Глава 8.
На следующее утро, как только рассвело, Лада попросила аудиенции. И теперь, следуя за прибывшим к ней придворным она опасалась, что уж слишком рано потревожила фараона. С другой стороны, позже она могла его и не застать во дворце сегодня. ...Мало ли, в какую часть земли или Вселенной он сегодня решит переместиться?
Придворный открыл тяжёлую дверь и сообщил фараону о той, что несмотря на свою скромность, столь свободно просила о встрече с ним. Лада вошла, и двери за ней закрылись.
Рамзес сидел на каменном кресле в виде трона. Лада не без удовольствия заметила, что он напрягся при встрече с ней… это смутило немного.
- Ты встаёшь очень рано... - сказал он.
- Не всегда. Но сегодня я хотела с вами поговорить... - Лада растерялась, не зная как обратиться к фараону в её случае. Прежде она избегала прямых обращений к нему, - Господин...
Бровь Рамзеса взметнулась вверх. Он, прикрыв ладонью улыбку, оперся на локоть. Лада сильно покраснела и опустила голову.
- Наедине, ты можешь обращаться ко мне по имени... - не отрывая ладонь от губ, предложил Рамзес.
- Хорошо, - с облегчением согласилась Лада и подняла на него взгляд.
- Так чего же ты хотела?
- Я думаю, что мне нужна работа, - быстро проговорила Лада. И, обратив внимание на удивлённый вид господина, продолжила, - я должна оправдывать всё то, чем пользуюсь здесь и своё пребывание тут. ...Тата вышла замуж и она теперь при деле. А я, похоже, из милости. Что ни для кого не может быть приятным.
Рамзес явно не ожидал такого заявления и после речи Лады ничего не осилил сказать. Наступило обоюдное смущение, из которого их удачно вывел вновь появившийся глашатай. Он сообщил, что прибыл некий Гормахис, с которым была запланирована встреча на это время. Рамзес тут же стал серьёзен. И заверив что найдёт ей занятие, отпустил её восвояси.

Лада уже час сидела на краю фонтана и размышляла о своей беседе с фараоном, о браке Таты и о том, сколько всё это будет продолжаться. Прошло немало времени с тех пор, как они здесь… - «а воз и ныне там»… И чем дальше, тем всё сложнее становится тянуть этот «воз»… Думать о состоянии родителей становилось невыносимо!
Появление у фонтана Рамзеса оказалось полной неожиданностью и Лада подскочила, что б поклониться.
- Тебя что-то беспокоит? - он сел рядом.
- О, да, – она с улыбкой посмотрела в небо, - Я думала о Тате и о себе... О том, как мы попали сюда... - машинально ответила Лада. Она на столько сейчас обрадовалась его присутствию, что готова была себе сказать - «ну пожалуйста, постарайся вести себя достойно»!
- Ты можешь ходить к ней. Только сообщай мне, что б я дал тебе в сопровождение слуг.
Ходить к Тате в гости - это здорово. Такое обращение с ней Рамзеса - захватывало. Она хотела задать вопрос, но передумала. Тем не менее, он заметил это весёлое замешательство и спросил.
- Рамзес, - помедлив, сказала Лада, - ты в будущем будешь полноправным фараоном, а Хеб - верховный жрец. Он имеет такую же власть, как и ты? Он может забрать твою власть? - она взгляну на Рамзеса как можно собранней.
- Это обоюдная возможность... Верховный жрец - это посредник между Богом, богами и духами. Он имеет возможность общаться с ними и это его обязанность. Но то же самое могу делать и я. Ра назначает наместников и посредников. Никто не вправе идти против его решения. Изначально, это его земля и его люди. Великий Дингир не отличается сентиментальностью, а потому ни Хеб, ни я, не можем ничего сделать против Его воли.
- Он что, так часто бывает здесь?.. – с сомнением спросила Лада.
- Не часто. Но это не имеет значения. Ра тот, кто развивает нас, кто может дать нам возможность сравняться с богами ...когда-нибудь. Но он так же может нас и уничтожить, если посчитает наш род ненадёжным, а потому - бесполезным.
- Это его распоряжение, что бы вы брали в жёны только близких родственниц?
