АСТРОЛОГ ЛЮДМИЛА КИПРЕЙ.




Я - астролог в области синастрии (астрология взаимоотношений) и хораров (вопросная или часовая астрология).
Изучаю астрологию более 15 лет и всё ещё нахожусь в процессе, в связи с новыми открытиями и явлениями.

Я не "лью воду" и не учу жить. Я делаю то, что хотела бы сама получить – конкретику и краткость.
Поэтому не выдаю несколько страниц печатного текста.
Объём работы во много зависит от качества индивидуальной карты. К сожалению, не все синастрии информативны и интересны.

Моя консультация строится так:

1. В начале я разбираю синастрию, и кратко пишу выводы с учётом индивидуальной карты (о чём я тоже информирую);

2. Я расписываю синастрию по каждому аспекту, используя удобную мне методичку. И это делается исключительно для вашего понимания и более детальных размышлений в дальнейшем, если это вам понадобится. Этого я могу и не делать. По этому прочтите примеры консультаций ниже и решите - нужны вам эти подробности или нет. Поскольку использование методички с художественными описаниями, требует доработки, проверки на приемлемость в конкретной карте, а это требует времени.

3. После вашего прочтения моих основных выводов в письменном виде, консультация продолжается он-лайн, где мы обсуждаем все непонятные вам моменты и дополнительные вопросы по теме.

________________________________________________

Что такое синастрия?

Это один из популярнейших методов астрологического определения степени совместимости двух партнёров.

Вы должны предоставить:
1. Имена партнёров;
2. Число, месяц, год и время рождения партнёров;
3. Где родились партнёры (село, город, область, страна).

Консультация проводится через день после согласования.

Стоимость синастрии - 1000 рублей.
Почтой России, Яндекс-деньги или перечислением на банковский счёт.


Что такое хорар?

Хорарная астрология – это искусство получения конкретных ответов на конкретные вопросы из астрологической карты, построенной на время задания вопроса. Это быстрый, простой и эффективный метод, дающий чёткие и проверяемые ответы на вопросы.

В консультации по хорарным вопросам я использую хорарную технику с обязательным учётом личного гороскопа. Это ответ на конкретный вопрос по текущей проблеме: прогноз развития конкретной ситуации, перспективы отношений и т.п.. Чем точнее будет сформулирован вопрос, тем точнее будет ответ. Вопрос должен быть прочувствован. Вопрос не должен состоять из нескольких всплывающих и попутных вопросов. Круг тем не ограничен.

Примерные вопросы:
Как будет развиваться ситуация с этим делом?
Каковы перспективы этих отношений?
Будем ли мы вместе?
Будет ли у меня брак с таким-то человеком?
Получится ли у меня это дело?

Хорарный гороскоп не отвечает на вопросы, которые предполагают принятие решение за Вас, по типу:
Какое решение принять?
Как лучше всего поступить?

Хорарный вопрос:
• Не должен быть надуманным, а должен быть созревшим, насущным и важным для человека.
• О конкретных, а не об общих проблемах.

Если вы заметили время возникновения вопроса - сообщите его.

Стоимость - 500 рублей. Почтой России, Яндекс-деньги или перечислением на банковский счёт.

Консультация проводится в первый раз через 2 -3 часа после оплаты и связана с необходимостью рассмотрения общей (натальной) карты.
Последующие консультации производятся сразу после оплаты.


Как договориться о консультации?

Напишите мне на электронный адрес: tanjiva@inbox.ru,
изложите ситуацию и точно сформулированный вопрос.


Для консультации мне также нужно знать следующую информацию:
1. дата Вашего рождения - месяц, день и год.
2. место рождения - то есть город, область, страна.
3. время рождения.
4. место проживания - страна, город.

ЛЮДМИЛА.



Ознакомиться с моими работами можно здесь - litsait.ru/proza/yese-i-stati/prakticheskaja-as... и здесь, в этом Дневнике, полистав страницы.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:39 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


Прослушать или скачать John Powell Not So Fireproof бесплатно на Простоплеер

Автор: Kiprei
Бета: Nycteascandiaca


От автора:
Сказки, приплывшие во сне и облачённые в слова.
Первоначально были оформлены в сюжет для конкурса в сообществе
"Для тех, кто действительно уважает Северуса Снейпа".
Героиня была включена в игровой тест на Aeterna ru.



Добро и зло в жизни неразделимы
и являются вечными ипостасями жизни.
(Воланд. "Мастер и Маргарита".)

"Добро и зло суть одно".(Гераклит.)




1.
Воздух благоухал распускавшейся в цветах природой, наполняя собой весенний день. Солнце близилось к закату, окутывая небо розовыми бликами.
Внизу журчала река. Она стояла на мосту, опершись на железные перила, и пространно, будто и не замечая, смотрела на ярко-зелёные водоросли, колышущиеся, как изумрудные змейки.

"...Боже мой... - вздохнула она. - Неужели всё так и будет?.. День за днём - ни мужа, ни детей, ни возлюбленного... Даже работы нормальной нет. Никуда я не поеду, нигде не побываю. ...Господи!" - Мила с мольбой вскинула взор к розовому небу и слёзы навернулись на её глаза.
- Простите, мисс... - кто-то легко коснулся её руки. - Простите...
Она повернулась и, стараясь не выдать грустных дум, натянуто улыбнулась. Рядом стояла женщина бальзаковского возраста, но довольно приятной наружности.
- Я позволила себе отвлечь вас, - произнесла она.
- Ничего, - мотнула головой Мила.
- Я бы вас не отвлекала, но мои сумки оказались слишком тяжелы... - женщина мило улыбнулась и смущённо взглянула на стоявшую рядом ношу.
- Хотите, чтобы я вам помогла?
Дама кивнула.
"Что ж, можно и помочь",- подумала Мила, поднимая сумку средних размеров, доверху набитую какими-то мешочками с пряным ароматом.
- Нам через лес будет ближе, - с неизменной улыбкой предложила мадам, поднимая вторую сумку.
Темнело. Крики возвращающихся на ночлег грачей заглушали мелодичное щебетание дневных птичек. Соловей пробовал на распев свой голос. А оживившиеся комары непрестанно досаждали.
- Ничего, нам недалеко, - подбодрила девушку дама. - Нам в гору.
- В гору? - изумилась Мила. - Но не легче ли идти по дороге?
- Неужели ты меня боишься? - рассмеялась миловидная попутчица.
Мила, русоволосая девушка с голубыми, большими, миндалевидными глазами, отличалась крайней противоречивостью своего характера – способностью одновременно бояться всего до ужаса и не бояться ничего.
- Нет... но странно, - смутилась она.
Склон был высокий, и взбираться на него с сумками было нелегко. В вечернем воздухе витал запах, источавшийся из мешочков, и, кажется, даже немного дурманил.
- Что это за мешочки? - весело спросила Мила, когда они наконец достигли вершины склона.
- О! - воскликнула дама. - Моя знакомая, которая живёт не так далеко отсюда, раздобыла редкостное растение с великолепными свойствами. Ей удалось не только его вырастить дома, но и размножить. А это, поверь, не так просто. - дама остановилась передохнуть.
Солнце давно село, и сумерки опускались на окрестности.
- Что же, далеко нам ещё?
- Нет, вот до того столбца.
- До столбца???
- Не удивляйся - это портал, - просто сообщила дама.
Мила фыркнула, еле сдержав недоумённый смех.
Наконец, они достигли намеченной цели.
- Вот, мы на месте. Надеюсь, мы ещё встретимся. - поблагодарила попутчица, и Мила поставила сумку рядом со столбцом, беленым краской.
- Нет, стой! - воскликнула мадам. Но не успела. Воздушный удар будто магнитом втянул в себя сумку и она исчезла. - Не стоит облокачиваться на него ...он уже открыт.
- Вот это да... – оторопев, протянула Мила. - Это... Это что, на самом деле… Портал ?
Мадам кивнула.
- Но прошу, никому ни слова о нём! Это тайна.
- Не скажу...
- Поклянись, - дама пристально смотрела на Милу. - Если не хочешь, чтобы я наложила на тебя заклятие забвения, - мадам взяла её за руку.
- Я не скажу. Но, прошу, возьмите меня с собой. Хотя бы на день. Мне это очень необходимо, - девушка умоляюще посмотрела на даму.

Колдунья на мгновенье задумалась. Но поняв, вероятно, как необходимо это "развлечение" помощнице, согласилась.
Мила тут же достала сотовый телефон, позвонила матери, поставив ту в известность. И конечно же, категорически отказалась слушать её уговоры, попросив не волноваться за любимую дочь. Отключила телефон и решительно схватила оставшуюся сумку.
- Вперёд! - скомандовала ведьма, и они, взявшись за руки, были втянуты неведомым потоком.

2.
Когда поток остановился, Мила огляделась.
Они стояли на опушке леса у такого же столбика. Рядом валялась потерянная сумка с разбросанными вокруг мешочками.
Мадам достала палочку и, произнеся заклинание, взмахнула ею.
- Портал закрыт, - пояснила она. - Нам вон в тот замок. Да, вот ещё... - волшебница встала напротив Милы. – Scientia! - произнесла она.
- Что это было?
- Теперь ты знаешь наш язык, можешь его понимать и общаться на нем.
Мила посмотрела вдаль и среди лесистых холмов увидела вершины шпилей замка.
- Хогвартс! - вырвалось у неё.
- Да, Хогвартс,- подтвердила мадам, собирая в сумку разбросанные пакеты.
- Невероятно! - Мила не могла поверить своему счастью. Она закрыла ладонями глаза, опасаясь, что спит и сейчас проснётся. – Так это правда? Та… Сказка?
- Вообщем-то, да… В некотором роде, - ответила дама, не сразу сообразив, о чём говорит девушка.
- Роулинг... Она была тут?
- Не совсем... - снисходительно улыбнулась волшебница. - Полагаю, идею этой истории ей передал кто-то из наших энтузиастов. Но, поскольку многих событий у нас ещё не было, то будет справедливо предположить, что либо она, либо энтузиаст смогли связаться с Небесной Книгой.
- Небесная Книга? - переспросила путешественница.
- Да… Впрочем, неважно. Ведь в Небесной Книге могут быть запечатлены не один, а даже несколько возможных вариантов события. Так получаются параллельные миры, с одними и теми же лицами, но изменёнными ситуациями. И я очень надеюсь, что так оно и будет… С нашей историей, - усмехнулась дама.

Всю дорогу, пока они шли, Мила вертела головой по сторонам и не могла поверить, что всё происходит наяву.
Она просто наслаждалась этим лесом.
- А вас зовут мадам Стебель!- вдруг остановилась она, пораженная внезапной догадкой.
- Стебль,- поправила мадам.
- Мадам Стебль, - повторила Мила.
- Но запомни, тебя не должны видеть. Мы войдём в замок через тайный вход.
А потом я дам тебе плащ – невидимку, и ты сможешь тут осмотреться.
- Хорошо, - вдохновенно ответила Мила.
- Прошу, Мила, не подведи меня, - вдруг серьёзно сказала мадам Стебль.
Недолго шли они молча.
- А могу ли я здесь учиться? – спросила путешественница, поддерживая разговор.
Мадам остановилась и, вынув палочку, протянула ей.
- Наколдуй что-нибудь, - предложила она.
- Что? И как? - Миле казалось, что мадам над ней смеётся.
- Ну, пусть это дерево покроется цветами. Белыми.

"Ученица" взяла палочку... Нерешительно взмахнув ей, закрыла глаза и произнесла: "Дерево в белых цветах". И ярко представила это себе. Из палочки вдруг вырвался свет, отчего она резко открыла глаза. Деревце расцвело.
Мила была в восторге. А мадам несколько озадачилась.
- Занятно... - промолвила она. - Однако, ты слишком взрослая, чтобы учиться тут. Но я подумаю над этим. Пойдём теперь.

3.
Уже зажглись огни в окнах замка. Всё казалось таким уютным!
Путники прошли подвесной мост и, минуя маленький дворик, в котором, к счастью, не было ни души, вошли в замок через незаметную дверь, приютившуюся среди зелёных виноградных лоз в самом углу стены.
Вошли в каморку с камином. Мила поняла, что придётся "вылететь в трубу", но совладала с собой и мужественно вошла в пламя (предварительно захватив с собой горстку порошка). Таким образом, они оказались в комнате мадам Стебль. Никем не замеченные.
- Отлично! - воскликнула мадам. - Тут я живу. Располагайся.
- Темнеет...
- Сейчас разведём огонь в камине. Но больше через него никто к нам не попадет, - рассуждала мадам, разжигая камин. - Вот так, будешь ночевать в этой комнате, на диване.
- Хорошо. Это меня устраивает, - благодарно ответила Мила.
- Ах, бог мой - уже ведь время ужина! - всплеснула руками мадам. – Жди меня здесь, никуда не выходи. Я пойду в парадный зал, поужинаю. Проголодалась я сильно. И тебе принесу.
Мила согласно кивнула. Мадам открыла большой сундук и, недолго в нём порывшись, достала свёрток.
- Это плащ-невидимка. Возьми его. Пока он твой. Если заметишь хоть намёк на присутствие рядом посторонних - тут же накинь его. Укройся с головой.
- Я поняла. Не волнуйтесь.
- Отлично. Я пошла.
______________________
- Просыпайся, милая. Занятия у студентов уже в самом разгаре, а твоя экскурсия начинается, - услышала Мила сквозь дрёму и приоткрыла глаза.
За окном было утро ясное. Огонь в камине всё ещё горел.
- Вставай,- повторила мадам Стебль. - Я ухожу. У меня урок. А ты поешь. И можешь пройтись недалеко. Потом я приду за тобой и покажу тебе наши теплицы. Там много интересного.
Мила поднялась и оделась.
- Да...- протянула она, глядя в зеркало. - Не мешало бы сделать причёску...
- В этом я помогу, - усмехнулась профессор. – Juba! - произнесла она, взмахнув палочкой над головой Милы. Волосы девушки мгновенно завились в кудряшки.
- Дальше сама, - мадам Стебль, с чувством выполненного долга, вышла и направилась в класс.
- Juba! - рассмеялась Мила. - И нет проблем.

4.

Вскоре плащ был примерен и одобрен.
Мила вышла в холл.
Шли занятия, и она спокойно гуляла по этажам.
- Здорово... - прошептала она, ступая на балкон второго этажа.
Но тут же остановилась. Балкон оказался занят.
"Вот незадача...", - подумала девушка, медля с решением.
На встречу ей шёл парень, внешне похожий на Диггори.
Стараясь уступить ему дорогу, Мила, растерявшись, заметалась из стороны в сторону. Ничего неподозревающий Диггори шёл напролом и... да, они столкнулись.
Обалдевший Седрик отскочил назад, а испуганная шпионка бросилась в сторону. Но не успела - возмущённый юноша схватил воздух и удачно сдёрнул с девушки плащ.
- Ах... - воскликнула Мила, прижавшись к стене.
- Вы кто такая? - парень, пытаясь вспомнить её имя, подошел почти вплотную. - И почему прячетесь?
- Прошу, отдай мне плащ. Я должна идти, - подалась к нему Мила, хватая трофей.
- Нет, - остановил её он. - Не выйдет. Сейчас времена довольно тёмные, а я вас не знаю...
- И что?
- То, что мы идём к моему декану.
- Нет, нет, нет. Не стоит...
Седрик вежливо взял её за руку и подтолкнул к выходу.
- Нет, - резко развернулась к нему Мила. – Я… Я расскажу, кто я. Но это тайна...
И она поведала пленителю всю ту недлинную историю, которая произошла с ней не давеча, чем вчера.
Седрик внимательно слушал, не отпуская её рук.
- А теперь, я должна идти к мадам Стебль... Если позволишь. Я не причиню никому вред. Побуду тут немного и уйду.
- Интересная история. Но я провожу.
Седрик протянул Миле плащ и, держа её за руку, вышел с балкона.

