если он об этом узнает, - рассмеялась Лада, - то только то, что отец так любил его, что не оставил, проявив даже такие пороки. Однако, он не узнает. Разве кто-то тут считает поход к наложницам недостойным делом? - она поцеловала его губы и скользнула пальцами вниз его живота. По телу Рамзеса разливался неудержимый огонь, и он крепко прижал Ладу к себе не желая больше бороться с её игрой.
Расшитые занавески на окнах всколыхнулись, порыв ветерка наполнил комнату ароматом диких роз, растущих в изобилии неподалёку. Гигантская полная Луна заливала белым светом ночное небо, и полуночные птицы чередовали свои нескладные вскрики с таинственными вздохами павлинов.

В этот же вечер, Эвен Храма Единого Бога, занимался своими обычными делами.
Солнце садилось за горизонт, освещая небо багровым заревом.
" Атум... - думал Хеб, смотря из окна храма, – наступает скрытая часть суток".
Сегодня он решил остаться здесь на ночь, что бы свериться с движением планет и сделать некоторые расчёты.
Он поднялся в обсерваторию и опять остановился у окна. Зарево ещё не погасло и придавало пейзажу неземную таинственность. Что-то вспыхнуло золотом и на фоне вечерней зари появился сверкающий диск богов.
Очень быстро диск спустился недалеко от пирамиды на берегу спокойного сейчас моря.
Жрец не ожидал их появления. До сих пор боги заранее сообщали о своём прибытии. А потому Хеб, как можно быстрее, спустился вниз и отправился к месту посадки, дабы вовремя засвидетельствовать своё почтение.
Но не успел он выйти из города, как диск поднялся в небо и тут же исчез. Минуту постояв в недоумении, жрец повернул назад.
- Хеб! - услышал он издали знакомый голос и взволнованно обернулся, не веря своим ушам.
Женщина неслась ему навстречу. Её короткие каштановые волосы растрепались на ветру. Она высоко подняла подол своего платья, чтобы легче было бежать, обнажив свои красивые белые ноги. И этой женщиной была Тата.
- Хеб!
Он бросился ей навстречу. Да, это была она. Оторвав Тату от земли, Хеб в восторге закружил её, сжимая в объятиях.
- Ты вернулась!
- Да, теперь я буду жить с тобой. Я вернулась! – и Тата опять повисла на его груди.
- ...Но, как узнали боги? Ты им сказала, что хочешь вернуться? И они согласились?- не верил себе Хеб. Боги вот так, запросто согласились… После того, как долго не желали выполнить просьбу о возвращении в их время Лады и его жены…
- Пойдём домой, я всё тебе расскажу, - Тата с удовольствием произнесла это слово — "домой", - и крепко поцеловала мужа.

Утром, после бурной ночи, Тата поспешила во дворец, чтобы ошарашить своим появлением любимую подругу.
Лада ещё спала у себя. На заре, проверив малыша, она опять заснула.
Но Тата беспрепятственно пробралась к ней. Улёгшись рядом, она стала смиренно дожидаться, когда царица проснётся. Лада проснулась довольно скоро и тут же удивлённо вскрикнула.
Тата чинно встала с постели и совершила поясной поклон.
- Но… как? – начиная соображать, Лада восторженно подскочила к Тате и сильно обняла подругу.
- Всё было просто, – успокоила её Тата.
- Но, ты была там? В нашем времени? - голос Лады дрогнул, она плавно опустилась на постель.
- Была.
- И... как наши родные?
- Теперь, всё в порядке. Трудно было всё объяснить. Мудрено - в такое поверить… Но фотографии сыграли решающую роль. И то, что я пригласила своих и твоих родителей посмотреть, как я улетаю. Я думаю что вид инопланетного корабля всех убедил основательно. Только это придаст им друге волнение...
- Слава Богу! Пусть. Это уже не то беспокойство. Я так рада! Тата... и я так рада, что ты вернулась, - Лада опять бросилась ей на шею.
- Ты стала более свободной… раскрепощённой, я бы сказала, - удивилась Тата.
- Ну давай же, рассказывай! – взмолилась царица.