- ...Зачем? На нас не распространяется Закон Чистого Семени.
- В моём времени, - решила пояснить Лада, - считают, что в Древнем Египте, ну, в Та-Мери, практиковалось кровосмешение среди фараонов, - Рамзес не без интереса смотрел на неё. Лада продолжила, - Мужчина может брать себе в жёны не только сестёр и дочерей, но даже и мать...
Рамзес безмолвно окинул взглядом сад, окутанный поднявшимся с земли туманом.
- Любой правитель посвящается в тайну Священного Огня. Он должен соединить свою душу и тело с Землёй - свой матерью, Народом - своей сестрой и Наукой - своей дочерью. ...Ваш мансум неправильно понял — гоните его.
- Это точно — прочь его! - они рассмеялись.
- ...Не думаю, что тебе стоит работать. Но, если ты очень желаешь, то Адара - распорядительница гардероба, даст тебе её, - Рамзес встал. - У меня дела. Я хочу увидеть тебя сегодня за ужином, - он легко поклонился ей и ушёл.

Стояла тёплая ночь. Большие яркие звёзды освещали своим сиянием небо.
Рамзесу не спалось. И что бы хоть как-то утомить себя, он бродил по пустынному двору. Незаметно для себя, он подошёл к покоям Лады, влекомый мыслями о недавнем разговоре.
Неожиданный крик из комнат Лады словно оборвал его сердце и, мигом, он ворвался к ней.
Лада, поджав под себя ноги, сидела на постели, одной рукой придерживая покрывало, плохо прикрывавшее её практически голое тело. Она не привычна была к часто жаркому климату Та-Мери. И готова была, в своих комнатах, без стеснения спать голой. Но, не при посторонних...
Увидав вбежавшего мужчину, она чуть было вновь не закричала. Рамзес опустился перед ней на колени... и она успокоилась, подняв покрывало до подбородка.
- Что произошло? - взволнованно, опасаясь, что могло произойти новое поползновение, спросил он.
- …Страшный …сон. Почему ты здесь?
- Мне не спится. Я тут бродил, недалеко.
- Ну, что же… - Лада слегка прокашлялась и посмотрела в сторону, – думаю… всё в порядке.
- …Почему служанка не с тобой? – всё ещё стоя на коленях перед сидящей Ладой, Рамзес огляделся по сторонам.
- Я её отпустила. Тут ей негде спать.
Рамзес ничего не ответил. Он казался очарован это ситуацией. Не заметить было невозможно. Лада залилась краской, что происходило с ней каждый раз, когда она начинала волноваться…
Покрывало начало спускаться с плеча Лады и она попыталась его поправить. Но от волнения упустила и взору Рамзеса предстала её обнажённая грудь.
Она ахнула... Рамзес решил ей помочь. ...Его руки оказались на её коленях. Подавая покрывало, они скользнули к груди... и испуганные глаза Лады встретились с его загоревшимся истомой взором.
В голове Лады промелькнули упрёки подруги о том, что от неё нет никакого проку, что она должна прилагать усилия… И так хотелось его обнять!..

Рано утром пришла служанка. Она приготовила воду для омовений, но хозяйка не показалась.
Легонько, она отодвинула прозрачный полог в покои и, её изумлённому взору, предстали любовники. Они спали.
Вот это история!.. - прикрыв озарившиеся улыбкой губы, прошептала служанка и, задёрнув занавесь, опять побежала к подругам с занятной новостью.

глава 9.
Лада вынуждена была признать для себя, что необычайно довольна тем, что случилось между ней и Рамзесом. Что-то внутри постоянно требовало рассказать каждому о том, как она счастлива! Но был только единственный человек, которому она могла признаться в этом… И она немедленно навестила Тату.
Дома Таты не оказалось. Пришлось идти в храм, в надежде найти её именно там.
- Странно, что ты здесь? – обнаружив подругу в саду, с ходу вопросила Лада.
- Ничего странного, – ответила Тата. Она отошла в сторону и Лада увидела несколько только что выкопанных травянистых растений. – Я тут выкапываю растения. …Хочу посадить их у нас в саду.
- Хозяйка, – похвалила её подружка.