* * *
Мадам уже ждала.
Седрик не решился заявить о себе и ушёл.
Теплицы Миле очень приглянулись, и она увлеклась растениями, наполнявшими их, так что в этот день больше никуда не ходила.
_____________________
Следующим утром Мила намерилась вновь продолжить экскурсию по Хогвартсу.
Ловко выглянула в дверь... и тут же была схвачена Диггори.
- Я решил стать вашим гидом, - отчитался он, не поверив её вчерашнему рассказу и решив лично разведать это дело. Тем более, что ему это было даже в радость, ведь ощущал непонятное ему притяжение к пленнице.
- Как мило, - скривила губы она.
Но, обдумав все возможные варианты отказа и не найдя ничего подходящего, Мила согласилась. Укрывшись вдвоём плащом, они направились в Большой Зал.
- Сейчас там могут быть ученики, - прошептал Седрик. - Но рядом с Залом есть комната трофеев, в которой полно раритетов.
- Согласна... как иначе.
_____________________

- Можно здесь пока не таиться, - предложил Седрик, когда они спустились в комнату с кубками, наградами и всякой красивой всячиной.
Он тут же принялся рассказывать, что означает каждая из вещей с каким-то особым вдохновением. Будто профессор… Мила, с интересом слушая, бродила по комнате.
Её внимание привлёк посох, украшенный резьбой и розовыми камнями.
Странно, но он словно был втиснут в каменную стену. Она потянулась к нему и с лёгким щелчком посох упал прямо ей в руки.
- Какой он ...приятный, - промолвила она, почувствовав силу, которая стала исходить из него и проникала в её руки и тело...
Седрик молчал.
- Как вам это удалась? - растерянно спросил он, подходя к Миле и забирая у неё посох.
Вверху на ступеньках послышались шаги. Хлопнула дверь.
- Похоже, тут Филч... - Седрик попытался влепить посох обратно в стену, но больше он в ней не удерживался.
Быстро, поставив посох в угол, он накинул на себя плащ, укрывая и «подругу».
- Тихо. Выбираемся, - быстро пояснил он. - Филч ещё тот мерзавец. Мало не покажется...
Филч, беспрестанно ворча, спускался в комнату, недовольно оглядывая её.
Беглецы с шумом проскользнули мимо него, но успешно выбрались и бегом добрались до кабинета мадам Стебль, где Мила уже чувствовала себя в полной безопасности.

@музыка: my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=933768d73...

@темы: "Наследница Ровены"(1-4) - фанарт

11:53 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


5.

- Какие-то вы стали вдруг задумчивые, чем-то озадаченные... – Мила высказывала свои размышления Седрику, когда они гуляли в окрестностях Хогвартского леса. - Почти неделю я нахожусь здесь, и, наверное, с первого дня мадам Стебль стала... неразговорчивой что ли. И ты тоже. Я думала, тут будет хотя бы немного веселей.
Они шли рядом и молчали.
- Вот что, Мила, - прервал молчание Седрик. - Будет правильно, если я тебе это скажу.
Мила остановилась и, повернувшись к нему, вопросительно глянула.
- Нужно сообщить мадам Стебль о том посохе. О том, что это ты смогла его взять.
- Смогла взять? - Мила почувствовала вину и неловкость от содеянного.
- Именно, - подтвердил Седрик. - Это не просто посох. Это посох Ровены Ровенкло.
- Я помню. Ты мне ещё там сказал...
- Он там висел уже тысячу лет, - нетерпеливо выпалил Седрик и торопливо огляделся по сторонам, видимо, подыскивая нужные слова. - Слушай. Ты первая и единственная, кому он поддался. Есть предание, что его снимет только наследница Ровены. Мы думали, что это лишь предание, сказка, - уже более сдержанно продолжил он. - Но учителя восприняли эту весть вовсе не так...
- Невероятно... - с нескрываемым удовольствием, произнесла Мила.
- Дамблдор собирал совет, - осадил её Седрик. - Были деканы четырёх школ и два представителя из министерства магии. Сам Фадж приходил. ...За завтраком сегодня, Дамблдор обратился с просьбой к "той", которой оказался подвластен посох.
Смущение и лёгкая тревога сменили радость Милы. Она, конечно, расскажет об этом мадам Стебль. Но что потом? О да, она мечтала жить здесь. Но примут ли её, поверят ли ей... не сочтут ли диверсанткой? Хотя, её вины в произошедшем нет...
___________________________________________________
- Милая, ну как же я не подумала о тебе !? - сокрушалась мадам Стебль, когда они шли на совет, который собрал директор по поводу наследницы. - Я такая растерянная... Я просто поверить не могу, что это я нашла наследницу самой Ровены!
* * *
Совет оказался небольшим. Всего семь человек: деканы и представители министерства магии.
- Проходите, мисс Беневолентия, - вежливо пригласил Дамблдор - обаятельный старик, несильно отличавшийся от того, который был ей известен по фильму. - Мы все с нетерпением ждём с вами встречи.
Мила и мадам Стебль вошли в кабинет директора. Смущаясь, она тайком оглядела присутствующих и не смогла не выделить интересных ей лиц.
Некто, очень похожие на Северуса Снейпа и Люциуса Малфоя, были среди присутствующих.
"Поразительно, - подумала она. - Ничем не отличаются от тех, что были в фильме. Они или не они?.."
- Позвольте вам представить наше собрание, - обратился Дамблдор, когда Мила предстала перед всеми, а мадам Стебль заняла почётное место у стола директора. - Профессор Северус Снейп.
Снейп невозмутимо, еле заметно кивнул в ответ.
Услышав это имя, Мила покраснела, внутренне затрепетав, и уже, кажется, не слышала имён, перечисляемых директором. Пока не прозвучало имя мистера Малфоя.
Только после этого она пришла в себя.
Мистер Малфой отреагировал не менее надменно, чем профессор Снейп.
"Надо бы взять себя в руки. Нехорошо будет опозориться так нелепо..." - мелькнула мысль, и Мила взглянула на Дамблдора.
- Мисс, расскажите нам свою историю. Как вы тут очутились, и как посох оказался в ваших руках? - взяла слово профессор МакГонагал. - Что вы ощутили, получив его?
И Миле вновь пришлось рассказать всё с самого начала.
- Что ж, всё понятно. Теперь будет не лишним поинтересоваться вашими способностями, - сменил вопросом МакГонагал министр Фадж. - Продемонстрируйте нам что-нибудь.
Мила озадаченно посмотрела на мадам Стебль, но та одобрительно кивнула ей.
"Непонятно, что же можно продемонстрировать, ничегошеньки не зная и не умея ? Однако... Закончить бы поскорее с этой нелепой ситуацией и быстро вернуться домой", - Мила блуждала взором по комнате в поисках чего-то, что могло бы сослужить ей службу...
Из всех предметов, окружавших её, она остановилась на трости мистера Малфоя, которую тот сжимал в своих руках.
Глупый вид «наследницы», похоже, доставлял ему какое-то удовольствие.
- Позвольте... мне взять вашу трость, - скорчив улыбку, спросила она его.
Секунду помедлив, он протянул трость ей.
Теперь она была в её руках. Девушка собрала всю силу своего воображения, как бы погрузившись в себя.
Она всё ещё видела присутствующих и всё её окружающее как подобает. Но другой, какой-то невероятной частью себя, она была везде, растворившись в пространстве и предметах.
Ещё секунда, и трость обмякла, как плавящаяся резина.
Вдруг резина зашевелилась, приобретая изумительный цвет, и – о, чудо - изумрудная змея с золотистыми глазами обвила руку Милы и, зашипев на присутствующих и сверкнув фарфоровыми зубами, спустилась вниз, вновь превратившись в дорогую трость.
Аплодисментов не последовало.
Похоже, это шоу произвело особое впечатление. Лица Малфоя и Снейпа даже осунулись.
Но, Дамблдор прервал молчание.
- Я считаю, все согласны, что перед нами волшебница.
Мила благодарно посмотрела на него.
- Я, наверное, должна вернуться домой... - нерешительно ответила она. - Я тут уже несколько дней...
- Боюсь... Вы не сможете покинуть Хогвартс, - вмешался Фадж. - Наследница Ровены, по её завещанию, обязана пребывать тут.
- Я согласна остаться, - поспешила сообщить Мила, - но я должна видеться с родными. И... Я не понимаю, как звание "наследницы Ровены" обязывает меня…
- Решено, - Дамблдор не дал открыть рта Фаджу. - Мисс Беневолентия побывает дома. И через три дня вернётся в школу. А тем временем, нам есть что обсудить, - он убедительно посмотрел на министра. - И, когда вы вернетесь, мисс, вы узнаете о своих обязанностях.

6.

Свежее весеннее утро уже было в самом расцвете, когда Мила покинула Хогвартс.
Шла она не спеша, ясно представляя путь, по которому они прежде шли с мадам Стебль.
Приближающееся шуршание травы заставило её обернуться.
- Седрик!? А ты куда?
- Хотела уйти, не повидавшись со мной? - запыхавшись, спросил он.
- Извини, - Мила немного смутилась. Она даже не думала, что Седрику хотелось бы этого... не думала, что он придавал её перемещению значение.
- Я провожу тебя. Ты одна?
Мила улыбнулась и согласно кивнула.
- Я решила, что мне нужен опыт... А он мне нужен очень...- задумалась она.
- Когда ты вернёшься? - оживился Седрик.
- Мне сказали, что я должна вернуться через три дня.
- Тут есть портал?
- Да... вот он. Мы на месте, - указала рукой Мила на беленый столбик.
Они остановились.
Лёгкий румянец покрывал щёки Седрика.
"О, нет... – ужаснулась Мила. - Неужели я приглянулась ему? Нет... Я же старше... более чем на десять лет! Кошмар..." - от этих подсчетов она встрепенулась.
И повернулась к порталу. Открыла его и, помахав рукой Седрику, исчезла.
- До встречи... - тихо сказал он, когда остался один.

7.

В условленное время, с рассветом, Мила направилась к порталу.
Настроение было отличным, близкие ей поверили и согласились с её решением. Можно было сказать, что она чувствовала себя счастливой.
Поднявшись на гору, она от удивления остановилась. Вдали, у предполагаемого портала, кто-то стоял. И этот кто-то, был не иначе как мистер Люциус Малфой.
Заинтересованная, она подошла к нему.
- Вы тут из-за меня? - решилась спросить девушка.
- Министр Фадж назначил меня вашим "vicarius", - холодно произнес Люциус, рассматривая свою подопечную.
- Что значит - викариус? - не поняла Мила.
- Это значит, что пока вы не войдёте в полные права наследницы, я буду вашим попечителем.
- Это как... полное наследование?
- Это произойдёт тогда, когда вы сдадите экзамен и станете полноправной волшебницей.
Люциус галантно протянул ей руку, и они перенеслись в окрестности Хогвартса.
- Закрой портал, - предложил мистер Малфой.
Мила боялась колдовать, боялась попасть впросак. Тем более перед этим самодовольным... красавцем.
Однако, он вёл себя довольно… сносно.
Мила достала палочку, которую ей одолжила из своей коллекции мадам Стебль и произнесла "пароль".
Произведённый эффект обрадовал её, как девочку, и она с сияющей улыбкой вернула палочку в сумку.
Мистера Люциуса Малфоя этот фурор не тронул.
- Идёмте, - важно скомандовал он, и они продолжили свой путь.
______________________
В этот же вечер, перед ужином, Мила была представлена школе, как Мисс Беневолентия - помощница мадам Стебль.
Ей выделили три комнаты на первом этаже, которые оказались вполне уютными. Со спальней, камином и прихожей.
Профессор МакГонагал и профессор Снейп взялись преподавать ей уроки магии в свободное от работы время.
- Однако я надеюсь видеть вас, Мисс Беневолентия, на занятиях с любым из моих классов в каждую свободную для вас минут, - претенциозно заявил Снейп, всем своим видом доказывая, что иначе ей ни за что науку не постичь, и звание "наследницы" тут никак не поможет.
МакГонагал поддержала его.
И это оказалось для мисс Беневолентии настоящей пыткой.
Сидеть на последней парте с младшими студентами - ещё куда ни шло. Но с выпускниками и старшекурсниками... Эти постоянные смешки и издёвки просто выводили её из себя!
Чувствуя возросшую в ней колдовскую силу, она с трудом сдерживала себя от возмездия нахалам.
Мистер Малфой, то и дело навещавший её, на жалобы взирал равнодушно. Единственная реплика, которую можно было услышать от него в такие моменты, это: "Ведите себя достойно, мисс Беневолентия." Но она нисколько не утешала. Получив сведения о её достижениях, он сразу исчезал...
Седрик любезно помогал ей в обучении и ...даже не скрывал своих чувств. Но мисс Беневолентия, помня о разнице в возрасте, всё превратила в шутку, отчего признаний не получалось...
Несколько часов в день она работала в теплицах мадам Стебль, всячески помогая ей и, между делом, познавая искусство травологии.
За работу она получала скромную плату, которая теперь и составляла её доход.

@темы: "Наследница Ровены"(5-7) - фанарт

12:02 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


8.

- Ты сегодня куда-то собралась? - поинтересовалась мадам Стебль, когда Мила зашла к ней. - Принарядилась. Красавица… - одобрила она.
- Собралась. И хочу спросить у вас разрешения. Я вам сегодня еще понадоблюсь?
- О, нет! В выходной день ты можешь быть полностью свободна. Но куда ты идешь?
- Я скопила немного денег и хочу купить себе палочку, - улыбнулась мисс Беневолентия.- А то ведь я вашей пользуюсь... И платье новое.
- В Лондон?
- Да.
- Ты... уверена, что хорошо знаешь дорогу, что не потеряешься, а?
- Вы же не сможете ездить со мной каждый раз - разберусь.
- Тогда приятной прогулки тебе,- подмигнула профессор.
__________________
Поездкой на экспрессе Мила осталась довольна, и уже через какой-то час она была в Лондоне.
Вскоре девушка добралась и до торговых улиц и с нескрываемым интересом заходила в каждую из лавок.
Магазинчики были столь пригожи и заполнены всякими замечательными, а, главное, "необходимыми" вещицами, что мисс Мила могла бы покупать бесконечно ...Если бы были деньги, конечно.
Удалось купить простое, а потому дешёвое платье. Но это платье смотрелось на наследнице просто великолепно! Это радовало.
Палочку оказалось купить ещё проще.
Но и после покупок девушка не собиралась возвращаться в Хогвартс.
Она посетила выставку старинных рукописей, потом посидела в "Сдобном царстве" с пирожными и чашкой ароматного чая.
И только далеко за полдень мисс решила возвращаться.
_________________
Мила шла не спеша, поскольку следующий экспресс должен был отправиться только через полчаса.
Однако, свернув в переулок и пройдя его весь до конца, она поняла - заблудилась...
"Замечательно! - сама собой «восхитилась» Мила. - Уже смеркается, нужно выбираться..."
Она повернула назад и вновь добралась до центральной улицы.
Мила была уверена, что может вспомнить весь свой путь, но теперь, когда оказалось, что похожих переулков множество, оторопела.
И всё же, она попала на вокзал, когда стемнело.
Мысль провести ночь на улицах большого города расстроила несказанно. Она решилась найти себе самую простую комнату, но опять заблудилась.
Побывав уже в трех неверных переулках, девушка решила достать новенькую палочку. Нужно было обратиться за помощью к "викариусу".
Могла ли она его позвать? Мила не на шутку испугалась возможности остаться в городе на ночь ...и стала колдовать.
Наворожив подобие призрачного письма с несколькими смутными на вид словами: "Потерялась. Лондон. Темно", - она отправила его взмахом палочки в полет. С надеждой, что оно достигнет-таки своего адресата.
Всё же понимая всю маловероятность попадания письма к Малфою, она продолжила свои поиски.
Когда Беневолентия вошла в очередной переулок с отвратительными куклами и потрёпанными книгами в плохо освещённых витринах, она была готова заплакать.
"Поздним вечером... В каком-то "Лютном" переулке... О, да, я это умею", - глотая слёзы, озиралась она по сторонам.
- Куда спешит сегодня фея? - преградил путь девушке "чёрный плащ" с тлеющими внутри глубокого капюшона глазами.
Мысли словно исчезли из головы Милы, и она кинулась вперёд, в попытке протиснуться между этим «плащом» и каменной стеной.
Это оказалось невозможно - незнакомец не намеревался пропустить интересную находку, трепещущую от страха.
Прижавшись к стене и беспомощно хлопая глазами, Мила смиренно ждала дальнейших действий наплывающих на неё жёлтых глаз.
- Frigus saevit ! - послышалось в стороне.
"Плащ" отреагировал мгновенно. В броске, готовый атаковать, он взмахнул своей палочкой... Но внезапно покрывшись инеем, рухнул на землю.
- Люциус... - выдохнула Беневолентия и бросилась к нему.
Этот неосознанный порыв смутил Милу. И она готова была отступить, но руки, обхватившие её, не дали убежать. Мисс, обняв мистера Малфоя, крепко прижалась к его груди...
- Что привело вас сюда? - спросил Люциус, когда схлынули эмоции. - Скоро полнолуние. Оборотни неспокойны...
- Прости... - прошептала Мила, привычным жестом поправляя свою причёску.
Она хотела продолжить оправдания, но Люциус …изменился. Перед ней вновь стоял гордый и надменный чистокровный маг.
* * *
- Я места себе не находила, ожидая тебя! - сокрушалась мадам Стебль в то время, как мисс Беневолентия, перенесённая в Хогвартс Люциусом Малфоем и оставленная своим спасителем, грелась у камина.
- Я сама не понимаю. Я думала, что не заблужусь... Но я увлеклась покупками и ушла слишком далеко от центра...
- Надеюсь, мистер Малфой сделал тебе выговор, потому что у меня даже слов от возмущения нет! Конечно, такой надменный господин не промолчит... - как бы уверяя себя в этом факте, мадам Стебль с облегчением улыбнулась.
- Он совсем не надменный, каким кажется, - глядя на играющий в камине огонь, промолвила Мила.
Мадам Стебль снисходительно взглянула на неё.
- Пойдём на кухню, ты не ужинала.