- Да, хорошо, я расскажу тебе как всё было в корабле, - вдохновилась Тата, когда прошёл порыв нежности. - В диске я никого не видела, но меня сопровождал чей-то голос. Этот голос предложил мне лечь в подобие кресла. Когда я это сделала, я поняла, что мы поднимаемся. Но только поняла, по слабому нарастающему гулу. Больше я ничего не чувствовала… Дальше я ничего не помню. Только слабый убывающий гул, немного другой. И голос сообщил, что полёт завершён. ...Но если я захочу вернуться, то через сто пятьдесят дней, на заходе солнца, я должна быть на этом же месте. ...И вот, я здесь.
- А Хеб? Он уже видел тебя? Мне кажется, он очень тосковал по тебе...
- Угу... Он не отпускал меня всю ночь... – кокетливо молвила Тата. Лада опять обняла подругу.
- Постой, у меня для тебя кое-что есть, – вспомнила Тата и полезла в свою изящную сумочку. – Вот, возьми. Ответный презент.
Она вручила Ладе её сотовый телефон. Тот, что она отдала ей, с фотографиями для родителей. Лада, со слегка заметным страхом, приняла подарок. Руки её от волнения задрожали.
- Чего ты боишься? – удивилась Тата, – Там новые фотографии и все хорошие, – успокоила она её.
- Да… - включая функцию с фотографиями, благодарно ответила Лада, – Это очень хороший подарок.
Подруга понимающе улыбнулась ей и придвинулась поближе, чтобы вместе смотреть эти фото.
- Кто бы мог подумать, что мы окажемся в такой истории? – когда снимки закончились, сказала Лада.
- Что меня ещё может удивить? – согласилась путешественница.
День уже был в полном разгаре и подруги решили провести его вместе. Поговорить было о чём.

глава 17.

Север и Юг спешат к тебе с почитаньем
и посылают весть о твоем приходе
на небосклон, где ты бирюзовым светом
Обе Земли торжественно озаряешь.
(«Гимн-восхваление Pa».)

Слава тебе, Осирис, Бог
Вечности, царь богов,
чьим именам числа нет, чьи
воплощенья святы.
Ты — сокровенный образ
в храмах; душа-двойник
будет всегда священной для
приходящих смертных.
(«Гимн Осирису».)

Во дворце торжество в честь принца Менкаура – блистательный пир в честь его пятилетия. И это было бы не так примечательно, если бы не ещё один повод.
Чтобы определить наследника, жрецы должны были отправиться искать мальчиков, которые способны, сознательно или нет, выделять из себя энергетических двойников. Таков был закон. Эти мальчики, от восьми до пяти лет могли принадлежать к любому сословию. В течение пятнадцати лет они находились почти в полном уединении в храме Единого Бога, где изучали науки. По истечении этого времени, самый сильный из них, мог, в дальнейшем, занять место фараона или верховного жреца.
Но существующие до этого династии фараонов и жрецов были сильны, ведя своё происхождение от богов. А потому сами имели представителей, обладающих нужными качествами. Если в семье фараона рождался мальчик с такими качествами, а это случалось неизменно, то уже никто не мог оспаривать его право на наследование царства. Если только в царской семье не было ещё мальчиков, равных по возрасту и имеющих активных, тонкоматериальных двойников. Тогда, по истечению времени, просто выбирали лучшего.
Так было с Рамзесом и Хебом. Они являлись двоюродными братьями, с разницей в один год. Но, единственными, со способностями, хотя были и другие братья. В итоге, состоялось полюбовное решение. Поскольку Рамзес являлся единственным сыном фараона, то он и был назначен на наследование царства. Хеб же стал верховным жрецом и вторым по значению в Та-Мери.
Сейчас принцу Менкаура, единственному сыну Рамзеса и Лады, исполнилось пять лет. Более того, никто больше из погодок, на этот момент, не обладал нужными для обучения качествам - не имелось соперников. Это истолковывалось народом как прямое указание воли Бога - никто в этом не сомневался.