- О, я так рада тебя видеть, Лада! – Тата вытерла платочком руки и обняла её. - Как ты поживаешь? - Они поцеловались.
- Хорошо. Как ты?
- Ну, я как видишь, живу довольно хорошо, - Тата указала на платье и свой общий холёный вид. - Даже очень. Представь себе. Я богата, меня все чтут и ...я всё больше влюбляюсь в своего мужа... - нотка грусти скользнула в радостной её речи.
- Это же хорошо! - одобрила Лада.
- Да. Только он меня не замечает. Разве что, только по ночам... - Лада пожала плечами, а Тата продолжила, - Я опять просила Хеба о нашем возвращении. …И он сказал, что при удобном случае попросит об этом Ра. ...Это только подтверждает его холодность.
Лада молча слушала её. Она, конечно же, хотела возвратиться в своё время, переживала за родных… Но, вместе с тем - она любила теперь и Рамзеса и не хотела расставаться. Она чувствовала себя счастливой!
- Хеб сказал, что в ближайшее время фараон-отец передаёт свои права Рамзесу. Он станет полновластным фараоном. И тогда же, станет мужем принцессы Урани, из одноимённой страны... - Тата умолкла, заметив, как изменилась в лице подруга.
- ...Я не знала. ...Какая ...радостная новость, - сердце Лады больно упало. Она попытала сделать счастливое лицо, - Что же, наверное... Наверное, я пойду. Прости...
- Почему? Так быстро? - заметив явную перемену в настроении, Тата поняла, что сообщила неприятную новость, да к тому же, нетактично. - ...У тебя что-то с ним есть!? - крикнула она вдогонку поспешно уходящей Ладе.
- Нет... нет, - еле слышно ответила она. - Меня работа ждёт, я ненадолго заходила! – обернувшись, крикнула девушка и скрылась за деревьями.
Постояв в недоумении, Тата побежала следом за ней: "Что она делает? ...Работает?" - вдруг осенило её.
Лада слуг не взяла и разрешения у Рамзеса при этом не спрашивала, а потому, исчезла из виду очень быстро. Тата найти её не смогла и вернулась в храм: "Что-то там не так… Она скрывается от меня... Она влюблена в Рамзеса ...и так понятно. Но она же не думала… что он сделает её царицей? И что между ними было? …Неужели, она решилась? Вот …досада."
Вернувшись во дворец, Лада, так некстати, застала у себя Рамзеса. Он ожидал её. Нуит услужливо суетилась по комнате и, как только появилась хозяйка, оставила их наедине.
Увидев Его, Лада не смогла сдержаться и выбежала в сад. Ведь гнев, обида и гордость не позволяли ей расплакаться при нём. А она вот-вот могла это сделать...
Рамзес выбежал за ней и остановил её у фонтана, успев удержать за руку.
- Где ты была? Что случилось? – не сводя с неё глаз, спросил он.
- У Таты, – смогла, через подкатывающие слёзы, ответить Лада.
- Ты всё …знаешь? - заметив блеснувшие слёзы в её глазах, он не отпускал её рук.
- О чём? - только и всего смогла ответить, отводя взгляд.
- О скором моём браке, – пояснил фараон. Лада согласно кивнула, по-прежнему не смотря на него, - У меня есть обязательства. А этот союз нужен, – Рамзес взял Ладу за плечи и повернул её к себе. Но она отстранилась, - Этот брак не подразумевает моих чувств к ней. Я полюбил тебя с первого взгляда. ...В нашу первую ночь, ты …стала моей женой.
Она повернулась и посмотрела в его глаза, сама не осознавая своих действий. У неё не возникло сомнений, что любимый говорит искренне. Однако, самолюбие не позволило ей ответить. Рамзес тяжко вздохнул.
- Позже, я смогу сделать тебя своей женой. ...Дай своё согласие.
Лада не ожидала от себя такого, но это предложение показалось ей явно оскорбительным.
- Я не стану одной из твоих жён! - возмутилась она, вновь обретя дар речи. - Я не буду твоей наложницей и любовницей тоже! ...По крайней мере, по своей воле, - Рамзес всё ещё держал её руку, и она попыталась высвободиться. - Я уйду от сюда, при первой возможности!