9.

- Что вы стоите там, мисс Беневолентия !? - властно вопросил профессор Снейп, не отрываясь от своей писанины. - Урок давно начался.
Сейчас у неё выдалось свободное время и она размышляла, на чей предмет лучше пойти - к профессору МакГонагал или к Северусу Снейпу ?
Подойдя к кабинету зельеварения, она замешкалась... В классе находились старшеклассники, и более того, тут была Алана Флокс - отличница, мечтающая о Седрике Диггари. С прегадким характером.
Кажется, ей доставляло несказанное удовольствие акцентировать промахи мисс Беневолентии в познании зелий. Тем самым ей казалось, что она выглядит более умной, а следовательно, и более яркой.
Мила подчинилась и вошла в класс.
Помимо нахальной Флокс, урок сегодня посетил и Седрик.
- Идите сюда, мисс Беневолентия, - Снейп встал из-за своего стола и подошёл к шкафу с колбами. - Вы будете демонстрировать приготовление зелья невидимости.
Со вздохом смущения она вошла в класс.
- Здорово! Сегодня будет весело, - хихикнула Флокс, наклонившись к своей соседке.
- Обязательно,- шепнула ей та.
Снейп, до этого мерявший шагами класс, резко остановился, глядя на них.
- Страница триста сорок пять, - отчеканил он. - И вы, мисс Флокс, диктуете мисс Беневолентии последовательность действий.
Мила рассматривала стол с кипящим котелком и уже приготовленными ингредиентами.
- Приступайте, - и Снейп отошёл в сторону.

- Возьмите чистейшую соль и смешайте с чистейшим асилем, - прочла мисс Алана.
Мила тщательно воспроизвела сие действо и взглянула на Алану.
- Плод седума раздавите и соберите сок, - тягуче продолжила мисс Алана, прикрыв кончиками пальцев свой рот.
Беневолентия взяла фарфоровую плошку и, готовая получить сок, сжала в ладони плод.
В этот момент он лопнул, и брызги желаемого сока и мякоти красочно украсили белую кофточку незадачливой ученицы.
В гневе, опозоренная, Мила стирала с себя остатки сочного плода, в то время как класс заходился смехом. За исключением Седрика, который понуро смотрел на Алану.
- Минус десять баллов Пуффендую, мисс Флокс, - произнёс Снейп, проходя к своему письменному столу и делая пометку в журнале.
На половину класса эта информация подействовала отрезвляюще. Вторая половина умолкла сразу, как только Снейп приказал продолжить.
- Плод седума следует сварить в котле. А после растолочь там же, - пояснил профессор.
Мила бросила седум в котёл и стала его помешивать. Плод сварился, и она остановилась в ожидании.
- Смешайте асилиевую соль со сваренным соком седума, - чётко проговорила Алана.
Мисс Беневолентия взяла деревянную лопатку и стала высыпать соль в водоворот отвара. Однако руки её дрожали после недавнего позора и, неловко вынимая лопатку, она выронила её на пол.
- Что-то вы сегодня не в духе мисс... - смешливо выдала Алана. - Дайте, я сама всё сделаю.
- Сидеть, - угомонил её Снейп, в то время как она, полная решимости, поднималась со своего стула. - Ещё минус десять баллов Пуффендуй, мисс Флокс. За отсутствие такта.

Алана села, но тишина класса вывела её из себя, и она произнесла:
- Возьмите хорошо перезревший, простите, хорошо перепревший мох...

Эти слова оказались последней каплей терпения Беневолентии; подавшись порыву, она взмахнула рукой - из пальца её вырвалась молния и поразила нахалку.
Мисс Алана подлетела над своим стулом и рухнула на соседний сзади, опрокинув котлы и колбы.
Со стоном поднявшись и в испуге глядя на нахалку, она выбежала вон.
Беневолентия ещё не все знала о своих способностях, а потому была удивлена не меньше остальных. Виновато повернувшись к Снейпу, стоявшему поодаль, она, тем не менее, увидела сдержанную ухмылку, полную одобрения, на лице профессора. Похоже, Снейп и сам давно жаждал применить что-нибудь эдакое на разудалых студентов ... Но кодекс не позволял.
_____________________
- Негодяйка! Негодяйка! Ученица-переросток! - рыдающая Алана валялась на постели в спальне девочек. Её соседки сидели рядом и всячески утешали её.
- Ты лучше не трогай её, - поглаживая Алану по голове, твердила Мери Келли. - Мы ничего о ней не знаем... Может быть, правду болтают слизеринцы...
- Да мало ли, что они болтают! - хмыкнула Катя Коул, стоя у окна и глядя вдаль.
- Да вы сами подумайте, - оживилась Мери. - Она появилась сразу после того, как профессор Дамблдор раскрыл тайну посоха Ровены. Она учится, но обладает сильными способностями. Кажется, что Беневолентия о них даже не знает... Иначе как объяснить её удивление? - помолчав в наступившей тишине, она продолжила. - А по преданию, Ровена Равенкло стала волшебницей, когда была уже взрослой… Как и мисс Беневолентия.
- А что про неё говорят-то? - утирая слёзы и садясь на постели, спросила Алана.
- Что она наследница Ровены, - спокойно ответила стоявшая у окна Катя Коул.
- И откуда им это известно? - Алана категорично не желала воспринимать такую весть всерьёз.
- Драко Малфой так говорит. Его отец - её попечитель, - ответила Катя.
- Чушь! - воскликнула Флокс, вскакивая с постели. - Да если это и так! Я не отдам ей Седрика! Он мой!
Девушка в слезах выбежала из спальни.
Подруги переглянулись между собой, но останавливать её не стали.

10.

В своём кабинете Дамблдор созвал собрание.
- Инцидент в классе зельеварения может поставить школу в неприятное положение, - спокойно говорил он, сидя за столом.
- Профессор, мисс Беневолентия поступила, конечно же, плохо. Однако, мисс Флокс упорно её провоцировала. И это не может не оправдать, - заступился за студентку Снейп.
- Алана никак не пострадала, к счастью, - пояснила мадам Помфри.
- Будем надеяться, что это не дойдёт до родителей. Я прошу вас, мадам Стебль, поговорите с мисс Беневолентией о её поступке. Она должна держать себя в руках, - попросил Дамблдор.
- Похоже, она переняла силу Ровены, Альбус, - рассуждала МакГонагал. - И просто не знает о своих силах.
- По преданию, наследница Ровены должна защитить Хогвартс в тёмные времена. Пока она тут – Хогвартс защищён. Но она может распугать учеников прежде, чем школе понадобится защита, - ответил Альбус.
- Директор, не лучше ли открыто сообщить ученикам о её роли в школе? Это избавит от глупых насмешек, и она будет спокойно познавать свои способности и постигать предметы, - предположил Снейп.
- Возможно, Северус, мы так и поступим... - согласился Дамблдор, размышляя над сказанным. – Но тем не менее… Прежде нужно всё взвесить.
_____________
Вот уже битый час Мила вылавливала из бассейна в теплице нимфею, тщетно стараясь выдернуть её с корнем из воды. Мадам Стебль необходимо было рассадить эти кувшинки для лучшего роста. И она поручила это наследнице.
Следовало прежде аккуратно выдернуть их из грунта, не повредив стебель, затем посадить заново, соблюдая все правила.
Сачки и корзины - пустые и наполненные - со стекающими струйками воды теснились рядом. Сидя на коленях, Мила тянула очередной стебель, полностью поглощённая этим процессом.
- Забавно, - услышала она ироничный голос за спиной. Она в гневе обернулась.
"Ну надо же, - подумала, - меня опять достают !"
Драко Малфой с Кребом и Гойлом насмешливо наблюдали за её работой. В соседней теплице мадам Стебль вела урок, как раз у факультета этой троицы.
- Что забавного? - выпалила Мила.
Драко деловито подошёл и присел на корточки.
- Сrucifigo, - важно произнес он, и нимфеи дружно всплыли на поверхность воды.
С невредимыми стеблями и корешками. - Так будет проще? - довольно поднялся он. - Пойдёмте, парни. Урок давно идёт.
"Спасибо, мальчики..." – Мила, все еще удивленная, собрала нимфеи.

Корзины были полны, и предстояло теперь кувшинки посадить ...в воде.
"И как же ты это сделаешь? - спросила она себя. - Хорошо, попробую."
Взяв один из цветков, она занесла его над водой корешком вниз.
- Аntiquitus, - мисс Беневолентия взмахнула палочкой. В воде появилась дырочка, которая углубилась в грунт. Обрадовавшись удаче, она ввела стебелёк в воронку. – Сorporibus, - и водная гладь сомкнулась. – Правильно, не правильно, но пусть будет так.
Таким образом, все цветы были рассажены.
- Отлично! - оценила мадам Стебль. - Я нисколько не сомневалась, что ты додумаешься!
"Да уж, отлично",- понурив голову, подумала Мила.

Работа в теплицах на сегодня была выполнена. Но на занятия Мила решила не идти. Библиотека - вот занятие сегодняшнего дня.
________________
Книг в библиотеке было так много, что определиться с выбором казалось невозможным.
Остановившись на фолианте с описанием самых простых навыков, она села за стол. Вблизи от группы девушек, гадающих на картах вместо того, чтобы делать домашнее задание.
Это показалось ей интересным, ведь она кое-что смыслила в этом деле.
Читая, она подслушивала их разговор и поглядывала на карты.
- Он влюблён в тебя, но ваша любовь невозможна, - шептала «гадалка».
Влюблённая девушка грустно опустила голову на руки.
- Он любит, но боится признаться, - с улыбкой вмешалась Мила.
Девушки вопросительно глянули на неё.
- Да, вы неправильно прочли. Вот смотрите, - она подвинулась к ним ближе и указала пальцем на некоторые карты, - комбинация этих карт говорит не о том, что путь закрыт. Он говорит о препятствии. А тут, можно сказать, оно заключается в стеснительности.
От услышанного влюблённая девушка оживилась.
- Так вы умеете прорицать? - поинтересовалась она.
- Я иногда это делаю, - ответила ей смущенная Беневолентия.
- Мисс, а предскажите и мне, - попросила другая.
Мила, недолго думая, взяла в руки карты. Таким приятным времяпровождением она когда-то баловалась часто.
Так она предсказала недалекое будущее всех девушек. Те её предвидением остались довольны, но появился призрачный посыльный от профессора МакГонагал с предложением посетить её урок. И Миле пришлось оставить своих новых знакомых.

@темы: "Наследница Ровены"(8-10) - фанарт

09:58 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)

11.

Из кабинта профессора МакГонагал Мила вышла уже к вечеру.
По пути ей встретился Филч, который не спеша переходил от одного канделябра к другому, усердно зажигая в них свечи.
Она не торопилась - вечер выдался чудесный.
Пройдя двор, девушка подошла к своим комнатам.
У дверей с невозмутимым видом ожидал Люциус Малфой.
- Мистер Малфой? - вопросила Мила, ловя себя на мысли, что очень даже рада его видеть. - Я и не знала, что вы тут...
Люциус Малфой вскинул бровью и чуть заметно улыбнулся.
- Следить за вашими успехами - моя обязанность, - напомнил он ей.
- Я попрошу у Филча ключ от моих комнат для вас, - отворяя дверь, предложила она.- И вы спокойно сможете ожидать меня внутри.
- Вы слишком доверчивы, мисс, - со смесью упрёка и довольства ответил Малфой. - Я предлагаю нам пройтись.
Эта идея пришлась по нраву и, заперев заново дверь, они вышли к подвесному мосту.
Виды хогвартских окрестностей захватывали дух.
Зелёные холмы, подёрнутые розовой пеленой заходящего солнца... и свежий воздух наступающей осени с запахом подмокшей древесины. Всё ещё было зелено, но осень была уже не за горами. Она чувствовалась во всём.
Мисс Беневолентия поправила толстые коричневые кружева на рукавах своего нового длинного платья из льна и получше укуталась в тёмно-рыжий шерстяной палантин тонкой ручной работы.
Она уже поведала Люциусу обо всём, что почерпнула за прошедшую неделю, в чём уже преуспела, а что только начала постигать. Люциус не перебивал.
Не смотря на взгляды свысока, в его глазах угадывалось приятное расположение. Ему, похоже, доставляла удовольствие болтовня подопечной о её мелком колдовстве и происшествиях со школьными обывателями.
По ходу было решено спуститься к хижине Хагрида, а потом и пройти немного дальше... И возвращались в замок, когда полностью стемнело.
Луна ещё не взошла, но фонарики, горящие по дорожке к Хогвартсу, всё ярко освещали.
"Как хорошо..." - Мила сама удивилась своей мысли.
Решив оставить странные думы, она продолжила беседу.
- У вас красивый сын, Люциус... - тут, смутившись и прикрыв глаза, она осеклась. - Мистер Малфой.
- Люциус, - тихим голосом поправил её Малфой.
Она обернулась к нему, потому что он остановился.
Перебирая мысли в голове - хотела продолжить разговор, чтобы сгладить эту неловкость... Но Люциус вдруг привлёк её к себе и, наклонившись, прильнул к её губам...
Только через мгновение Мила поняла, что это поцелуй...
Он был так приятен! Она трепетно коснулась плеча Люциуса, отдавшись его порыву...

- Мне пора уходить, - промолвил он. Мила, ещё не поняв его чувств, отошла в сторону. Но он удержал её за руку.
Так они дошли до Хогвартса, и Люциус оставил её одну.
__________________
На двери девушку ждала записка от мадам Стебль:
" Я не видела тебя за вечерним столом, - гласила она. - А потому, позаботилась о твоём ужине. Он на кухне. Надеюсь, ты поведаешь мне о том, где была в столь поздний час".
__________________
Конечно же, на следующий день Беневолентия всё рассказала.
- Да это нонсенс, дорогая! - удивлялась мадам Стебль. - Люциус Малфой в порыве чувств… Хотела бы я это видеть.
Беневолентия сидела за столом с рассадой и смущённо теребила свою причёску. Радость от вчерашнего поцелуя заглушала сомнения.
- Ты должна быть осторожна, дорогая, - вздохнула профессор. - Люциус Малфой - это Люциус Малфой. Никогда я не слышала, чтобы он был влюблён. Никаких, даже мимолётных, сплетен… Мадам Розмерта, из паба в Хогсмиде, давно бы такое рассказала. Она всегда в курсе ... кто и кого. Вот она как-то и говорила, что мистер Малфой женился исключительно ради положения в обществе.
- Какая ему от меня выгода? Даже если я наследница Ровены... Как... как он может меня использовать?
- Не знаю, - задумалась мадам Стебль.- У него особые взгляды на школу, - погрозила она пальцем. - Дамблдор недоволен, что Фадж назначил его твоим попечителем.

* * *
Приближался Хеллоуин и Дамблдор объявил о предстоящем осеннем бале.
- Этот бал будет невелик, чего не сказать о грандиозном Святочном бале, запланированном на эту зиму. Но о нём позже, - отмахнулся он. - Осенний бал, как вы все знаете, необычен. И мы должны позаботиться о костюмах. О чём я вас своевременно и предупреждаю. И ещё: этот бал могут посетить и ваши родители тоже.
Из зала послышались недовольные реплики.
- И мы всем будем рады, поскольку в этот день потомки и предки должны быть вместе, - строго сверкнув глазами, продолжал Директор.
________________
Всвязи с предстоящим балом начался ажиотаж. Девочки бурно обсуждали будущие наряды.
На уроках они ни о чём совершенно не думали, кроме как о бальных платьях. И было решено в эти дни устраивать самостоятельные работы, дабы заставить учеников получать-таки знания.
Мисс Беневолентия спросила разрешения у Дамблдора побывать до бала дома. На что, конечно же, и получила согласие.

12.