Был поздний вечер, но праздник ещё не заканчивался. Лада сочувственно взглянула на заметно погрустневшего сына. Она отлично знала, что не только усталость виной его печали, но, главное - расставание с матерью. Поблагодарив гостей за присутствие на торжестве и извинившись за то, что должна покинуть их, она отправилась с Менкаурай в его покои.
- Почему я должен покинуть вас и уединиться на много лет? - пожаловался Менкаура, не скрывая своего расстройства. В покоях они были одни и теперь он чуть ли не плакал.
- Мой дорогой, - обняла сына Лада, - жрецы считают, что так ты сможешь лучше усвоить науки. Это очень древняя традиция. Так делали все фараоны. И твой отец, и Хеб, – Лада переживала не меньше. Но таков был закон, его установили боги. Если она воспротивится, то жрецы станут искать другого претендента, из более низкого сословия.
- Его нельзя изменить? – всхлипнул мальчик.
- Нет. Но я что-нибудь придумаю. Я договорюсь с Хебом. Мы будем часто видеться, – Лада уложила сына в постель и прилегла рядом. Нежно погладила наголо стриженую голову сына и поцеловала его, - Ты не должен переживать. Ты должен гордиться тем, что в будущем займёшь трон фараона Та-Мери и станешь властвовать над всей этой землёй. Тебе будут поклоняться. Ради этого можно потерпеть пятнадцать лет. А это время ты посвятишь изучению наук, ремёсел и воинского дела. На тебе лежит большая ответственность, теперь и в будущем. Ты знаешь об этом?
- Да, я знаю, - тихо произнёс мальчик. Слова матери вдохновили его. Слёз уже не было. Наоборот, детское личико выражало гордость за себя и свой род. Его взгляд, которым он посмотрел на Ладу, приобрёл решительность.
- И ты не будешь больше скучать? – Лада потрепала сына за подбородок.
- Нет, – чуть смутившись, ответил ребёнок.
- И даже тосковать?
- Ну, разве что чуточку... – Менкаура, улыбаясь, показал на пальцах, прищурив один глаз, сколько значит "чуточку". Лада радостно поцеловала его в щёку.
- Не забывай, если обманешь меня - я всё почувствую и обижусь на тебя.
- Но ты, всё-таки, останься сегодня со мной...
- Конечно. Теперь, засыпай, - Лада укрыла его одеялом и удобней улеглась рядом.
- И не забудь, ты должна навещать меня часто, – напомнил мальчик.
- Не сомневайся, - прошептала Лада и обняла сына.
Утром, фараон, царица и верховный жрец, в окружении свиты, отправились в храм. Принц был передан на попечение жрецам-эвенам, которые торжественно обязались обучать и заботиться о нём - о единственном наследнике, данном богами.
Лада исполнила обещанное сыну и договорилась с Хебом о возможности бывать у сына. Верховный жрец оказался более чем благосклонен и ко всему прочему, согласился каждые три месяца, на десять дней отпускать принца во дворец.
Вечером, отдыхая в уединении после торжества, в открытой комнате с прудом, Лада радостно рассказала об этом мужу. Только он не удивился, чем не мало озадачил её.
- Подобная привилегия, в прошлом, предоставлялась и мне с Хебом. Вполовину реже, но ничего удивительного… - спокойно сообщил Рамзес, укладываясь на софе.
- Ну почему ты мне об этом не сообщил!? - растрогалась Лада, - Я так переживала! А бедный мальчик...
- С Менкаурой будет всё в порядке... Ему это полезно, – не растрогался фараон. Он потянулся за фруктами, лежавшими рядом в золотой чаше.
- Что полезно - переживания? - Лада забрала у него всё, что он себе только что выбрал и, положила обратно в вазу, – Ответь, что мальчику полезно?
- Осознание. Что он не может постоянно крутиться под ногами мамочки.
- Рамзес! – негодовала Лада, – Ты мог бы сообщить, что с мальчиком мы можем видеться, …довольно часто.
- ...Прости. Я... не сообразил, что нужно сообщить. Забыл.
Лада, насупившись, уселась на укрытый лиловым шёлком диван и приказала служанке принести ей чаю. Она намеревалась серьёзно поговорить с мужем обо всех законах и их нюансах.