Рамзес продолжал крепко держать её и Лада никак не могла освободиться. Слёзы покатились по её лицу. Рамзес растерялся, она, наконец, смогла вырваться и убежала.
Скрывшись в своих комнатах, Лада закрыла на засов дверь, когда увидела, что Рамзес продолжает стоять всё там же. Он ещё долго там сидел. Лада это видела, но подойти не пожелала...

глава 10.

Через неделю прибыла принцесса Урани. Это была очень юная, шестнадцатилетняя девушка. Повадки её были совершенно девичьи. Тем не менее, тело её было вполне сложившимся - чего нельзя было сказать о её внутреннем состоянии. Не вызывало сомнений с первого взгляда, что будущая царица Египта, по сути - надменный большой ребёнок...
Служанка рассказала Ладе, что фараон и принцесса уже давно были знакомы. И сватовство произошло примерно год назад, когда Рамзес и его флотилия остановились у земли Урани и были приглашены как желанные гости. Где они и погостили. Принцесса с тех пор, была влюблена в него. Очень скоро, после возвращения фараона на родину, в Та-Мери прибыли послы Урани с предложением о заключении союза и подарком от самой принцессы. Это была не плохая кандидатура. И будущий правитель Египта, по настоянию отца, согласился.
Было трудно помогая Адаре с гардеробом не попадаться на глаза Рамзесу или надменной Урани. И Ладе приходилось брать всю волю в кулак, чтобы иметь возможность изображать свою незаинтересованность фараоном. Это становилось более печально по мере того, как она всё чётче осознавала себя полной никчёмностью и совершенной бесполезностью.

Утренняя влага в воздухе уже рассеялась, но, как будто в честь торжества, не было томительной жары.
Весёлая, поющая процессия размеренно двигалась к храму, где уже давно, в ожидании жениха, маялась будущая царица. Пренебрегая скромностью, Урани послала на встречу своему жениху слугу с букетиком маленьких, жёлтых и очень душистых цветов, с прикреплённым к ним пергаментом, где значилось короткое послание.
Рамзес ехал в запряжённой четвёркой белых прекрасных коней колеснице. Золотая сбруя их была усыпана изумрудами и лазурью, а такая же золочёная колесница - алыми рубинами и гранатами, которые играли в лучах солнца как прозрачная вода. Фараон был облачён в белую тунику-калазирис, довольно скромную, не считая богатого украшения на груди в виде пластины, изображающей символ бога Солнца.
Он был грустен.
Весёлые полуобнажённые девушки и девочки, украшенные венками из крупных розовых роз, с поясами из мелких белых розочек - танцевали вокруг него замечательные танцы, сопровождая их песней. Они не могли не радовать!
Все жители, которые вышли увидеть торжество - все, от мала до велика, были прикованы взглядами к этим сказочным девам.
Фараон-отец и царица-мать ехали позади, украшенные богато и со вкусом. За ними ехала вся родня и самые близкие друзья царственных особ. Яркость и богатство красок тут, казалось, не знало предела.
А впереди танцующих дев и по бокам от них ехали, верхом на чёрных жеребцах, вооружённые воины.
К процессии подключился весь город и многие приезжие. В этот день город гудел как улей.
Оглядывая толпу поверх голов и таким образом приветствуя всех, было заметно, что фараон кого-то ищет среди людей. Манёвры приближающегося гонца, ловко обошедшего стражу, с букетом цветов в руках - вызвали в нём улыбку. Он отпустил стражника, преградившего путь посланнику и прочёл письмо. Улыбка, появившаяся на его лице, вновь сменилась грустной сосредоточенность. Послание было получено не от той... Возничий, озадаченный переменой в лице господина, не нарочно потянул за уздцы и лошади сбились с шагу. Одна из них споткнулась и лёгкий ропот прокатился по толпе. Погонщик спохватился и быстро выровнял шаг - скоро все забыли о досаде.
Наконец, приблизились к храму.
Верховный Жрец в багровом облачении расшитом золотом, в окружении жрецов со всех храмов Та-Мери, встречал жениха на белых ступенях у главного входа.
Фараон-отец подошёл к сыну и они вместе направились к верховному жрецу.