Мила вернулась накануне Хеллоуина. И, похоже, её в Хогвартсе очень ждали.
- Мисс Беневолентия! - радостно воскликнула одна из девушек, сидящих на скамье во дворе школы.
Мила помахала им рукой, и они дружно подбежали к ней.
- Как вы отдохнули? - спросила одна из них, довольно миловидная студентка.
- Хорошо. Я люблю свой дом не меньше Хогвартса.
- А мы вас заждались.
Мисс Беневолентия удивлённо улыбнулась.
- Мисс Беневолентия, нам очень нужно раскинуть карты.
- Ах, да! - догадалась Мила. - Ну, давайте раскинем, но чуть позже.
______________________

Вечером девочки собрались в библиотеке и разместились за столиком между книжными стеллажами.
Мила, конечно же, пришла.
Гадали каждой. На любовь.
- А мне можно разложить? - услышали они мужской голос.
- Седрик!
- Уходи!
- Это девичник, а не мальчишник! – «взбунтовались» обрадовавшиеся юношескому вниманию девчонки.
- Так... С кем ты пойдёшь на бал? - играючи спросила мисс Беневолентия.
- Ну, ясное дело, - прокомментировала Олеся Росси. - С Аланой Флокс.
Девочки захихикали.
- Тогда мне незачем гадать. Я и так скажу, как она к тебе относится, - вздохнула мисс Мила с показной уверенностью.
- У меня другая на уме, - глядя на девушку, проговорил Седрик.
Женская компания настороженно умолкла.
От неловкого молчания у Милы в голове все мысли перепутались. И чтобы нарушить возникшую тишину, она согласилась погадать.
- Какая она? - спросила мисс Беневолентия, помешивая колоду.
- Провидица сама прекрасно знает, - ответил Седрик, доставая одну из карт.
Девушки сидели тихо, с азартом наблюдая за этой сценой.
- Провидица не имеет ни малейшего представления... - задумчиво ответила мисс Беневолентия, разглядывая эту карту и подсовывая ему оставшиеся, из которых он выбрал ещё три.- Но она с уверенностью может сказать, что эта пассия принесёт тебе настоящее... спасение.
Не только Седрик, но и сама Мила пребывали в недоумении.
Слава светлым Духам - все стали собираться к ужину и, тем самым, избавили наследницу от дальнейших объяснений с Диггори.
____________________

Праздник чувствовался ещё с утра.
Съезжались родители старших учеников и размещались по свободным спальням Хогвартса, заблаговременно прибранным и украшенным. Некоторых разместили в спальнях младших учеников, которых к этому времени отправили на каникулы домой.
Был сооружен также дополнительный обеденный зал.
Бальный зал сверкал багряно-золотыми красками, был усеян парящими свечами и тыквами, гротескными канделябрами, тяжёлыми шторами на окнах.

Маленькие столики были заставлены яствами, напитками и пьянящим тыквенным пуншем.
Праздник начался.

Мила не была сторонницей карнавальных костюмов - она лишь надела платье в стиле ретро.
Девушка давно закончила свой туалет и теперь сидела перед зеркалом, не в силах покинуть своих комнат.
Это подлое чувство смущения и неловкости приковало её к стулу. И причиной тому был Люциус Малфой, прибывший в Хогвартс со своей женой.

Уже прозвучал вальс, но мисс Беневолентия всё ещё находилась в своей спальне.
Наконец, собравшись с мыслями, она вышла.

Входя в бальный зал, она даже не услышала музыки, не увидела танцующих людей - лишь блики, шум и силуэты сопровождали её к укромному уголку между штор, где её никто бы не смог бы потревожить.
Она не заметила взгляда Люциуса и Снейпа, Седрика и даже Драко Малфоя... Да и многих других, кто увидел её.
И не заметила хмурых лиц Аланы и Мелиссенты, сурово провожавших её взглядом.
Однако, постояв там и испив пунша, услужливо преподнесённого ей одним из домовых эльфов, приглашённым для обслуживания гостей, она, наконец, пришла в себя.

Зазвучала мелодия медленного танца, и пары, обнявшись, вышли на середину зала.
Глупо, конечно, но Мила вдруг застыдилась своего одиночества.
Она была готова уже уйти, но в это время перед ней опять появился домовой эльф
с изящным подносом, на котором красовался конверт с бокалом вина поверх него.
Мисс Беневолентия, поблагодарив домовика, забрала подношение.
И, попивая вино, прочла: "Я буду ждать тебя на третьем этаже фасада.
Л.М."

Румянец покрыл её щёки.
Но Седрик, всё же решивший пригласить мисс Беневолентию на танец, не дал ей обдумать сие письмо.
Незаметно выбросив послание за штору, девушка подала ему руку.

Седрик был полон решимости и не отпустил мисс Милу ни на второй, ни на третий танец...
К удаче, заиграла весёлая музыка, и Седрик был вынужден её отпустить… Но недалеко.

Злым взглядом Алана сверлила Милу, и та сказала:
- Седрик, мне кажется, тебе не помешало бы уделить внимание своей даме.
- Мне приятнее быть с тобой... - незамысловато ответил он.
- Нет сомнения, что она уже задумала месть в мою честь. Иди, - настойчиво потребовала наследница.

Недовольный Диггори, пообещав вернуться, пошёл к Алане и вывел её танцевать. Она сопротивлялась... но недолго.
Очень скоро она уже буквально висела на его шее, обхватив бедную руками.

Мисс Мила вышла во двор и, войдя в замок с другой стороны, прибыла к назначенному месту встречи.

"Свежо... – сама себе усмехнулась она. - И пусто... А освещённые резные окна в темноте выглядят очень красиво".

Музыка была слышна даже здесь.
Прогулявшись немного, она остановилась у перил. Решимости встретиться с Люциусом у неё уже не было.
Ещё секунда... и она бы сбежала. Но вдруг почувствовала теплоту руки, легшей на её талию.
Она резко обернулась, чувствуя горячее дыхание Люциуса.
- Я так скучал... - прошептал он, крепко прижимая девушку к себе.
- Люциус... - она хотела вырваться из его объятий, но не смогла. Его страстные и нежные поцелуи, его сильные руки – все сводило её с ума.
Такого она не испытывала никогда. Казалось, что ничего, кроме его ласок, не существовало…

Неизвестно, сколько времени это свидание продолжалось, но музыка стала играть тише.
- Мы долго отсутствовали... - кокетливо молвила Беневолентия, когда Люциус оторвался от неё.
- Несомненно, - довольно подтвердил Малфой. - Пора вернуться.
- Я первая?
Люциус остановил её и, ещё раз поцеловав, отпустил.

13.

День выдался солнечный, но прохладный. Только-только сошёл иней с
давно пожелтевшей травы. И Мила с мадам Стебль и её классом
организовали большие работы: кто-то собирал цветы и плоды припозднившихся растений,
кто-то убирал дворы. Сама наследница приводила в порядок лозы дикого винограда,
плетущегося по стенам и перилам.

Эта работа ей нравилась. Длинные грациозные ветви, тяжелые от крупных листьев, смотрелись очень красиво. Про Люциуса она сейчас почти не думала.

Прошло больше месяца с того бала. Малфоя – старшего она более не встречала, лишь получила от него два письма.
В одном из них девушка обнаружила очень красивую платиновую брошь в виде цветка розы, украшенную гранатами и изумрудами.
Эта брошь теперь красовалась на рукаве её осеннего пальто. Конечно, глупо надевать драгоценное украшение,
когда работаешь в саду… Но оно давало ощущение того, что Люциус где-то рядом…

- Мисс Беневолентия! Мила! - голос слышался откуда-то сверху. Девушка отошла
в сторону и запрокинула голову.

- Мисс Мила! - из окна башни показалась голова Сивиллы Трелони. - Могли бы вы принести мне
несколько красивых ветвей винограда?

- Хорошо, - улыбнулась наследница и вновь занялась работой. Срезала несколько
витиеватых лоз с оставшимися на них жёлтыми и красными резными листьями - букет и вправду смотрелся восхитительно.
Одобрив его, Мила поднялась к Сивилле.
Трелони с вдохновением приняла лозы. Поместила их в плетёную вазу
и отошла в сторону, любуясь.

- Посмотрите, как чудно! - она наклонилась к мисс Беневолентии и взяла её за руку,
приглашая посмотреть на вазу. Но, не отрывая ладони от рукава мисс Милы, она на мгновение замерла.
Однако тут же очнулась.

- Как мило, давно я не встречала таких вещиц, - принявшись хлопотать по своим делам, сообщила Трелони.
- Это брошь. Её мне подарил мужчина, который, к сожалению, не может быть моим, - честно призналась Беневолентия.
- Вы ...Вы ошибаетесь, - прорицательница деловито смахивала пыль с полочек и книг. – И у вас на руке не простое украшение. Это "custos alio".
- Сustos alio? – удивленно протянула Мила. - Что это значит?
- "Страж в дали". Такого стража сделать отнюдь не просто. Вещица поистине
бесценна. С её помощью можно узнать ваше месторасположение в любой временной промежуток. И если с вами приключится беда,
либо вам будет угрожать опасность -"custos alio" сообщит об этом своему истинному хозяину.
В данном случае, не вам. - Трелони назидательно указала пальцем на потолок.

- Надо же, - Мила была явно заинтригована. - Видимо, он влюблён в меня.
- Нет, не влюблён... Конечно, этот мужчина полон страсти и желания к вам.
Но не ради этого у вас оказалась его вещь. Влюбленность и любовь – все же несколько разные вещи,
- многозначительно добавила Сивилла. И продолжила уборку своего класса.
"Не влюблён, но любит... Как это понять?" - не желая больше отвлекать профессора, Мила покинула покои.
____________________
Теперь мисс Беневолентия постоянно носила "стража" на своей руке. Брошь была тем, что связывало её с Люциусом. И даже будучи одна в комнатах, "брошенной" она себя не ощущала.

Прошло несколько дней, и мисс Мила решила вновь навестить Сивиллу Трелони.
Уж очень хотелось ей узнать об истинных чувствах Малфоя.
Мисс Беневолентия вошла в класс, постучала в дверь комнат Сивиллы, но никто ей не ответил.
Недолго потоптавшись у дверей, она приоткрыла их и прошла в покои предсказательницы.
Трелони здесь не оказалось.

Окинув комнату взглядом, мисс Беневолентия заметила шар для предсказаний в шкафу со стеклянными створками.
Совершенно необычный… Она открыла дверцы и достала шар.

Кристалл, из которого был выточен этот предмет, был пронизан глубоким зелёным светом,
который заполнял всю внутренность сферы. Шар словно сочился магией. Он притягивал и завораживал…
Мила заглянула внутрь... И вдруг куда-то полетела.
Хлоп!

Этот шум привёл её в чувство. Шара в руках не было. Наследница опустила взгляд,
и – о, ужас!- обнаружила магический предмет лежащим кучкой стеклянных осколков на полу.

Осознавая в полной мере свою вину, мисс Мила собрала стекляшки в скатерть Сивиллы
и побрела к Дамблдору.

- Проходите, мисс Беневолентия, - окликнул её Директор, когда она в нерешительности
остановилась перед дверью. - Я ничем не занят.

Девушка, опустив голову, вошла в кабинет и молча разложила скатерть на чайном столике.

- Я разбила его, - не дожидаясь вопросов, объяснила она. - Я впала в транс, а когда очнулась...
- Нехорошо, - покачал головой Альбус; он, стоя рядом со столиком и заложив одну руку за спину,
рассматривал осколки. - Очень, очень нехорошо...

Мила не знала, что сказать.
Говорить было нечего.

- Эта вещь необходимая в магическом деле и чрезвычайно дорогая... Потому что редкая.
Школа нескоро сможет приобрести новый.
- Мне... Мне очень жаль, - не представляя, как загладить свою вину, промолвила мисс Беневолентия.
- Я подумаю, что можно сделать.
Выражение лица Директора было хмурым, и девушка, чуть не плача, ушла к себе,
уже готовая навсегда покинуть Хогвартс…
_____________________________________

«Похоже, школе от меня спасения не будет, - размышляла Беневолентия, сидя у
камина. - Она и так содержала «наследницу» довольно продолжительное время, а я лишь приношу убытки…»

Мадам Стебль она ничего не сказала – зачем ее тревожить? Давно наступила ночь, но девушке не спалось.
"Страж" красовался на каменной полке камина, поблёскивая от всполохов огня.

К утру Беневолентия решила лечь в постель и тут же уснула.
Проснулась довольно поздним утром от стука в дверь.
Наскоро причесавшись и наколдовав себе кудряшки, она схватила дверную ручку.

В дверях стоял Люциус.
Ни слова не говоря, она отошла в сторону. Малфой был серьёзен, как никогда.
Он прошёл в комнату и обернулся, ожидая новостей.

- Я разбила дорогой зелёный шар для предсказаний, - прошептала девушка виновато.
Выслушав её, Люциус вошёл в спальную комнату и уселся в кресло.
Мила проследовала за ним.
- Расскажи мне эту историю, - попросил он.
И, озабоченно расхаживая между кроватью и Люциусом, мисс Мила,
одетая в батистовую ночную сорочку, живописно обтягивающую ее бедра,
рассказала мистеру Малфою всё в мельчайших подробностях.
К концу повествования лицо Малфоя уже не было столь серьёзным.
Напротив, он следил за мисс Беневолентией с чертовски обаятельной улыбкой и поблёскивающими глазами.
Девушка наконец остановилась и села на край постели. Люциус поднялся.

- Я не знаю, как мне быть. Я думаю, мне нужно покинуть Хогвартс, - поднимаясь тоже, добавила Мила.
- Я куплю тебе этот шар, - вдруг подавшись к ней всем телом и прижимая её за талию к себе,
произнёс Малфой. - Только будь со мной сейчас.
- Что? - опешила девушка. - Люциус... Люциус... Нам не нужно этого делать...
Я не могу... - пытаясь сопротивляться, убеждала его девушка, но Люциус уже страстно целовал её грудь и губы.

Одурманенная блондином, она не заметила, как оказалась лежащей на кровати.
«Совершив» своё дело (ах, негодник), Люциус оделся и, поцеловав наследницу, ушёл…
__________________________________

Само - собой, Малфой понял, что именно разбила Мила и сколько это будет ему стоить.
Однако, работая в министерстве, он накопил достаточно "Le lien secret". Так что беспокоиться было не о чем.

Покинув Хогвартс, он направился в Старый Лондон, где посетил великолепную и очень дорогую лавку мадам Гортензии.
- Что вы желаете? - приветливо встретила его молоденькая продавщица.
- Я желаю видеть мадам Гортензию, - невозмутимо потребовал Люциус Малфой.

Девушка, сделав реверанс, скрылась за ширмами.

- Мадам Гортензия просит вас пройти к ней, - пригласила она скоро.

Мистер Малфой прошествовал в красивый кабинет с дубовой мебелью,
шёлковыми шторами и мягчайшим ковром на полу.

Навстречу ему вышла черноволосая утончённо-элегантная дама.

- Не знаю, рада я тебя видеть или нет? - громко сказала она, рукой приглашая Люциуса сесть.
- Это неважно. Но, возможно, ты сможешь отдать мне сегодня долг.
Что, несомненно, обрадует тебя, - на губах Люциуса играла дьявольская ухмылка.
- Каким образом? - пожала плечами мадам Гортензия.
- О, самым простым. Я знаю, что у тебя имеется редкостный "Marmor sphaera", -сообщил
Малфой. – Отдай мне его, и мы в расчёте.
- Люциус! Да это ж такая ценность! - всплеснула руками Гортензия.
- Я могу напомнить, мадам, что когда однажды вы появились в министерстве,
арестованной за продажу "тёмных" средств - я дело устранил. Не забыла о нашем договоре?

Мадам Гортензия смутилась.
- Вы получили, продав те средства, сумму о-очень большую, - невозмутимо
продолжил Малфой. - Что и обеспечило, в итоге, ваше процветание.
"Marmor sphaera" стоит гораздо меньше твоего долга мне.
Так шар, или тебе устроить полное лишение имущества?

Гневно хлопнув по трюмо, выражая тем самым, своё согласие,
мадам Гортензия скрылась в соседней комнате.
Скоро она вернулась назад с "Marmor sphaera" в ларчике.

- Люциус, может быть, обсудим другой вариант? - надеясь уговорить гостя, спросила женщина.
- Я жду, Гортензия, - непоколебимо потребовал Люциус Малфой.
- И зачем он тебе? - спросила она, ставя шар на стол перед Люциусом и вглядываясь
в него. - Боже, Люциус, - ничего святого! - ухмыльнулась она, заметив его вопросительный взгляд.
- Мы в расчёте, - вставая с места, блондин захлопнул крышку ларца. - Процветания тебе.
- Всего хорошего, - остановила его мадам Гортензия и, забегая вперёд, заглянула
ему в глаза. - Я очень надеюсь на продолжение нашего сотрудничества, Люциус.
- Всенепременно, - с коварной улыбкой промолвил он ей и закрыл за собой дверь.