глава 18.

Прошли дни.
Переживания в связи с разлукой улеглись. Лада и Рамзес часто навещали Менкаура и мальчик уже привыкал к такому образу жизни.
Царица проснулась в хорошем настроении. Она оделась и пошла в покои мужа. Его в спальне не оказалось. Более того, постель была не тронута.
"У наложниц..." - осенила её мысль и она почувствовала щемящую досадную обиду. Тихо прикрыв за собой дверь, она вернулась обратно к себе. Позвала служанку и приказала приготовить ей прохладную ванну.
- Госпожа, - приготовляя всё необходимое, заговорила служанка, - на заре приходил посыльный от жены верховного жреца. Госпожа Тата просила вас прийти сегодня к ней.
- Спасибо, Нуит. …Это хорошая идея, – безынициативно проговорила царица.
В последнее время, Ладе, во дворце, совсем стало нечем заняться. Рамзеса целыми днями не было, он полностью был занят строительством. Она только и ждала вечера, чтобы пройтись до храма и, возможно, лишний раз свидеться с сыном. Скоро у неё появилась идея – изучить библиотеку, которая находилась в храме Единого Бога. Было бы здорово, если б верховный жрец разрешил воспользоваться ею.
Приняв ванну, Лада сразу отправилась в дом верховного жреца. Приглашение подруги оказалось очень кстати.
- Госпожа, я должна что-то сообщить господину, если он вернётся раньше? – вежливо поинтересовалась Нуит.
- Сообщить? – переспросила, раздумывая царица, – Нет… Пожалуй, нет.
«Не служанка, что б отчитываться», - додумала она.

Тата заметила подругу ещё из далека. И сразу выбежала ей навстречу.
Тут же стало очевидно, что произошло нечто хорошее - Тата просто сияла от радости.
- Получила моё послание! - Тата обняла подругу.
- Привет! ...Ну, что случилось?
- Давай, зайдём внутрь. И я всё расскажу, – Тата взяла Ладу за руку и повела за собой. Они вошли в залу и уселись на небольшой, низкий, круглый диванчик. Лада приготовилась слушать. - Я... жду... ребёнка! - сжав Ладе ладони, воскликнула Тата.
- Неужели? - ахнула царица.
Пять лет Тата жила с Хебом и за это время не было и намёка на беременность. Тата очень переживала из-за такой досадной и важной детали их семейной жизни. И уже сомневалась в своей способности хоть однажды родить наследника.
- Да. Я уверена, что беременна. Хеб это подтвердил, …по пульсу, - Тата показала руку, где именно Хеб слушал. - Я на третьем месяце.
- Уже третий месяц? ...И ничего мне не говорила, – улыбаясь, сказала Лада.
- Я сомневалась. Вдруг ошибаюсь?
- О, я так рада за тебя!
Проговорив до обеда, Лада всё ж решила, что пора уже возвращаться во дворец.
- Ты ещё придёшь ко мне?
- Буду приходить к тебе теперь часто, – заверила Лада. - Но прежде, я хочу поговорить с Хебом. ...Об одном деле, - вспомнила она.
- Что за дело?
- Я потом тебе всё расскажу.
- Вот, он идёт... - посмотрев в окно и увидев мужа, Тата указала на него.
Лада выбежала на улицу и догнала жреца. Он поприветствовал её, всем своим видом показав, что царице не пристойно бегать как девочке. Но Ладе было до этого всё равно.
- Хеб, я хочу просить тебя...
- Постараюсь исполнить, – ответил Хеб, чем напомнил царице джинна.
- Ты знаешь, я теперь веду праздную жизнь... – миндальный хем-нечер не сдержал смешок, - Может ли царица заняться изучением библиотечных книг? – заметив эту усмешку, задорно спросила Лада.
Показалось, что жрец растерялся.
- Я не могу… дать ответ сейчас. Там есть очень важные записи, не всем доступные... – Лада смотрела на него с недоверием, - Это серьёзно. Мне придётся поговорить с нашим богом Ра.
- Хорошо… - с надеждой ответила Лада. - Если это такая ценность… А ты не хитришь?