Певчие завели монотонную мелодию, под которую уригаллу стал произносить гимн. Служители разожгли "огни жизни" и разместили их у ног Рамзеса.
Гимн закончился, но мелодия продолжалась. Из дверей храма вышел эвен и подал знак Хебу.
Верховный Жрец вручил Рамзесу атрибуты власти и одел на его голову шлем-Ра, знаменовавшего надзирателя над Его народом. Все смолкли.
День превратился в ночь - наступила полная тишина.
Люди стояли с запрокинутыми головами, многие упали ниц. Над храмом завис треугольный корабль богов. Огненный столб света накрыл фараона полностью – народ ахнул. Мгновение спустя столб света исчез и все увидели невредимого, теперь уже провозглашённого, фараона Та-Мери.
Жрецы вновь запели торжествующую песню. Корабль плавно тронулся с места и быстро улетел.
Опять стало светло. Гости ликовали впечатлённые представлением!
- Молодой божественный правитель среди нас! - кричали они.
Из храма Единого Бога вышла Урани, увешанная жемчугом на розовом хитоне. Хеб взял её за руку и отдал Рамзесу.
Народ затих.
- Она здесь? - тихо, почти не открывая рта и не поворачиваясь к другу, спросил правитель Египта.
- Сейчас не время, господин... - так же прошептал ему Хеб. Обратившись к народу, эвен представил им фараона и его жену.
Вновь последовало ликование, лепестки красивых цветов полетели на новобрачных со всех сторон.
Рамзес и Урани спустились вниз. За ними вся процессия отправилась во дворец на пир.
После того, как знать удалилась, жрецы вынесли на ступени храма большие чаши с фруктами, сладостями и мелкими монетами для народа.
Так закончилась торжественная часть празднества...
А во дворце звучала музыка, великолепные танцовщицы, то там, то здесь, исполняли свои па.
Влюблённая Урани оставила на время своего мужа, чтобы переодеться в новый наряд. Что мало расстроило фараона.
Рамзеса сегодня сложно было застать на одном месте более десяти минут. Он казался весел. Выпитые напитки, дурманящий запах благовоний, расслабляли и веселили всех.
Но Лады среди пирующих не было видно. Она упорно не появлялась. Опять Рамзес поднялся на террасу второго этажа, откуда прекрасно можно было видеть окна её комнат.
- А ты не отличаешься разнообразием... - отвлёк его голос Хеба. Он вошёл вскоре за ним, чтобы сообщить о его молодой жене, которая уже ждёт за пиршественным столом. И что желательно бы ему показаться рядом с ней...
Фараон ничего не ответил.
- Не стоит так убиваться, - добавил Хеб. - Урани очень красива — сама хили! Я бы сказал - хили из хили! ...Тата настаивает на своём возвращении домой. И она этого добьётся. Останется ли здесь твоя Лада? ...Они не из нашего мира.
- Она говорила, что их мир труден, - неуверенно и наивно ответил Рамзес.
- Но это их мир. …К тому же, я не уверен, что в каком-то мире может быть легко.
- Пусть так, - Рамзес порывисто оттолкнулся от перил балкона.
- Куда ты? К Урани?
- Нет.
- Оставь её в покое! - Хеб схватил фараона за плечо, - Пусть она примет решение... - глядя в глаза Рамзесу прошипел друг.
- Я помогу ей его принять, – резко пояснил свои намерения фараон.
- Пусть примет наш мир и наши законы!
Наступило молчание, музыка звучала где-то в дали. Рамзес опять подошёл к перилам и стал вглядываться в восходящие звёзды. Хеб молча стоял рядом.
- Нужно идти, - вновь сказал он.
- Мне нужна не Урани…
- Рамзес, очнись! ...У тебя сегодня ночь любви с ней, – Хеб развёл руками и пошёл прочь. Ничего не ответив, Рамзес спустился следом к гостям.
Юная царица, завидев вошедшего мужа, встала со своего кресла за столом. Гости, увидев это, расступились, освободив прямую дорожку Рамзесу к его принцессе. Он подошёл и поцеловал жену в губы. Урани почувствовала себя счастливой и поцелуй затянулся. Гости захлопали в ладоши, выкрикивая пожелания удачи.