@темы: "Наследница Ровены"(11-13) - фанарт

10:09 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


14.

После ухода Люциуса Малфоя Мила, порывшись в своих мыслях, всё же решила,
что она в Хогвартсе лишняя. И нехотя стала собирать свои вещи.
Во второй половине дня всё было уже уложено и упаковано.
А печальная девушка сидела теперь в кресле в спальне.

Беневолентия вздрогнула, когда дверь отворилась. К её тайной радости, вернулся Люциус.
- Я так и думал, - окинув взглядом комнату, невозмутимо сказал он. - И потому вернулся сегодня.
- Я тут лишняя... - не глядя на него, ответила Мила.

Люциус поставил ларец на постель и опустился на колени рядом с креслом,
в котором сидела мисс Мила.
- Будь уверенней, - твёрдо сказал он. - В Хогвартсе случались проступки намного неприятнее твоего.
Разбитый шар - это мелочь, не стоящая внимания. Ровена Равенкло основала эту школу и свою часть
передала тебе в наследство. Ты в своём доме.

Мила оживлённо взглянула на Люциуса.
- Мне пора в министерство, - поднимаясь и отряхивая брюки, завершил он.
- Ты ко мне ещё придёшь?.. - скромно спросила мисс Мила.
- Как только появится возможность.

Девушка подошла к нему.
- Я влюбилась в тебя, Люциус, - тихо сказала она.

В глазах мистера Малфоя блеснули огоньки. И он поцеловал её.
И ушёл.
___________________

Вдохновлённая словами возлюбленного, мисс Мила вновь разобрала свои вещи и,
бережно взяв ларчик с шаром, отправилась к Директору.

- Вы что-то мне принесли? - заинтересовался профессор Дамблдор,
когда мисс Мила вошла к нему со шкатулкой в руках.
- Да, профессор. Я принесла вам другой зелёный шар. Взамен того, что я разбила…

Мила поставила ларчик на стол Дамблдора.
Профессор, не понимая её, открыл ларец.

- Да, это настоящий "Marmor sphaera", - задумчиво разглядывая шар,
заключил Дамблдор. - Но... где вы его взяли, мисс Беневолентия?

Мила смутилась и не решилась открыть профессору правду.

- Дорогая, где вы его купили? И как? – настойчиво продолжал Альбус.
- Профессор, - ответила она, - если этот шар действительно «Marmor sphaera», и я все убытки возместила,
то позвольте мне ... не объясняться дальше.
- Мила, не было никаких убытков. Это случайность... С кем не бывает? - Дамблдор внимательно смотрел на неё.
- Спасибо, профессор. Я пойду?
- Ну что ж, идите. Я бы хотел общаться с вами почаще, - добавил напоследок Директор.
Мила улыбнулась.

Теперь, совершенно спокойная, она решила пойти в теплицы - помочь мадам Стебль.
______________

- Деточки, пропустите, пропустите меня... - суетливо твердила Сивилла Трелони,
пробираясь через толпу ребят, собравшихся в холле.

Она поднялась по лестнице, торопливо встала на подъёмник и, наконец,
добралась до кабинета директора школы.

- Проходите, Сивилла, - пригласил её Дамблдор, указывая на стул.
Сивилла села и огляделась. В кабинете у окна стояла Минерва МакГонагалл.

- Сивилла, "Marmor sphaera" опять в наличии у школы, - сообщил директор.

Сивилла озадаченно поправила очки.
- К - как так? - поинтересовалась она.
- Мисс Беневолентия смогла найти замену.
- М...мисс Беневолентия? - Трелони подошла к ларчику,
лежащему на столе, и протянула пальцы к шару. - Как интересно...
Он настоящий и не уступает по свойствам прежнему.
- Это так. Вопрос в том, как он достался мисс Беневолентии? - озабоченно спросил Дамблдор.
- Наверное, ей его кто-то купил, Альбус. - уверенно сказала Минерва МакГонагалл.
- Только кто? - вопросил профессор.
- Люциус Малфой... мог это сделать, - предположила Сивилла.
- Только он, - взмахнула рукой Минерва.
- Сивилла, дорогая, посмотрите, - Дамблдор указал рукой на шар,- ради чего он это сделал?

Прорицательница нерешительно взглянула на Минерву.
- Професор опасается, - пояснила декан Гриффиндора, - что мисс Мила может быть
использована в корыстных целях.

Сивилла встала со своего стула и, почти согнувшись пополам, подошла к шару.
Замерев над ним, она очень скоро очнулась.
- Нет никаких опасений, - сказала она. - Люциус Малфой ...влюблён.

Минерва удивлённо посмотрела на Дамблдора поверх очков.

-Влюблён? - переспросила она. - Ну надо же! – профессор еле сдерживала смех.
- Слава провидению! - облегчённо вздохнул Альбус Дамблдор. - Такое... было трудно ожидать.
- Но он женат! - возмутилась МакГонагалл.
- Любовь этого не спрашивает, - Альбус закрыл шкатулку с "Marmor sphaera". - Она властна и над такими...
неоднозначными личностями, как Люциус Малфой.
- Ну что же, раз переживать не о чем, мне можно забрать ларец к себе? - деловито сказала Сивилла.
- Да, - согласился Дамблдор. - И храните его теперь в труднодоступных для общественности местах.
Как бы ни был богат мистер Малфой, вряд ли он захочет тратиться на такие «мелочи».

Минерва МакГонагалл опять не удержалась от смеха.

15.

С утра день выдался свежим и ясным.
В свободные от занятий дни, ученики, как правило, гуляли в Хогсмиде.

Сивилла Трелони и Мила возвращались в Хогвартс вместе.
За последние месяцы они сблизились и стали дружны.
Заторможенная Сивилла радовалась появлению близкого человека.
Мила тоже была вполне довольна общением с ней.
- Посмотри, Мила. Там, кажется, девочки наблюдают за нами,- Сивилла указала пальцем
на девушек у дороги.- Может, нужно подойти?
- Вряд ли. Там нахальная Флокс. Я рискую получить в свой адрес нечто не совсем приятное.
- Почему, милочка?
- Ну, Сивилла, помнишь, я рассказывала, как познакомилась с Седриком Диггори ?
- Конечно, я это помню.
- Взрослеющая Алана Флокс до одури влюблена в него. Оттого, что Седрик неравнодушен ко мне,
она винит меня во всех неудачах в отношениях с ним.

Сивилла, улыбнувшись и исподлобья поглядев на девушек, поправила очки.
- А... что ты решила насчёт нашего тренера по квиддичу? - вкрадчиво спросила Мила.
Сивилла заметно смутилась и даже порозовела.
- Ничего.
- Сивилла, он ведь так обхаживает тебя! Видно же, что влюблён по уши.
- Он такой страшненький... - деланно скривилась мисс Трелони. - И ноги у него кривые, и сам он весь в крапинку.
- Но какой он тренер отличный! За те три месяца, что он здесь, успел обучить новичков всем премудростям.

Сивилле явно был по душе Марк Грейс, но она не хотела открыть правду.
- Ну, признайся, Сивилла ... себе и ему. К чему ты таишься?
- Да я и в мыслях не допускала, не думала о таком даже никогда!.. О таких отношениях...
Это как снег на голову! Как снег на голову! - прорицательница активно жестикулировала руками,
пытаясь показать, какой неожиданностью для нее оказалась влюбленность Грейса.
Но Мила понимала, что на самом деле ей очень приятно говорить о Марке.

Увлёкшись разговором, они миновали компанию девушек.

- Ух, как я её терпеть не могу! - прошипела мисс Флокс, когда Мила с Трелони прошли мимо.
- Да хватит тебе, Алана! - Росси откровенно возмутилась. - Ты такая надоедливая...
- Это тебе хорошо... Или даже не знаю, - пробубнила Флокс. - Почему ты не влюбляешься ни в кого?!
Хотела бы я, чтобы твой любимый тебя в упор не замечал. Вот тогда я бы на тебя посмотрела! - ехидно высказала она.
- Да хватит тебе! - осадила её мисс Коул. - Она права. Добивайся его, если тебе он так нужен.
Только не нуди постоянно. Седрика никто не удерживает.
- Да отстаньте вы все! - фыркнула Алана и пошла вперёд. - Я докажу ему, что Беневолентия знать-то его не хочет.
Пусть пострадает...
_________________

Хогвартс окутал долгий зимний вечер. Сегодня особенно красивый: кристально чистый воздух будто звенел на морозе,
яркие звёзды сияли в бездонном чёрном небе. Все деревья были усыпаны снегом и снежинки то и дело поблёскивали
от лучей фонариков. Из окон лился мягкий жёлтый свет от каминов и канделябров.

Алане не сиделось и не спалось. Она не находила себе места, перебирая все возможные варианты «подставы» наследницы.
Она вышла во двор и так бродила в одиночестве уже не один час.
Тем временем она подошла к окнам мисс Беневолентии.
«Эта дама не скучает...» - с горечью подумала она, когда услышала голоса, доносившиеся из комнаты,
освещённой светом от горящего камина.
«Интересно, с кем она там так мило беседует?»

Алана тихо подобралась к заснеженному окну и ахнула. Она присела в снег, опасаясь,
как бы её радостный возглас не был услышан. От восторга она запуталась в карманах своего пальто,
доставая маггловский фотоаппарат. Алана тихо поднялась и, приловчившись, сделала пару отличных снимков,
где мисс Беневолентия в одной ночной сорочке полулежала на постели. А рядом, в прикроватном кресле,
сидел Люциус Малфой.

Мисс Алана не поверила бы никогда, что Люциус Малфой может быть таким… милым,
если б не увидела это своими глазами. Он рассказывал, видимо, нечто смешное,
потому что мисс Мила заливисто смеялась...

16.

Близились святочные праздники.

Прибывшие осенью болгары и девушки из Шармбатона стали объектом сплетен и домыслов старших учеников…
Дамблдор объявил о продолжении Турнира Трёх Волшебников и о предстоящем святочном бале.

Когда Седрик Диггори был выбран чемпионом школы и участником соревнований,
мисс Мила вдруг вспомнила о «финале», который мог ему грозить… судя по прочитанной когда-то книге.

- Я не знаю, что делать... - Мила попивала чай за столиком
в комнате Сивиллы. – А если Роулинг написала правду?
- Хочешь, я узнаю, - предложила Сивилла.
- Нет... Нет, я боюсь. Вдруг ты узнаешь то, чего я опасаюсь?
- Тогда предприми что-нибудь, - невозмутимо порекомендовала прорицательница.
- Что?
- Его нужно защитить.
- Защитить... Чем?
- Существуют же зелья, способные служить оберегом. Седрик не может
использовать их - это запрещено правилами Турнира... А ты можешь.
Если всё обойдется, и он останется невредимым, то твоего вмешательства никто и не заметит.
А если ему будет угрожать смертельная опасность, но чары защитят его... Тебя оправдают.
- Сивилла, нужно сильное зелье. Очень сильное, - возмутилась Мила, будто Сивилла не понимала того,
что Наследницы Ровены не обладают особыми возможностями.
- В библиотеке в Запретной секции есть много чего интересного, - не обращая внимания,
продолжила Сивилла. - Только рыться там не каждому хочется, слишком уж много свитков и книг
накопилось за время существования школы... Загляни туда.

И Мила заглянула.

Вот уже неделю она проводила почти все свободное время в библиотеке. Фолиантов было много,
а прочитанного, кажется, ещё больше.
И вот - наконец-то - подходящее по всем свойствам зелье было обнаружено.
Зелье, которое окутывало непробиваемой бронёй. Защищающее и тело, и душу ...пока было нанесено на кожу.
Рецепт был довольно сложным - задача только для сильных и опытных волшебников - но на рассуждения
совсем не оставалось времени.

Все ингредиенты были доступны, и мисс Мила взяла их тайком из теплицы мадам Стебль
и лаборатории Снейпа. А недостающий толчёный авантюрин они с Сивиллой купили в Лондоне.
И она приступила к приготовлению «варева» в своей прихожей, где могла следить за процессом постоянно.

Однако цель усложнилась еще больше.
Оказалось, что Седрик не желает больше знать мисс Беневолентию.
Теперь, как чемпион, он был всюду окружён поклонницами, и мисс Мила, подкарауливающая его за каждым углом
в надежде поговорить, выглядела до крайности глупо.

Алана Флокс была довольна. И это своё довольство выказывала перед ней по делу и без оного.
Затея грозила провалиться…

***

Настал Святочный бал.

Мила пришла на него нехотя. Можно сказать, только заглянула.
Прибытие Люциуса оказалось маловероятным. Мысли о его вероятной связи с Тёмным Лордом
всё чаще пугали наследницу. Но он был с ней... другой, и Мила надеялась, что возможно,
все скоро разъяснится.

Зелье, требующее постоянно контроля, так же не прибавляло желания побывать на балу.
Оно должно было «поспеть» как раз к финальным соревнованиям...

Северус Снейп снизошёл до того, чтобы пригласить её на открывающий бал вальс.
И после удалился по каким-то своим делам. Мила в одиночестве подпирала стену.
А ведь даже Сивилла уединилась с Марком Грейсом…

Устав, мисс Мила вышла из зала и направилась через холл к своим покоям.
И тут – совершенно неожиданно - она встретила Седрика, явно смутившегося от неловкой встречи.

- Седрик! - остановила его Мила, не желая упускать шанс. - Постой, мне нужно поговорить…
- Мисс Беневолентия, я обязательно вас выслушаю... Но не сейчас.
Моя девушка ждёт меня, - опустив глаза, ответил он.
- Девушка подождёт. То, что я хочу сказать - важно.

Мила попыталась взять его за руку, но Диггори не позволил.
- Я не хочу заставлять ее томиться в одиночестве, - ответил он и скрылся в соседнем холле.

Мила осталась одна и чувствовала себя оскорблённой, расстроенной, подавленной...
Было много ещё других эмоций, которые боролись между собой за обладание ею.
Недолго помедлив, она ушла к себе.

Тем временем Седрик, скрывшись от Милы, укрылся в тени лестницы первого этажа.
Его высокомерное поведение вовсе не соответствовало тому, что он чувствовал на самом деле.
Ущемлённое самолюбие терзало его. Он достал из кармана пиджака фото, то самое,
которое подсунула ему Алана Флокс. Вспомнив только что минувшую встречу, еле сдерживая возглас,
он ударил кулаком о стену, прижавшись лбом к холодной её поверхности.
Седрик скомкал снимок и кинул в тёмный угол.

Как на зло, мимо проходил Гарри. Ступив на лестницу, он заметил нечто подозрительное.
Поттер неосознанно перегнулся через перила и увидел Диггори.
- Седрик? - удивился он.

Юноша, ничего не ответив, лишь устало вздохнул. Гарри подошёл к нему.

- С тобой всё в порядке?
- Да, - подтвердил Седрик. – Все замечательно. Просто я не хочу жить из-за неё.
- Из-за кого? - неуверенно переспросил четверокурсник. - Из-за мисс… Беневолентии?
- Я пойду к себе. Извини, Гарри,- и Седрик развернулся и ушел…

@темы: "Наследница Ровены"(14-16) - фанарт

10:22 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


17.

В дверь постучали.
- Открыто, - пригласила Мила.
Вошла Сивилла.
- Это зелье так… пахнет? - спросила она, поморщив нос.
Мила согласно кивнула.
- Ты что, целый день тут сидишь? Мадам Стебль сказала,
что ты к ней сегодня не заходила. Меня ты тоже не навещаешь…
Может, у профессора Снейпа была?
- Не была.
- За зельем следишь? - в голосе Трелони проскользнул смешок.
- Сивилла, через три дня финальные соревнования. Что делать?
Оно и должно быть… таким? - расстроенная, Мила слегка махнула рукой
в сторону булькающего котла с тягучей рыжей массой.

Сивилла пожала плечами и села напротив девушки.
- У меня план есть, - продолжила наследница. - Но мне нужна помощь - твоя и Марка.
Прорицательница, не перебивая, внимательно слушала её.
- Сивилла, я украду у Седрика какой-нибудь учебник, тетрадь или дневник - что-нибудь.
А ты отдашь это Марку. Попроси его о помощи... Хотя, я и сама поговорю с ним…
- Не переживай, он поможет, - успокоила её подруга. - Но что же потом?
- Вечером, накануне соревнований... пусть Марк вызовет Седрика к себе.
Под предлогом того, что у него... Что он нашёл его вещь. Когда Седрик придёт,
то Марк предложит ему чай, который я приготовлю. Грейс предложит Диггори
выпить этот чай, пока тот якобы будет искать на полках его тетрадь.
Седрик выпьет и уснёт. Тогда приду я...
- И... что?
- Ох, Сивилла... - нервно выдохнула Мисс Беневолентия. - Это зелье нужно втереть в кожу.
Именно поэтому я преследовала Седрика – хотела с ним поговорить.
Иначе я бы просто подлила зелье в его еду - и всё.
- Да, я поняла, - спохватилась Сивилла.
- Нужно натереть всё тело... Полностью, - уточнила Мила, всматриваясь в лицо подруги.
Сивилла, прикрыв рукой рот, сдержанно улыбнулась.
- Ой, пожалуйста, только не нужно... - Мила запнулась и отвела взгляд.
____________________

Вечерело.