- Никогда, – заверил её Хеб.
- Извини, – виновато попросила Лада, – Я только подумала, что странно… ну, что у Ра нужно спрашивать…
- Это правило, – коротко ответил жрец, с явным нежеланием что-либо ещё пояснять. Видимо, не зная как смягчить своё резкое оправдание, Хеб, поклонившись, распрощался с подругой жены и предложил ей, прямо сейчас, навестить сына. Что она с радостью и сделала.
У входа во дворец Ладу предусмотрительно встретила услужливая служанка Нуит и сообщила, что фараон сердит на неё и приказал прийти к нему сразу, как она покажется на пороге. Не вдаваясь в подробности, Лада так и поступила - памятным было утро.
- Ты отсутствовала целый день! - как и обещала Нуит, Рамзес был недоволен, - Где ты была?! – Он встретил её посреди своей излюбленной комнаты, подперев бока руками.
- Мне запрещено выходить? – Лада за эти годы осмелела и не любила, когда ею начинал командовать кто бы то ни был. Перестала терпеть любые посягательства на свою свободу, что пошло ей только на пользу.
- Не запрещено, – сбавив тон, ответил Рамзес. - Но я, фараон - твой муж. И ты обязана ставить меня в известность о своих намерениях! Если ты не понимаешь этого, то, по крайней мере, пойми слово "обязана".
- Ну, хорошо. Я обязана и знаю об этом. И я собиралась тебе сообщить. Пришла утром, но тебя не нашла… - невинно объяснилась Лада.
- ...Ты была у Хеба? - будто не заметив её претензию, продолжил Рамзес.
- Да, я была у Таты, – просто ответила Лада, – Утром она пригласила меня к себе. У неё есть прекрасная новость. Тата ждёт ребёнка.
- Тата ждёт ребёнка? – Рамзес очень удивился, - О, Хеб, наверное, рад. Он давно хотел, что б это случилось.
- Да, – добродушно подтвердила жена. - И ещё, я говорила с Хебом... о библиотеке в храме Единого Бога. Я хочу прочесть те книги.
- Зачем это тебе? – как-то незадачливо выдал Рамзес.
- Мне всё интересно, – Лада не смогла сдержать удивлённый вид, – Вы что, сговорились? Я прошу позволить мне читать книги, а не научить меня пользоваться порталами!
- ...Что сказал Хеб? – Рамзес, похоже, не обратил внимания на её пояснение.
- Поговорит об этом с Ра, – Лада внимательно следила за мужем. - Как думаешь, Ра согласится? – намеренно спросила она, - Я думаю, он обязан согласиться.
Поговорит с Ра? Спросит у него? - обеспокоился фараон, - ...Это можно решить и так! – по прежнему, думая о чём-то своём, вспылил Рамзес.
И я о том же! - усмехнулась Лада.
Я поговорю с этим глупым эвеном...
- Я не должна читать там? – преградив путь замаячившему по комнате мужу, ещё больше заинтересовалась Лада, - О чём таком неожиданном я могу узнать?
Рамзес нервно взглянул на неё, но отвечать не стал. По всему было видно, что решение Хеба поговорить о ней с богом Ра, не вселило в него никакой радости. Напротив, становилось совершенно ясно, что библиотека тут вовсе не при чём…
- Даже не представляешь… - ответил ей муж и посмотрел на неё так, будто не знал утвердительно или вопросительно закончить предложение.
Пригласили к трапезе. Лада за день ничего не ела и кушанья так вдохновили её, что она решила пока ни о чём не думать и вдоволь насладиться этой насущной радостью. Рамзес, напротив, ел мало — весь ужин прибывая в задумчивости.
Когда вышли из-за стола, Лада всё же не преминула возобновить недавнюю беседу. А потому, побежала по холлу вслед за мужем, который явно не желал ни о чём больше говорить. Настигнуть его удалось только в той комнате, в которой говорили прежде.
Лада решительно уселась в кресло мужа, тем самым демонстрируя, что не уйдёт, пока не наговорится.