Вновь заиграла музыка и все опять расселись за столы, а танцовщицы не без энтузиазма принялись исполнять соблазнительный танец.
В это время в зал вошла Тата и сразу привлекла внимание фараона. Тата уже получила признание Лады и была теперь с ней полностью солидарна. Тем не менее, приличия требовали оказать почтение наместнику Великого Ра.
Она поклонилась ему и его царице и, отыскав взглядом своего мужа, ушла к нему. Лада следом не вошла.
Улучив момент, Рамзес взглядом подозвал к себе спутницу Хеба. Она подошла, когда он вышел из-за стола. Тата вновь поклонилась фараону - этот поклон она долго тренировала, дабы выглядеть изящно и благородно.
- Почему не явилась Лада? - вопросил он, - Выразить почтение, ниже её достоинства?
- Что вы, нет... - растерялась Тата, - Вовсе нет! Просто, она не была приглашена, - Тата ещё раз совершила поклон. Рамзес опустил глаза. Он не подумал об этом факте. Сообразив, что попала в точку, Тата пожелала утвердить это мнение. - Она... она, вроде как, безродная... И не решилась придти ...самовольно. В отличие от меня. Мой муж - верховный жрец, как вам известно, - Тата опять поклонилась, с хитрой улыбкой на губах.
- Так почему же она не пришла с народом!? - почувствовав укор в словах, рассердился Рамзес.
- ...Вам лучше спросить об этом у неё, - еле нашлась что ответить Тата.
- Значит, она у себя... - смягчился Рамзес.Тата не успела ответить - подошёл Верховный Жрец.
- Пришло время покинуть пир, …вместе с Урани, - обратился он к фараону и указал на молодую царицу - она смотрела на них.
Фараон ушёл.
Рамзес и Урани ещё немного посидели за праздничным столом, прежде чем незаметно удалиться на ночь.

- Что Рамзес хотел от тебя? - поинтересовался Хеб у Таты, будучи уже в своём доме.
- ...Почему Лада не выразила своё почтение, - с улыбкой ответила она.
- Тонкая хитрость, - рассмеялся Хеб в ответ. Тата лишь с грустным снисхождением взглянула на него.


Я хочу как можно скорее уйти ...куда-нибудь, подальше отсюда, - Лада очень переживала и часто плакала.
Не нужно так переживать. Просто выбрось его из головы, - Тата старалась как можно чаще быть рядом.
...Жуткая история для меня. Страшный сон...
Как же я не хотела этого чувства! Ты этого даже не знаешь... Но оно вошло в меня против моей воли и сидит внутри меня и мучает меня. Зачем мне это чувство? Я не хочу его. Я хочу избавиться от него, забыть, отпустить и больше никак не соприкасаться даже с воспоминаниями о Рамзесе. Я хочу от этого избавиться и как можно скорее. Я измучена и подавлена, моя жизнь в раз разрушилась, моя душа разорвана в кровь. Мне не решить это самой. Я прошу просто избавить меня от этой любви... Кого? Бога? ...Я несостоявшаяся и я это осознаю и принимаю. Я не хочу бороться за его любовь, потому что не вижу в этом смысла, - Лада уже воспользовалась полученными некогда навыками астролога и составив карту, уверилась в том, что эта любовь была им предопределена. А в особенности Рамзесу, где она выступала для него будто самой важной частью его жизни. ...Но в реальности всё было не так. Любила она. А он теперь её совершенно игнорировал. Единственным близким человеком в этом пустом и незнакомом для неё мире оставалась лишь подруга. Она поила её отварами из трав, данных ей мужем. Эти травы успокаивали, а потому Лада могла держать себя в форме.
Прошёл месяц, а она всё ещё жила во дворце. Не желая показываться на глаза фараону, Лада много времени проводила в доме Хеба, либо выполняла свою работу в гардеробе.
Теперь она уже спокойно относилась к случившемуся. Лишь временами она плакала от набегавших никчёмных и ненужных теперь чувств. Она ожидала дня, когда сможет отравиться домой во времени. Хеб исполнил просьбу своей жены и изложил её богам. Ответ был положительный но, по неизвестной причине, это должно было произойти позже.