Седрик Диггори, не найдя Грейса в замке, решил заглянуть в тренерский домик,
что был недалеко от поля для квиддича.
- А, Седрик! - поприветствовал Марк, увидев Седрика на пороге. - Получил моё послание?
- Да, сэр. Я пришёл за своей тетрадью по трансфигурации.
- Да-да, Седрик. Но, э-э-э... присядь пока... Выпей чай. Я тут полками завалился немного,
как видишь - всё перемешалось. Ты ведь не спешишь?
- Нет, не спешу, - юноша окинул взглядом комнату, в которой по полу были рассыпаны бумаги,
тетради, свитки и книги; он налил себе чай и сделал несколько глотков. - Давайте,
я помогу вам, - предложил он.
- Ну, помоги, - согласился Марк. - А я пока верну на место эти мётлы.
Марк Грейс взял мётлы в охапку и, выйдя во двор, направился к домику-кладовой.

Через несколько минут он вернулся.
Седрик глубоко спал, откинувшись на спинку большого деревянного стула...
Недолго думая, Марк снова вышел на улицу и послал Сивилле заранее приготовленное
летучее письмо с приглашением для мисс Милы.
_______________

Уже стемнело, когда Мила вошла в тренерский домик.
Сивилла была с ней. И она деликатно увела Марка на прогулку.
- Не уходите далеко, - шепнула им вслед Мила. - Марк, вы должны будете его разбудить
и вручить потерянную им тетрадь... Но чтобы он ничего не заподозрил!
- Будет сделано, - отчитался Марк и вышел.

Мила осталась наедине с Седриком. Превозмогая стыдливость, она раздела его и,
обмакивая пальцы в густое, пахнущее орехами зелье, стала медленно и тщательно
втирать его в кожу Седрика.
Времени понадобилось достаточно долго, чтобы втереть оберег без остатка.
Но, наконец, все было готово.
Одев Седрика, Беневолентия выглянула на улицу.
Марк и Сивилла уже стояли на пороге.

Грейс вошёл внутрь и, достав с полки спрятанную тетрадь, стал будить Седрика.
- Я что, заснул? - вспохватился очнувшийся Диггори.
- Да, немного. Я не хотел тебя будить. Но мой рабочий день подошел к концу,
и мне нужно закрывать тренерскую.
- Конечно, - юноша поправил воротник мантии и направился к двери. - Спасибо,
что нашли мою тетрадь, - поблагодарил он...

18.

Неожиданно появился Люциус.
Мила была уже в постели, но ещё не спала и читала книгу: погружаться в сон
накануне финальных соревнований вовсе не хотелось.
- Так ты ещё не появлялся... - настороженно произнесла она.
- Поздно. Все двери уже заперты.
- Тут нельзя трансгрессировать, - Мила заёрзала в кровати.
- Я глава попечительского совета... помимо всего прочего. Как и Дамблдор,
я имею право появляться здесь, когда хочу.
- Давно тебя не было, - в голосе мисс Милы по-прежнему слышались обида и подозрение.

Сняв мантию, Люциус уселся в кресло.
- Зачем приходить, если не ждут?
Мила смутилась.
- Мне кажется, или ты меня опасаешься? - внимательно глядя на неё, спросил Малфой.
Мисс Беневолентия, не зная, с чего начать, заглянула в окно.
- Люциус, - решилась она, не отводя взгляда от ночного пейзажа. - Ты ведь...
подчиняешься Тёмному Лорду?
- В эти дела не лезь, - резко перебил ее Малфой.
- Да или нет?
- Да, - спокойно ответил он.

Мила взволнованно встала с постели.
- О, нет... - прошептала она.
- Сядь, - Люциус притянул её за руку. – Мои родители были очень властными
чистокровными волшебниками. До безумия одержимыми идеями Темного Лорда.
В своё время отец не спрашивал моего мнения. Он изъявил волю посвятить мою жизнь
Повелителю. Я не жесток, но вполне разделяю взгляды Лорда.- Люциус замолчал,
обдумывая свою речь. - Пока Он существует, я буду ему служить...
Ради безопасности моей семьи... А теперь и ради нашей.

Мила недоверчиво посмотрела на него.

- И больше не спрашивай меня об этом. Пусть всё будет, как было...
Если ты еще не разочаровалась во мне.

Как ни странно, мисс Мила не была расстроена.
Странность характера ее осталась неизменной...

Рано утром Люциус Малфой исчез так же внезапно, как и появился.
Мила медлила: она искренне переживала за Седрика,
которому предстояло страшное испытание. Решительность её иссякла,
и она чувствовала себя совсем беспомощной.

Сейчас она медленно брела к лабиринту, совершенно не желая присутствовать на Турнире.
А тем временем смолк праздничный оркестр, и Дамблдор объявил о начале состязаний.

«Ну вот... Он там... Не могу я сидеть сложа руки и ждать!» - Мила резко развернулась
и побежала в Хогвартс.

Прошёл час, второй, третий - казалось, что время течет очень медленно...

Наконец, топот шагов побудил её податься к выходу.
Дверь в её комнату распахнулась: вбежала взволнованная Сивилла.
- Ты здесь!?
- Что... что произошло?
- Седрик в оцепенении... Гарри Поттер утверждает, что Тот-Кого-Нельзя-Называть
намеревался убить его. Но по какой-то причине заклятие не подействовало в полной мере.
И, видимо, Сам-Знаешь-Кто не обратил внимания на мальчишку...
и Гарри успел забрать Седрика с собой, - Сивилла обняла Милу. - Ты спасла его, дорогая.
- Где ...он?
- Его отнесли к мадам Помфри, всё будет в порядке.
- Как теперь мне объясняться? - прошептала Мила.
- Колдомедик, конечно, сейчас же определит, что за зелье на нём.
Дамблдор и комиссия непременно поинтересуются у него насчет... Мила,
ты должна пойти и всё рассказать.
- Я не могу.
- Ты что, не собираешься спасать его репутацию?
- Собираюсь! Но, Сивилла, признайся сейчас сама Дамблдору... за меня. Я боюсь...
- Хорошо. Но позже... Гарри в больничном крыле. Дамблдор сейчас с ним...
Но ты всё-таки обязана придти следом. Соберись с духом!
_____________

Как только Трелони ушла, Мисс Мила бросилась к мадам Помфри.
Она желала убедиться лично, что с Седриком всё хорошо и будет ещё лучше.

Она вбежала в больничное крыло. Сразу увидела Седрика и сидевшего рядом
с ним отца и хлопочущую мадам Помфри.
Недалеко спал Гарри, а рядом его стерегли почти вся семья Уизли и Гермиона Грейнждер.
Смутившись своего порыва, мисс Беневолентия остановилась в дверях
и потом уже медленно подошла к ним.
- Я могу помочь? - обратилась она к колдомедику, не сводя глаз с Диггори.

Мадам Помфри поставила на прикроватный столик бутыль с каким-то снадобьем и,
взяв мисс Милу под руку, отвела в сторону.
- Это вы, милочка, потрудились над спасением мистера Диггори?

Девушка смущённо опустила голову и почему-то с опаской взглянула на отца Седрика,
который, услышав слова мадам, прислушивался к их разговору.
- Ну что ж, я вас поздравляю с успехом, - тихо похвалила мадам Помфри. - Надеюсь,
вы так же хорошо потрудитесь и над другим зельем у профессора Снейпа и мадам Стебль.
А пока ваша помощь тут не нужна...

Сивилла направилась прямиком к директору школы. Она постучала
и без приглашения открыла дверь. К её разочарованию, в кабинете Дамблдора
собралась вся комиссия.
- Мисс Сивилла? Что привело вас сюда? - вопросил Дамблдор.
- У меня есть... сообщение, сэр...
- Если оно несрочное, то давайте отложим его на потом.
- Это... наверное, не так важно... Нет, - Сивилла закрыла зверь и собралась уйти.

Извинившись перед комиссией, Дамблдор вышел следом.
- Что передала мисс Беневоленития? - настороженно спросил Трелони директор,
когда они остались наедине, застав тем самым врасплох прорицательницу своей догадкой.
- А... да, конечно. Зелье "forta de dispersie" приготовила она.
Она же его и применила. Без согласия мистера Диггори... Если это важно, - Сивилла растерялась,
заметив недоверие Дамблдора.
- Это очень мощное зелье, дорогая. Вы уверены, что ей никто не помогал?.. - поинтересовался он.
Сивилла отрицательно покачала головой. - Хотя, это сейчас не имеет никакого значения, - спохватился Дамблдор,
но вид его был отнюдь не радостный. - Значит, Седрик невиновен и может разделить с Гарри
звание чемпиона. Но где сама мисс Беневоленития?
- Она должна скоро придти... Мила несколько взволнованна всем этим.
- Поторопите её. Она должна сама всё объяснить комиссии, - Сивилла опять
согласно кивнула и растерянно удалилась.


19.

Прошло три дня.
Мисс Беневолентия помогала профессору Снейпу в приготовлении зелья "contra otsepeneniya".
Отец Седрика приходил поблагодарить её, когда юноша, наконец, очнулся.
Мистер Диггори теперь купался в лучах славы и наравне с Гарри разделил первое место.
Гости разъехались. В Хогвартсе стало заметно тише.

В эти дни было очень тепло, и от дождей с земли поднимался пар,
наполненный ароматом молодых трав и листьев.
И вот с утра разразилась гроза, довольно сильная. Ветер дул так,
что тонкие деревца касались ветвями земли.

Мисс Беневолентия уединилась в бальном зале за игрой на фортепьяно.
Чарующая мелодия разливалась по помещению.
Многие мысли и чувства, переполнявшие её теперь, выражались в этой музыке.
Они словно улетали и носились вокруг, освещая залу, приводя
в движение пространство, вспыхивающее от молний за окном.

К вечеру гроза стихла. А Седрик стоял в тени, бросаемой от широких дверей,
слушая игру мисс Милы. Это действо завораживало его. Он очнулся,
когда девушка захлопнула крышку фортепьяно и направилась прочь из залы.
Она не заметила Диггори.

Небо развеялось; было светло. Свежий весенний ветерок овевал умытые листья,
на которых в лучах заходящего солнца блестели капли дождя, слетающие с ветвей,
словно самоцветы рассыпаясь по траве. Слышно было журчание воды,
ещё струившейся с крыш по водостокам.
Одиночество уже не радовало.
Неожиданно настигший Седрик необычайно обрадовал её. Он остановился рядом,
вдруг растеряв всю свою решительность.
- Спасибо... ты спасла меня, - он посмотрел в её глаза. Она улыбнулась,
томно кивнув в ответ. - Прости, что я не хотел с тобой говорить все это время.
- Ничего, - хмыкнула девушка, вспомнив прошедший месяц.
- Я уезжаю сегодня, - прервал Седрик вдруг возникшее неловкое
молчание. - Мне здесь больше незачем оставаться. Меня пригласили
продолжить учёбу в академии ...и я согласился. Отец мечтает об этом.

Мисс Беневолентия, доселе глядевшая на свои туфли, наконец, обратила
свой взор на мистера Диггори, что вызвало в нём небывалый всплеск чувств.
Страстно обхватив её за талию, он стал осыпать девушку поцелуями.
Она не сопротивлялась, все больше вовлекаясь в «игру». Это было столь приятно,
что она потеряла счёт времени. Его поцелуи успокаивали, она будто набиралась сил,
которые отдала Седрику, готовя зелье. Напоённый запахом мокрой травы ветерок
словно окутывал их. В лужах отражались небо и облака,
а прыгающие в них воробьи и сойки звонко чирикали.
Может быть, это продолжалось бы и дольше...
но неожиданно появился призрачный сэр Николас.
- Мистер Диггори, - отчеканил он. - Ваши вещи собраны и ожидают в повозке.
Профессор Дамблдор просит вас посетить его перед отъездом.

И сэр Николас плавно испарился.

- Ну что же... - улыбнулась смущённая мисс Беневолентия. - Удачи тебе.
Надеюсь, мы ещё встретимся.
- Только пожелай этого, - не сводя с неё взгляда, ответил Седрик.
Но мисс Беневолентия, опустив голову, смутилась еще больше.
- Мне пора... - юноша ещё раз поцеловал её и ушёл.

В голове новоиспеченной волшебницы было... пусто.
Но вновь появившийся сэр Николас остановил начавшееся было «оглупение»,
передав девушке сообщение мадам Стебль.
- Мадам пожелала оповестить вас о том, что наследницу ожидает масса
невыполненной работы... за последний месяц.
- Здорово, - ответила мисс Мила и пошла в теплицы.

@темы: "Наследница Ровены"(17-19) - фанарт

10:40 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


20.


Казалось, тепличным работам не было конца. За неделю мисс Мила еле справилась с ними.
Но вот все дела закончились, и она теперь сидела на скамейке у открытых садовых теплиц.
Лимонница, жёлтая бабочка, прилетела на кустик брусники. Такая яркая и по-
весеннему нарядная! Мила невольно залюбовалась ею.

Но её вдохновенную расслабленность прервал Люциус Малфой - серьёзный и озабоченный,
как внезапно нагрянувшая туча среди безоблачного неба.
- Я поздравляю тебя, - сказал он, как только Мила заметила его. - Ты привлекла к себе
внимание Тёмного Лорда.
Мила медленно поднялась со скамьи, не отрывая взгляда от Малфоя.
- Почему? - растерянно спросила она и побелела от страха. Сердце её отчаянно застучало,
но не в груди, а где-то в голове. Люциус устало выдохнул.
- Только не нужно строить из себя глупую девочку. Неужели не догадалась?
- Из-за Седрика?
- Гениально! И что теперь ты станешь делать?
- Люциус, ты меня пугаешь...
- Мила! – Люциус, нагнувшись, уверенно взглянул в её глаза,
сжав в своих пальцах её запястье. - Тёмный Лорд не прощает...

Но тут он запнулся, задумавшись над чем-то. Он заметил "стража",
приколотого к воротничку её платья.
- Не снимай его.
Мила прикрыла брошь ладонью.
- И не покидай Хогвартс, пока я тебе не разрешу. Я что-нибудь придумаю.

Сказав это, Люциус Малфой исчез.

"Да... - думала мисс Беневолентия, когда на следующий день шла в библиотеку. -
Страшно... очень. Даже не представляю, что теперь мне делать".
_______________

"Сколько я книг прочла за последнее время!" - усмехнулась Беневолентия,
складывая обратно на стеллажи книги, которые она уже пролистала.

Удалось найти одно заклинание... Правда, оно было очень сложным.
Но оно было единственным, достойным непредвзятого внимания.

Усевшись поудобнее, она стала переписывать из пыльного фолианта заклятие
в свою тетрадь - для дальнейшего изучения. А изучить предстояло немало...

- Мисс Беневолентия? Приятно вас видеть за учёбой.
От неожиданности Мила, и без того напряжённая, подскочила с места,
неловким движением сбросив книгу со стола... Учебник едва не рассыпался от ветхости.
Северус Снейп повёл бровью; на лице его выражалось удивление,
тщательно припрятанное едкой ухмылкой.

- Я пополняю свой багаж знаний, - спешно подымая с пола книгу и впихивая её между других
фолиантов на полке, ответила мисс Мила. - Уже закончила.
Она, несколько смутившись, протиснулась между книжным стеллажом и Снейпом.
И, одарив его извиняющейся улыбкой, быстро покинула библиотеку.

"Чёрт... Как же глупо я себя веду!" - злилась она, возвращаясь в свои покои.

Её поведение не могло не озадачить зельевара. И, как только мисс Беневолентия скрылась,
он достал ту книгу, небрежно втиснутую между других книг, - края страниц учебника помялись.

Северус открыл самую потрепанную страницу.
- Раздел защиты для больших объектов, - прочёл он. - Манипуляция "Crystallinus tholi".

Снейп захлопнул учебник и, предварительно уменьшив, спрятал в кармане мантии.
- Мисс Мила, - произнес он, покидая Запретную Секцию, - вы полагаете,
что сможете в одиночку произвести сие действо?

На его лице появилась высокомерная ухмылка.