- Что ты знаешь о системе Сотис? – неожиданно спросил он и оперся на ручки кресла, в котором сидела жена.
- А… Сотис, это, наверное, Сириус? – неуверенно спросила Лада и, видя отсутствие желаемой реакции, добавила, – Созвездие Анубиса, а… - Малого пса?
- Да, - пристально смотря на неё, подтвердил Рамзес. - Ааху-шета-т Аст-Анпу.
- …Почти ничего. Только то, что читала. А это мало, – честно призналась Лада. Минуту помедлив, Рамзес резко выпрямился.
- Я иду спать, – заключил он. – Устал. С этими словами Рамзес скрылся за дверью, оставив Ладу сидеть в одиночестве.
«Просто невидаль какая-то…» - вздохнула Лада и тоже пошла к себе.

глава 19.
Через день после раздумий Рамзес пригласил к себе Верховного Жреца.
Однако, убедившись, что они одни, Хеб не стал дожидаться вопросов и начал разговор первым.
- Ты хочешь знать решение Ра о просьбе царицы? - для начала поинтересовался он.
- Хочу, - Рамзес стоял на балконе к нему спиной и смотрел на простирающийся внизу город. - И у меня трагическое чувство...
- Это серьёзно, - ответил Хеб. Рамзес в напряжении развернулся к нему и пригласил вернуться в комнату.
- О чём я не знаю? - фараон занял своё место на лазуритовом троне.
- ...Ты ведь знаешь, - Хеб слегка замялся, - что у тебя и Ра одна духовная суть. Что ты - это Ра в будущем… то есть, сейчас. ...Что Лада одна из дингиров.
Разумеется, мне это известно. …Не нужно, большого ума чтобы понять, чем это грозит. Я не желаю их встречи. Я не хочу допустить хоть что-то, что сблизит Великого Дингира с моей женой.
- Было бы логично предположить, что вам понравится одна и та же женщина, - со вздохом констатировал факт жрец. Рамзес сжал пальцами холодный камень своего трона. - Рамзес... их встреча — вопрос времени. И ты понимаешь, что выбор за Ладой. Узнает ли она его, полюбит ли... - жрец осёкся — учитывая, что у вас одна душа. Но личности вы разные. ...А одна ночь с богом, это всего лишь...
Фараон прикрыл лицо сжатой в кулак ладонью и в напряжении мысли, брови его гневно сдвинулись. Через мгновение он вскинул взор и вскочил, весь вскипев от негодования.
- Не будет этого! Я её муж и никто больше.
- Ра тоже её муж, – не двигаясь с места, сообщил Хеб, - Он так сказал...
- Она не будет с ним. Так и передай, - сказав это и не желая более ничего обсуждать, Рамзес оставил Хеба одного.
Жрец не стал долго думать и отправился к царице, чтобы сообщить ей всё, что только что сказал фараону.

Лада вскочила с садовой скамьи, на которой только что сидела с Хебом, продемонстрировав повадки мужа, и поспешно обернулась по сторонам, опасаясь случайных свидетелей.
- Я прошу простить меня, если невольно нанёс тебе оскорбление, - чувствуя себя виноватым, Хеб тоже встал. Лада горько хмыкнула.
- Кто бы мог подумать...
- Лада, как видно, ты здесь неспроста, - Хеб опять сел на скамью и увлёк за собой царицу, – Должен сказать… Ра следит за тобой с самого вашего с Татой появления в Та-Мери… И, признаюсь, он не рад вашим с Рамзесом отношениям.
- …Да, наверное, я виновата. Если бы меня здесь не было, то Рамзес и Урани были бы, наверное, счастливы… - по-своему поняла Лада. – Урани должна быть на моём месте. Так хотел Ра?
- Именно, это и планировалось. Ра уже был намерен вмешаться… но, Рамзес сообщил о том, что ты ждёшь ребёнка. Ра смягчился… и дал тебе возможность взрастить сына.
- Вот как… - опечалено произнесла царица, – Может быть теперь, когда Менкаура отдан жрецам, Он желает что бы я освободила место?