- Ты сказал об этом Рамзесу? - как-то спросила мужа Тата.
- Разумеется.
- И, как он к этому отнёсся? К тому, что Лада ... - она осеклась, подбирая слова.
- Сошёл с лица... - подумав, ответил Хеб, - Я не думал, что он может так влюбиться... Похоже, потерял интерес к своему делу, после этого решения Ра. Надеюсь, он смирится с её уходом как можно скоро.
- Он любит? ...Может, сказать об этом Ладе? - известие тронуло Тату. После стольких утешений, которые были не нужны, - Ты же знаешь, как она относится к нему... Мне её жаль. Она паникёрша и много сочиняет... Пусть хотя бы знает, что она небезразлична...
Это не наше дело, интимная жизнь фараона. И давай договоримся, Тата, - Хеб был серьёзен, - ты не будешь распространяться о наших с тобой беседах ни перед Ладой, ни перед кем-нибудь ещё.
...Но, я должна сказать.
Если он решит, то скажет всё сам. Ты не находишь это более верным? Лада не только впечатлительна, она ещё и недоверчива. Не думаешь ли ты, что она всерьёз воспримет твоё известие при отсутствии подтверждений со стороны самого Рамзеса? А он её утешать не собирается. И что у него в голове, одному Тоту известно.

глава 11
Одним ранним утром, проходя по внутреннему дворику, внимание фараона привлекла пара, стоявшая у комнат Лады.
Это и была она с одним из слуг, который отдал ей большой букет белых цветов. Слуга ей что-то сказал, она улыбнулась, он поклонился и ушёл. А Лада вернулась к себе. Вскоре она вышла и ушла в гардеробную, где работала каждое утро и до второй половины дня.
Рамзеса охватил гнев. Уединившись в одном из приёмных залов, он приказал привести её к нему.
«Боже… неужели он выгонит меня?» - мысленно сокрушалась Лада, не особо спеша за бегущим перед ней слугой.
Слуга предложил ей остановиться и, прежде, вошёл к фараону сам. Он тут же поспешно вышел и задержал приоткрытую дверь перед Ладой. Она нерешительно вошла…
Рамзес стоял к мнимой изменнице спиной ещё более создавая впечатление неопределённости.
- Ты принимаешь цветы от слуг? - спросил он тоном, не терпящим возражений, - Я думал о тебе лучше...
- Да, принимаю. Что же тут плохого? – не нарочно удивилась Лада, – Почему нельзя?
- Чтобы принимать цветы от слуг, нужно быть слугой. …Или в качестве почести, – Рамзес по-прежнему не смотрел на неё.
- Так я и есть служанка …почти, – деликатно напомнила, ни с чего провинившаяся.
- Никто не заставляет тебя выполнять ту работу! – Рамзес искоса блеснул кошачьими глазами.
- Тогда мне придётся уйти из дворца.
- Почему… Почему, ты не хочешь меня понять?
- Эти цветы я получила в знак благодарности, - Ладу так же охватил гнев, который она не собиралась теперь сдерживать, заговорив почти скороговоркой, – от мужчины, жене которого я помогла родить. Два дня назад, когда я шла к Тате, я встретила бедную женщину, которой стало плохо. Она живёт не далеко. Я помогла добраться ей до дома. У неё начались роды, а дома никого не было, только дети. …Она родила сына. А когда вернулся её муж, то не знал, как отблагодарить меня. Потому я попросила, в благодарность принести мне букет белых цветов. Они мне очень понравились, когда я видела их в храме Единого Бога.
Рамзес повернулся к ней уже в более спокойном виде.
- Неужели…- озадачился он.
- В этом есть что-то плохое? - продолжила Лада, всё так же быстро, - ...Когда Урани будет рожать, ты же не позволишь ей страдать? И чтоб она была в это время одна. Наверняка с ней будут опытные лекари. ...Ждать, наверное, осталось не долго? – теперь Лада отвернулась от фараона. Сама ситуация была унизительной для неё и то что она сказала тоже чем-то низким.
- Она не беременна.