***
Закончился очередной урок, и студенты заполнили зелёные лужайки Хогвартских двориков.
Северус Снейп шёл с видом неприступной скалы... Устрашающий и привлекательный одновременно.
Малолетние ученики без предупреждения уступали ему дорогу, опасаясь навлечь на себя гнев профессора.
А повзрослевшие девушки двусмысленно поглядывали на строжайшего и грозного Снейпа...
Снейп всё замечал, но отчего-то это не теплило его душу.

21.

Не спеша мисс Мила поднялась по лестнице и постучала в класс Сивиллы Трелони.
- Проходите, мисс Мила, помогать будете, - ответила Сивилла, не отрываясь от выслушивания ученика.

Мила вошла в класс и присела на пустовавшее место за столиком.
В этой группе, как ни удивительно, был и Драко Малфой.
Трудно было связать его характер и прорицание.
Он только что допил свой кофе и теперь внимательно
рассматривал проявившиеся образы.
- Мадам Трелони, - промежду прочим спросил он, - что значит
цветок розы в тёмных облаках?

Заинтересовавшись, Беневолентия смотрела то на Сивиллу, то на Драко.
- Дорогой, - ответила ему Сивилла, подсаживаясь за его стол, - твоя любовь
будет сильно омрачена. Мне жаль.
Ободряюще похлопав Драко по запястью, она невозмутимо пересела к следующему ученику.
- Хм, - скривился Драко, всё ещё смотря в чашку. - Да нужно мне это?!. Любовь - для нытиков.

Мила пожала плечами и, помотав головой, улыбнулась его браваде.

Урок подходил к концу.

Драко надменно улыбнулся в ответ, забрал свой учебник и вышел со всей группой.
- Надменный мальчик, - прошептала мисс Мила, когда они с Сивиллой остались одни.
- Сын своего отца, - ответила та.
-Ты думаешь... Люциус меня не любит?
- Дорогая, Люциус тебя любит. Надменность на любовь не влияет.
Она не спрашивает разрешения и приходит сама... Не спрашивай меня больше об этом.
- Сивилла, - помолчав, продолжила Мила, - ты что-нибудь знаешь о заклятии "Кристальный купол"?
- Да, слышала о таком. Но оно для сильных магов, а я ...я не так сильна. У меня способности в другом.
- Но ты знакома с ним?
- Да.

Мила вышла из-за столика и приоткрыла плотную вишнёвого цвета штору окна,
впуская в душную комнату солнечный свет.

- Знаешь, что это за кристаллы такие - накопители?
- Это кристаллы средних размеров. Они очищены и пусты, а, значит, не несут никакой информации.
В дальнейшем маг вложит в них идею, и они станут её излучать...
формируя событие, - разведя ладонями пространство, завершила речь Сивилла.
- Хорошо... Их сложно достать?
- Нет, если у тебя есть деньги, - с усмешкой ответила Трелони. - А зачем тебе?
- Может, пригодятся, - будто задумавшись, улыбнулась Мила.

Купить кристаллы оказалось сложно, ведь того, что она получала в Хогвартсе за свою работу,
мало на что хватало. Был только один выход - Люциус Малфой и его благосклонность.
Однако нужно было ждать его появления, а когда он вновь появится?
На мгновение Мила почувствовала себя всеми покинутой. Она окинула жалобным взглядом свою комнату
и не обнаружила ничего, что могло бы ей сейчас помочь. Беневолентия чувствовала,
как от неспособности что-либо сделать, у неё опускаются руки. Было бы легче сейчас же предстать
перед Тёмным Лордом, чем томиться в бездействии в ожидании его хода.

Тем не менее, она недолго думала, прежде чем взять бумагу и сесть за письменный стол.

" Люциус... Не знаю, как сказать...
Может было бы мне проще сказать всё прямо, но не знаю,
когда ты вновь со мною встретишься, - быстро набросала она предложение. - Мне страшно от того,
что ты мне сказал о Тёмном Лорде. Не за себя, за школу. Ведь я здесь.

Я боюсь не оправдать надежд. Я не приношу пользы, но могу принести вред.

Помоги мне.
Знаю, что ты можешь помочь... Пятьдесят кристаллов-накопителей.
Это всё, что мне сейчас нужно.
Со временем я всё верну!.. Постараюсь вернуть.

Люблю тебя".

Прочтя послание заново, она упаковала его в миниатюрный конверт и, вручив сове Марфе,
отправила его в полёт.
__________________

Люциус Малфой вальяжно сидел в мягком прикаминном кресле в своём замке.
Был прохладный вечер поздней весны, и слабо горящий огонь почти ничего не освещал.
Люциус сидел в сумерках, о чём-то размышляя.

Достав из кармана дорогих домашних брюк письмо, он прочёл его уже в восьмой раз.
Спрятав его обратно, Малфой опять задумался.

Вернувшийся к своей семье, всё ещё живший у Малфоев Добби сидел неподалеку.
Понимая, что хозяин решает какую-то серьёзную дилемму, он сидел тихо-тихо,
почти не различимый в тени.

Хозяин купил кристаллы. Они сейчас лежали в сейфе над камином. Но зачем?

- Добби! - вдруг властно окликнул его Люциус.
- Да, хозяин, - ответил тут же появившийся перед ним домовой эльф.
- Завтра отправишься со мной в Хогвартс... К мисс Беневолентии.
- Да, хозяин.
- Будешь жить у неё тайно. И проследишь, в каких местах замка она разместит кристаллы.
- Да, хозяин.
- Иди пока. И принеси мне чашку горячего чая с ... с чем-нибудь, - устало приказал Люциус.

Добби, покорно, ссутулившись и шамкая ногами, ушел. Вскоре, однако,
вернулся с заставленным ужином подносом в руках.
Осторожно поставив его на столик рядом с хозяином, домовик исчез.

22.

Добби уже десятый день следил за мисс Милой, но она всё ещё держала кристаллы
в запертой шкатулке в своей комнате.


Первые три дня она пыталась накопить силу и вложить её в кристаллы.
Но была разочарована, поняв, что этого слишком мало.
Потому девушка притащила из библиотеки увесистую и очень старую книгу,
над которой опять засела надолго.

Добби скучал. Мила забросила свою работу, наспех выполняя лишь самое необходимое.
При каждом удобном случае она возвращалась в покои. Читала, проводила расчёты на бумагах,
комкала их и начинала новые. Довольно скоро она смогла возвести вполне прочный купол вокруг комнатного растения,
причем без помощи кристалла и палочки. В эти моменты Добби было совсем не скучно.
Но Мила вновь возвращалась к чтению, и ему абсолютно нечего было делать. Хозяин не вызывал.
И он, невидимый, бродил по комнатам, потихоньку наводя чистоту в них. А когда уже все углы были вычищены,
Добби был готов уж взвыть от скуки. Но удача улыбнулась ему.

Сделав несколько кругов по прихожей, мисс Мила в напряжённом размышлении присела на софу,
но вдруг слетела с нее и вновь села за книгу.
Вид у неё был почти одержимый. Добби не сомневался, что нашлось невероятное решение...

Теперь Беневолентия проворно встала из-за своего чтива и решительно направилась в зал трофеев.
Откуда принесла теперь уже свой посох Ровены. Заперев его в шкафу, она не раздумывая пошла к профессору Снейпу
и практически потребовала у него дать ей "полынный нектар".

Добби полностью одобрял её решение. Ведь "полынный нектар" - прекрасное средство
для накопления и правильного распределения силы.

Но Северус Снейп категорически отказался выдать ей оное средство и предложил
самой его приготовить - под его чутким присмотром. И мисс Беневолентия готовила его ещё три дня,
пока, наконец, не получила зелье высокого качества, которое и одобрил Снейп.

Добби ликовал! Неужели "лёд тронулся"?

Однако радость его длилась недолго.

Мисс Мила опять принялась читать книгу. Долго и тщательно она рассматривала друзу солнечного камня,
венчавшую посох Ровены, и сравнивала ее с изображением в книге.
Скучающий Добби влез к ней на стол и стал читать с ней вместе.

И то, что он прочёл, привело его в ужас. В волнении он ударил по книге и отбросил её в дальний угол спальни.
От этого мисс Мила закричала и выбежала в соседнюю комнату.

- Что за напасть! - испуганно вскричала она, не понимая, как могла книга сама отлететь в сторону.

Но, не найдя ничего подозрительного, она решилась действовать сейчас же. Собрав кристаллы,
посох и книгу, она накинула плащ-невидимку мадам Стебль и вышла из Хогвартса.



Добби плёлся за ней.

"Ты гляди, что вознамерилась... - поскуливал он. - Вызвать Духа Огня, дабы тот наделил кристаллы особой силой!
Как я не понял сразу, зачем она рассматривала друзу солнечного камня на посохе? Глупая! Ведь не справишься!"

Было уже очень темно, и растущая луна лишь слегка освещала окрестности.
Мисс Мила расположилась у древних дольменов и, установив посох, стала вызывать духа.

Добби метался в панике - друза сразу засветилась! А как иначе, ведь призрак отвечал хозяйке.

"Кого звать на помощь? Хозяина нельзя - это может его скомпрометировать, и мисс Мила поймёт,
что он за ней следит. Может быть, профессора Снейпа? Да!" - Добби стрелой перенёсся к нему.

Снейп что-то писал в своих журналах.
"Прекрасно", - подумал Добби. И, взяв свободное перо, начертал: "Нужна помощь.
У дольменов мисс Беневолентия вызывает Духа Огня".

Опешивший от прытко пишущего пера Снейп не стал долго рассуждать и мигом бросился к дольменам.
Дух Огненной Стихии - имеющий власть над другими тремя - это мощная и практически неуправляемая сила,
которая всегда сама решает, как ей поступать. И лишь по-настоящему сильная личность способна иметь с ним дело.

Огненный Дух уже был вызван и возвышался над Милой, которая неподвижно, будто в стеклянных сумерках,
стояла на вершине одного их огромных камней, видимо, поднятая туда самим же Огневиком.

- О, дух Огня! - крикнул Снейп, на ходу разрезая себе ладонь и собирая кровь
в белый платок. - Смиренно прошу прощения! Возьми мою жертву и возвращайся к себе!

Слова профессора звучали уверенно и громогласно. На ходу он бросил платок в Огневика, который тот тут же поглотил.
Получив жертву, Огненный Дух стал кружить над ними в огненном зареве, будто выжидая минутной слабости Снейпа.
Но Северус был уверен и силён. И ни один мускул не дрогнул на его лице. Это усмирило Огневика, и он, взвившись ввысь, растаял в небе.

- Какая же вы глупая! - прогудел Снейп, глядя на Милу снизу вверх. - Прыгайте.

Мисс Беневолентия не спорила и не ломалась - смиренно прыгнула вниз и была подхвачена Северусом.
Она прижалась к нему и обняла за плечи, чувствуя, что находится в безопасности. Северус, не готовый к подобным чувствам, медлил...
Но скоро обнял её, прикрыв глаза...

"Хозяин этому будет не рад... - насторожился Добби, выглядывая из-за дольмена. - Хозяин меня простил и пощадил мою семью.
И я не позволю вам, мисс Мила, изменить Люциусу Малфою..."

Добби поднял с земли камешек и бросил его о большой валун. Этот шум привёл в чувство мисс Милу, и она, осмелев,
поблагодарила Северуса Снейпа и пожелала ему спокойной ночи.

Меньше всего профессору Снейпу хотелось вновь почувствовать любовь к женщине.
До этой ночи он как мог не обращал внимания на странную нежность, то и дело всплывающую в его душе при виде наследницы.
Теперь этого он не мог скрывать от себя. Нет, этого он не желал...

23.


Лицо Люциуса заметно напряглось.
- И?.. - потребовал продолжения он.
- Я позвал Северуса Снейпа, и он её спас.
- Что?! Почему ты меня не позвал?
- Я боялся, господин. Что мисс заподозрит...
- Да пусть! - неожиданно вспылил Люциус Малфой.

Добби с визгом кинулся за трюмо и там спрятался.
Люциус Малфой презрительно выдохнул.
- Ты что, чего-то боишься?
- Хозяин сердится на меня... - послышалось из-за зеркала.
- Выходи и рассказывай всё, что там произошло... В самых мелких подробностях.

Добби покорно, шлепая ногами по полу, вышел, теребя свою рубашонку.
- Итак, я слушаю.
И Добби пришлось рассказать хозяину всё. Даже об объятии Северуса и Милы.

Он увидел, как Люциус, побледнев, отвернулся и отошёл в сторону, как высоко от волнения вздымалась его грудь. И Добби был готов прижечь свой язык о горячую сковороду - чтобы впредь держать его за зубами.

- Возвращайся к ней, - коротко и тихо приказал хозяин, когда Добби умолк.
И Домовик вернулся к мисс Миле.
____________

Люциус не утерпел и к вечеру предстал перед дверьми мисс Бенволентии. Сегодня он пришел, как положено - не таясь. Ведь уже настали каникулы, и ученики разъехались по домам.
Хогвартские двери закрывались теперь позже, поскольку живущие в нём учителя
часто засиживались в хогсмидских пабах, а потому припозднялись.

Малфой толкнул дверь, но она не открылась. Узнавший хозяина Добби открыл ему дверь, и Люциус смог войти.

Мистер Малфой окинул взглядом комнаты - всё было чисто, мило и уютно.
- Она с ним? - будто раздражаясь на самого себя, спросил он у Добби.
- Хозяин не должен переживать из-за измены мисс Милы, - сложив у груди ручки, взволновался Добби. - Добби не видел, чтобы мисс Мила...
- Хватит, - остановил его Люцус - Где она?
- Мисс, как обычно в это время, в ванной префектов.

Люциус нервно развернулся, отчего Добби отпрыгнул в сторону.
- Хватит меня бояться! - Люциус раздражённо взмахнул рукой.
- Хозяин пойдёт за ней?
- Оставайся здесь.
Люциус исчез.
________________

Мисс Беневолентия сидела в горячем пенном бассейне и наслаждалась видом парящих цветных пузырьков, живописными оконными росписями и ночным звёздным небом, виднеющемся через них.
Необычное появление Люциуса всегда пугало её. Вот и теперь она вздрогнула и стыдливо подвела к себе пену.

Да, Люциус убедился, что она была одна и даже почувствовал досаду от было разыгравшейся ревности, которая заглушила тревогу за безопасность Милы.
- Люциус! Почему... Почему ты здесь?
- Хочу быть с тобой сегодня, - уже спокойнее, улыбнувшись, ответил Люциус, расстёгивая пуговицу.
- Сейчас же возвращайся в мои комнаты! О нет, только не здесь... - Мила смущённо закрыла лицо руками.

В какой-то момент Люциус оказался рядом с ней.
- Поздно... - тихо ответил он, убирая её руки от лица. - Посмотри на меня.
Но мисс закрыла глаза и в нежелании помотала головой.
- На тебя наложили заклятие стыдливости? - рассмеялся Люциус, прижимая к себе её бёдра, отчего она открыла глаза и, всерьёз обеспокоившись, попыталась убрать его руки.
- Ведь может кто-то придти!
- Неужели? Дверь заперта...

Мисс Беневолентия вернулась к себе довольно поздно.
По пути она выглянула в окно и увидела нескольких учителей, только-только возвращавшихся из паба.
"Слава Мерлину! - подумала она. - Люциус вовремя ушёл".

@темы: "Наследница Ровены"(20-23) - фанарт

10:55 


Прослушать или скачать Amethystium Ad Astra бесплатно на Простоплеер


24.

После продолжительных трудов кристаллы были заполнены так,
что мисс Беневолентия могла не стыдиться в случае их обнаружения.
Полынный нектар оказался великолепным средством!

Ещё не сошла роса, а Мила была уже у озера. Утренние сумерки не смущали.
Вокруг были заросли сочной зелёной травы, окружавшей многочисленные камни,
словно разбросанные чьей-то гигантской рукой. Здесь она решила поместить свой первый кристалл.

Кристаллы следовало сделать невидимыми. Так, чтобы случайные прохожие не могли на них наткнуться.
И установить довольно быстро, дабы замкнуть и не нарушить возникающую цепь.

Но Добби был тут. Он следовал за ней по пятам, пока мисс Беневолентия проводила это волшебство.
Работа оказалась сложной, напряжённой и монотонной. Влажный густой туман всё ещё поднимался с земли
и теперь удачно скрывал её от возможных посторонних в эту рань.

Она чувствовала, что за ней следует, как за проводником, невидимый магический шлейф.
С каждым установленным кристаллом она продвигалась со всё большим напряжением,
словно в каком-то вязком прозрачном желе.
Окрестность Хогвартса находилась на огромной площади, и Мила опасалась,
что имеющихся кристаллов может не хватить. И тогда все труды окажутся напрасными...