- Не совсем… – Хеб усмехнулся и помотал головой, будто пытаясь выбрать правильную мысль, – Он желает, чтобы ты разделила с ним ложе. Только и всего. Ты ему пришлась по нраву.
- Я что здесь, игрушка!? - не пожелала слушать продолжения Лада.
- Ввиду того, что я узнал о чувствах Ра, я думаю наоборот, – резко напомнил ей жрец.
- Наоборот?! Эти приказания считаются «наоборот»? - Лада говорила тихо и её голос дрожал. - Мне нужен только один мужчина - Рамзес!
Хеб опустил глаза.
- Ра, не просто мужчина... Он тоже твой муж.
- Каким образом!? Я не выходила за него замуж! Я его не выбирала! – царица говорила глядя в пустоту. - Хеб, в моём времени нет никаких богов. И теперь никакой бог мне не указ.
- Ты много не знаешь. И если хочешь что-то понять, то тебе придётся встретиться с Ра и всё выяснить у него, - в глазах Хеба мелькнуло отчаяние.
- Скажи, ради чего я должна принести себя в жертву?
- В этом не может быть жертвы. Он твой муж.
- Я не выходила за него! - вспылила Лада.
- Что ж, ты права. Но Ра был и будет частью Рамзеса, - Хеб осёкся, ведь Лада ещё не знала о связи Ра и её мужа. А распоряжения сообщить ей эту тайну, он не получал.
- ...Но он не Рамзес, – Лада не поняла смысла сказанного, но и не хотела показать виду, что не понимает.
- Он - бог.
- Я верю только в одного Бога... И Ра до него далеко!
- Он наш создатель. А значит, как бог. И если он решил стать твоим мужем, то значит это нужно.
Лада закрыла лицо руками.
- Подумай, если бы не желание Ра и таких как он - были бы мы? Был бы тот мир, который ты знаешь?- стал увещевать царицу жрец.
Она заинтересованно посмотрела на Хеба. В голове мелькнули странные, но знакомые картинки, открылась какая-то тайна, которую она не смогла удержать в мыслях... Что-то далёкое, незнакомое и близкое одновременно...
- ...Для чего они нас создали? Ради рабства?
- В мире действуют и более высокие идеи.
- Я надеюсь, - вымолвила Лада. Верховный жрец замолчал, ожидая её решения. И Лада молчала, чувствуя, как инстинктивный интерес захватывает её.
- А что решил Рамзес? - вдруг поинтересовалась она.
- Он не желает тебя делить,- с нотой обречённости, ответил жрец. – И что я скажу Ра? Не представляю даже, что он сделает со мной… Как меньшее – выгонит из жреческой касты… Теперь, когда у меня есть семья и Тата скоро родит…
- Не желает делить?.. – заинтересовалась Лада, - Наложницы его, надо думать, успокоят. Да и тайн он знает много… чего и мне знать желательно. ...Меня желает бог? - уже изменившись, звонко переспросила она. Хеб слегка напрягся следя за её изменившимся поведением. Он был разрываем противоречиями – содействовать измене жены его близкого друга и брата или обречь свою семью на долгие скитания в бедности…
- А если я не пойду, Ра будет мстить?
- Я не могу сказать, Он — бог, - растерялся Хеб.
- Ты думаешь, он будет мстить? - повторила Лада, встав перед Хебом.
- Ра добр, но властен. И, иногда, жесток, – глядя в никуда, ответил ей Хеб.
- Жесток? Отлично... Но если Рамзес против, то как я пойду?
- Рамзес естественен в своём гневе. И я бы… так же поступил, – последовал ответ.
- Так как же быть? – решение уже было готово. Нужно только подтверждение требования бога Ра.
- Советовать тебе мне нечего. Решай сама. ...Я провожу тебя к дворцу.
- Нет, Хеб, спасибо, – задумчиво ответила царица. - Я ещё побуду тут. В саду мне лучше думается.
- ...Что ж, я думаю, твоё решение будет верным, – выразил пожелание жрец. Лада хитро кивнула в ответ, вспомнив о наложницах Рамзеса. Поклонившись ей, он ушёл. Царица проводила его взглядом и пошла вглубь сада.

@темы: "Атум".16-19