Как жал, - героиня удивлялась своему новому саркастичному качеству, которое, между тем, стало проявляться почти во всём, - Ну ничего... Если не получится с Урани… У тебя же были и другие любовницы? Поинтересуйся, может кто-то из них тебя обрадует. Тоже ведь …не плохо?
Ты беременна?
Лада совсем упустила из виду, что среди множества возможных его любовниц, она оказалась явной.
- Да, – с лёгкостью ответила она. Но, осознав сказанное, покраснела. А потом пришла в настоящий ужас, когда Рамзес опустился перед ней на колени и обнял. Его радость нельзя было не заметить. От поцелуев она пришла в полное смущение и стала отстраняться, - Нет, Рамзес, нет... Я соврала, – честно призналась Лада.
Он отпустил её и отошёл в сторону. Такой перепад чувств не прошёл бесследно.
- Уходи! - Рамзес взмахнул рукой, указав на дверь. - Видеть тебя больше не желаю!
Не усугубляя обстановку, Лада выбежала из зала и опять закрылась в своих комнатах.
Когда она скрылась, Рамзесу пришлось признать, что он погорячился. От досады ударив рукой по расписной стене, он позвал стражу и приказал не выпускать обманщицу за пределы дворца ни под каким предлогом.
Вечером Ладу навестила Тата. Узнав о новом инциденте, она обещала попросить мужа приютить её у них. И, на следующий же день, она сообщила, что Хеб не против и Лада может приходить к ним жить хоть сейчас.
Лада тут же собрала свои нехитрые пожитки и уже следующим вечером, готова была к переезду. Однако, не попрощаться с Рамзесом, не поблагодарить его обо всём, что он сделал для неё, было неприлично. Да и встретиться им, наверняка, придётся ещё не раз. А может… любимого Рамзеса, она больше и не увидеть до отбытия в свой мир…
Оставив сумку в своей комнате, она снова попросила распорядителя отвести её к фараону.
Фараон, отдыхая в одной из своих комнат, принимать никого не собирался.. Эта комната была невелика, очень нравилась ему и часто он ночевал именно здесь.
Рамзес сидел в большом плетёном кресле, подперев голову рукой и погрузившись в свои мысли. Вечные лампы тут горели редко. Пламя огня, пылавшее в чаше на золочёном треножнике, наполняло комнату бликами. В воздухе чувствовался аромат курящихся растений.
Из прострации его вывел слуга, сообщивший о приходе Лады, которая желает попрощаться перед тем, как навсегда покинуть дворец. Рамзес, дав своё согласие, приказал их не беспокоить.
Лада вошла и молча поклонилась.
Рамзес тоже молчал, стоя в отдалении он глядел на неё. Не зная как это расценить, розовея от смущения, Лада заговорила первой, пристально разглядывая свои ноги.
- Я пришла сообщить, что оставляю ваш дворец... И хочу сказать, что благодарна за помощь... - она подняла глаза на Рамзеса, собираясь с мыслями. Но он, как-то вдруг, очутился вплотную к ней и обнял. Он горячо дышал, а в его чёрных глазах отражались мерцающие блики пламени... Она, не в силах сопротивляться любимому, всё же попыталась убрать его руки. Но он поднял её и отнёс на ложе, скрывавшееся за бирюзово-бордовыми прозрачными занавесями.
- Останься со мной, - проговорил он, возвышаясь над ней и не позволяя ей шевельнуться.
- ...Я не могу. …Я должна, - прошептала она, пытаясь высвободиться.
- Ты согласна стать моей второй женой? – не обращая внимания на её протест, спросил он.
- Мне нужно домой... Обязательно... Очень... нужно.
Рамзес стал страстно целовать её губы. Его нежность и напор лишали её всякой воли.
- …Ты обманщик, – всхлипнула Лада, наслаждаясь его поцелуями. – …Позволь мне вернуться и жить так, …как мне предназначено.
- Поздно, – не отрываясь от ласк, прошептал Рамзес. – Теперь это тоже твоя судьба.
- Что мне …здесь …делать? – прикрывая глаза, прижимая его голову к своей груди, тихо простонала она.
- Будь моей …женой, – Рамзес остановился и проникновенно всмотрелся в глаза возлюбленной.
- Я… согласна... - прошептала она и крепче обняла его.

@темы: "Атум". 8-11