Когда последний из кристаллов успешно исчез из виду, солнце открыло небу свои утренние лучи,
озарив бирюзовые облака огненно-розовым заревом. Добби увидел, как над Хогвартсом раскинулся прекрасный,
но не видимый для каждого встречного кристальный шатёр.

Мила трепетала от радости и яркой вибрации только что пришедшего в действие купола,
который теперь неразрывно связывался с нею. Это было настоящее чудо, сотворенное ею. Просто завораживающе!

Добби разделял с ней это чувство. Выполнив порученную миссию, он вернулся в замок Малфоев.
__________________

- Дорогая моя, рада тебя видеть! - остановила Милу мадам Стебль во дворе замка.

Мисс Беневолентия только что оторвалась от своего творения и, уставшая,
возвращалась к себе, полностью поглощённая мыслями о кристаллах.
- Я тоже рада вас видеть, - отрешённо ответила ей она.
- Ты не была в замке с утра?
- Э-э-э, - мисс Беневолентия не знала, что придумать в оправдание. - Я была... утром.
- Мисс, - сурово остановила её речь мадам Стебль. - Пойдёмте со мной.
Я хочу поговорить с вами как лицо, непосредственно в этой истории замешанное.
- Что вы хотите этим сказать? - Мила недоумевала: тон мадам Стебль её вдруг расстроил и озадачил.
Она прошла следом за ней в зал травологии.
- Сядь, - приказала мадам Стебль.
Мила повиновалась.
- Я недавно узнала от мадам Розмерты, что ты и Люциус Малфой... Ответь, это так?
- Да, так, - поняв намёк, ответила мисс Мила.
- Что так?
- Люциус Малфой и я - любовники.

Мадам Стебль ахнула, прикрыв ладонью свой рот.
- Ты забыла, о чём я тебе говорила?.. - пролепетала она.
- Нет, не забыла. Я отдаю себе отчёт в том, что Люциус - та еще личность, что он
женат и что его сын учится здесь, в Хогватсе. Может что-то ещё?
- Если ты всё знаешь... как ты позволила?
- Да что не так!? - открыто возмутилась мисс Беневолентия,
абсолютно не желая, что б кто бы то ни был вмешивался в её личные отношения.
- Ну как же... – Помона пожала плечами. - Да если об этом узнают родители учеников?
Поступят жалобы... Да и вообще...
- Так, - мисс Беневолентия, совершенно не тронутая речами
профессора - проделанная работа давала о себе знать – встала со стула.
Не хотелось ничего решать; думать и оправдываться, впрочем, тоже. - Мне уже давно не пятнадцать лет.
И я сама решу, что для меня лучше. Что касается остального, то всеведущая мадам Розмерта,
вы и те, кому она сказала по секрету, - держите язык за зубами. И родители учеников ничего не узнают.
И я уверена, что тут все с кем-нибудь встречаются! - высказав своё возмущение,
мисс Беневолентия направилась к выходу.

- Мила, - задержала её мадам Стебль, - я вовсе не хотела указывать тебе твоё место...
- Указывать моё место? - в голове глухо застучало. Это уже был больной вопрос для мисс Беневолентии.
Она всё ещё не могла поверить в то, что является наследницей и волшебницей.
Каждый раз, когда она хотела что-то сделать, у неё возникали панические опасения, что ничего не удастся,
и её выгонят с позором ...и тогда смысл жизни исчезнет.

- Ой, прости. Но ещё точно неясно, наследница ты Ровены или нет.
Ещё не сдан условленный экзамен. И... кроме посоха, есть ещё и диадема. И мы не знаем,
как поведёт себя она. В любом случае, тебе нужно быть более скромной...
- Я не понимаю, что именно вас волнует, репутация школы или лично я?
- Репутация школы, прежде всего, - деланно улыбнулась мадам Стебль.
- С репутацией школы всё будет в порядке, - Мила захлопнула за собой дверь.
_________________

Узнав о диадеме Ровены, мисс Беневолентия тут же пошла к Дамблдору.
- Выбор посоха непреложен, - объяснил ей профессор Дамблдор. - И диадема уже не играет особой роли.
Она лишь символ наследования. И вы получите её вместе с остальным приданым - как только сдадите экзамен.
Что, я полагаю, является формальностью. Но если вы настаиваете, тогда я должен сообщить о вашей просьбе
министру Фаджу. Диадема хранится в банке Гринготтс.
- Да, настаиваю, - подтвердила Мила.
- Мисс, я вижу, что вас кто-то обидел. Мне не нужно знать кто, но вы должны помнить - люди вольны думать
и говорить разное. Но вы не можете стать хорошей для всех, перед всеми оправдаться. Этого и не надо делать.
Будьте собой и тогда обретёте истинных друзей. А истинные друзья вас не обидят... Я думаю, вы меня поняли.

25.



Собрание по просьбе мисс Беневолентии было назначено
на конец лета - перед самым приездом в Хогвартс учеников.

- Не понимаю, зачем такой переполох? – недоумевала Сивилла.
Сегодня они с Милой побывали в Хогсмите и теперь не спеша возвращались в Хогвартс.
Окрестности были удивительного розового цвета, обрамлявшего зелёные холмы и леса,
купающиеся в теплых солнечных лучах.
Было здорово возвращаться пешком.
- Просто я наконец должна найти своё место, - ответила женщине Мила. - Домашние говорят,
что соскучились по мне. Что бы я чаще их навещала. Может, мне стоит вообще вернуться домой?
- О чём ты говоришь? О каком своём месте?
- Мадам Стебль мне как-то сказала, что я не знаю своего места
. И я в Хогвартсе... неизвестно по чьей милости. Да, она ещё прознала про нас с Люциусом и говорит,
что это угрожает репутации школы.

Сивилла остановилась и громко рассмеялась.
Мила удивлённо взирала на неё - никогда она не слышала такого звонкого и открытого смеха.

- Прости, дорогая, - она оперлась на руку Милы и, успокоившись, предложила продолжить путь.
- Сивилла, что смешного?
- Знаешь, почему мадам Стебль знает всё о встречах Люциуса? Нет?
Так я тебе скажу - по секрету, разумеется.
- Опять секреты...
- Да, дорогая. И ты постарайся не выдать меня.
- Конечно, - иронично ответила Мила.
- Много лет назад я и Розмерта учились в Хогвартсе, - сказала Сивилла. – Мы дружили.
Но потом... По наследству Розмерта получила зеркальце, вглядываясь в которое можно получать ответы
на некоторые вопросы. Год назад я заходила в её паб, и мы тогда разговорились.
Я засиделась и осталась ночевать у неё. Мы о многом говорили... И вот она мне поведала кое-что о мадам Стебль.
О том, что есть у неё дочь, и эта девушка так сильно полюбила Люциуса Малфоя,
что пошла работать в министерство уборщицей. Лишь бы быть с ним рядом.
Для мадам Стебль это было большим потрясением! Хотя дочь и не выделялась особыми талантами
и не была богата... но вполне могла бы найти себе занятие получше.
- А что про зеркальце мадам Розмерты?
- Да-да, мадам Стебль платит Розмерте некоторую сумму денег, чтобы она с помощью этого зеркальца
следила за Люциусом. За его любовными связями, как ты понимаешь. Так что ты не обижайся на её провокации.
- Ну я не знаю...
- Люциус ни с кем не был до тебя... не считая жены. Но и с ней давно ничего не было, - ссутулившись,
прошептала Сивилла.
Мила хихикнула.
- Правда?
- Это то, что знает мадам Стебль. И вот теперь она сама привела в его объятья тебя!
Вот в этом и кроется всё недовольство.
- Как зовут девушку?
- А... Азалия.
- Азалия... - задумчиво повторила Мила. - Такое красивое имя.
- Азалию утешало хотя бы то, что у Люциуса Малфоя нет любовницы. Несмотря на то,
что у него есть семья, при известных обстоятельствах он вроде как не занят.
- Я ведь работаю в теплицах мадам Стебль. Как же мне теперь быть?
- Относись к её упрёкам с пониманием. И всё будет хорошо. Она добрая.

Так, не спеша, они добрались до замка. В Хогвартсе уже зажглись фонари, совы вылетели на ночную охоту,
потянуло запахом воды с озера.
- Я проголодалась, - повела носом Сивилла, - чую запах творожного пудинга. Обожаю его.

Они ступили на порог, и Мила открыла большую тяжёлую дверь, пропуская вперед Трелони.
- Сивилла, - остановилась наследница, едва войдя в холл, - эта Азалия... она красивая?
- Я никогда не видела её. Но Розмерта обмолвилась случайно, что девушка мила собой.
- Вот досада... Теперь скажи ещё, что она чистокровная.
- Нет, не чистокровная. Её отец - магл. Похоже, девушка надеялась на счастливую случайность
и свою внешность.
______________

- Мадам Стебль!- после ужина, мисс Мила решила помириться с профессором.
Та хмуро взглянула на Милу, нехотя обернувшись.
- Что вам, мисс? - строго ответила она.
- Я погорячилась тогда. Мне не стоило так реагировать. Я хочу извиниться.
Простите меня.
Мадам Стебль стояла в нерешительности. Молчание затянулось.
- Ну что ж, - видя её нежелание, сказала Мила, - наверное, мне нужно поговорить с профессором Дамблдором
о новой работе. В последние месяцы мне трудно работать с вами в таких отношениях...
- Поговорите. Но чем вы сможете ещё заняться? – пожав плечами, мадам Стебль удалилась.

26.

После слов мадам Стебль мисс Мила почувствовала себя до того потерянной, что, придя к себе,
стала упаковывать вещи.
"В самом деле, - думала она, - а что я вообще умею? Уход за растениями... это было очень кстати.
Но работать с мадам Стебль больше нельзя. Просить Дамблдора о какой-то работе... о подачке? Нет.
А просить денег на проживание у Люциуса слишком унизительно."

Она вспомнила про объявление в букинистическом магазине Лондона, которое прочла
накануне в "Ежедневном пророке". И решила попытать удачи там пока не прояснятся дела с диадемой
и приданым от Ровены. Отправив записки Дамблдору и Сивилле Трелони, мисс Беневолентия покинула Хогвартс.
______________

В Лондон она прибыла к обеду. Было тепло, улочки были заполнены людьми.
Спросив у пары прохожих о магазине "Зелёный дуб", она без труда вышла к нужному месту.

Это был довольно старинный магазин, но светлый и чистый. С красивыми лоханями у входа,
в которых росли крупные белые ромашки, с колокольчиком над дверью и витринами из резного дерева.
У порога летало объявление, явно испытавшее на себе заклятие левитации,
с приглашением поработать в "Зелёном дубе".

Неожиданно Мила почувствовала странное притяжение, словно она часть ...кого-то.
От этого она невольно обернулась, в надежде увидеть того, с кем у неё могла выйти
столь проникновенная эмпатия.

Мимо прошли всего несколько ничем не примечательных прохожих - никто на неё не смотрел.
За витринами магазинов напротив никого не было видно.
Сочтя всё за неуверенность и томление души, она без размышлений вошла внутрь,
прихватив висевшее перед ней объявление.

Встретила её пожилая дама, вполне возможно чистокровная,
с гордой осанкой и в изысканном одеянии.
- Добрый день, - поприветствовала она гостью.
- Добрый, - улыбнулась Мила.
- Вам хочется оценить наши книги, или вы уже знаете,
что ищете? - вежливо поинтересовалась хозяйка.
- Я ищу работу.
- У-у-у... - дама окинула взглядом
мисс Беневолентию. - У вас есть опыт в продаже книг?
- Я продавала другие вещи,- честно ответила Мила.
- Так... У нас оплата невелика, но зато есть бесплатная
комната для постояльцев.
- Мне это подходит.
- Ну что же, пойдёмте, - пригласила хозяйка, быстро поняв,
что мисс торговаться не собирается. - Как ваше имя?
- Мисс Беневолентия, - представилась Мила.
- Надеюсь, мы поладим, мисс Беневолентия. Меня зовите мисс Гранд.
- Да, мисс Гранд.

Комната, в которой она поселилась, оказалась просторной и прибранной,
но уж очень аскетичной. Беленые стены, камин, диван-топчан, деревянные стол
и стул – вот всё, что составляло её интерьер.

Дни и вечера мисс Беневолентия проводила с посетителями, в перерывах изучая учебник
по традиционной магии. Каждый день мисс Гранд оплачивала её работу, чего хватало лишь
на самое необходимое. Мила скучала по Хогвартсу, по дому... по Люциусу. Ему наследница
не сообщила ничего, опасаясь, что Малфой сочтёт её попрошайкой. Эта гордость...
девушка всегда досадовала на неё, но не могла себя изменить.
____________

Люциус был встревожен. Профессор Дамблдор показал ему письмо, оставленное Милой.

"Профессор Дамблдор, - сообщалось в нём, - простите, что я посылаю вам
письмо, а не сообщаю лично. Однако в силу обстоятельств я решила покинуть Хогвартс.
Надеюсь, что на время. Не ищите меня и не беспокойтесь. Я вернусь к собранию.
И тогда я смогу решить, что мне делать дальше.

Мисс Беневолентия."

- Что случилось? - вопросил Люциус, всем телом наваливаясь на трость.
- Я надеялся, что вы сможете всё объяснить, - спокойно ответил Дамблдор.
- Я ничего не знаю.
- Тогда нам ничего не остаётся, как подождать до конца месяца.

Люциус недовольно потянул носом. Дамблдор по-видимому не представлял,
что мисс оказалась занятной мишенью для Тёмного Лорда, и вне Хогвартса
он мог навестить её в любой момент.
Искусством сыска Волан-де-Морт владел в совершенстве.

- Вам не стоит беспокоиться, мистер Малфой. Я чувствую, что с ней всё в порядке.

"Но как долго кошка будет играть с мышкой,
прежде чем расправится с ней..." - мысленно откомментировал Малфой.
- Надеюсь. Что ж, всего доброго, - распрощался Люциус.
- Всего доброго, - спокойно ответил Дамблдор,
пытаясь определить внутреннее состояние Малфоя.

- Сивилла, - позвал он, наклонившись к камину, как только Люциус Малфой
покинул Хогвартс, - я хочу с вами поговорить. Зайдите ко мне.

Сивилла не заставила долго ждать. Профессор предложил ей расположиться в кресле напротив.
- Мисс, - начал он, - я получил записку несколько дней назад от вашей подруги.
Сивилла взяла протянутое ей письмо.
- Да, я получила такое же, - прочтя его и возвращая директору, ответила Сивилла.
- Может быть, есть что-то, что вы должны мне ещё рассказать?

Сивилла суетливо поправила массивные очки на своем носу и натянула шаль на плечах.

- Прошу вас, расскажите, в чём причина этой неясности? Видите ли, я хотел оставить
всё как есть до поры до времени и не надоедать... Не смотря на то, что по завещанию Мила
не должна надолго оставлять Хогвартс, - директор помолчал,
глядя на Сивиллу из-под очков-половинок. - Но её опекун также ничего не знает о её местонахождении
и явно взволнован... Я уверен, вам есть, что мне рассказать. Я имею право знать,
насколько причина её ухода серьёзна, и не является ли он необдуманной глупостью.
- Господин директор, - уселась поудобнее Сивилла, - это не моя тайна. И я не вправе что-либо говорить.

Дамблдор внимательно посмотрел на неё.
- Вы хотя бы связывались с ней после её ухода? Она сообщила, где сейчас находится?
- Нет, она ничего не говорила мне...
- Тогда вам необходимо мне всё рассказать.

Трелони некуда было деваться. Зная о причине этой выходки подруги, она все же согласилась.

@музыка: my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=dcc6a862f...

@темы: "Наследница Ровены"(24-26) - фанарт

11:42 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


27.

Было утро. Светловолосая миловидная девушка вошла в чайный домик,
тихий и свободный в это время. Он только что открылся, и горничная,
подав девушке чай, стала поливать прекрасные фуксии, чины, гелиофилы
и абутилоны, увивающие оконца.

Скоро дверь отворилась, оповещая переливом мелодичных колокольчиков о
приходе посетительницы. Оглядевшись, женщина с радостью прошествовала к девушке,
которая приветливо помахала ей рукой.
Это была мадам Стебль. Намедни она послала сову в Лондон к своей дочке,
и вот теперь она спешила сообщить радостную весть.
- О, как я рада тебя видеть, дорогая! - поцеловав Азалию, она уселась напротив за столик.
Горничная подала чай с пирожными и, откланявшись, оставила их одних.
- Матушка, ты меня так взволновала... Я даже не поверила, но потом заметила,
что мистер Малфой ...немного не собран. Ну что же произошло?
- Дорогая, я прямо сказала мисс Беневолентии. Знаешь, не люблю предисловий, - довольно
отпила чай мадам Стебль. - Я сказала ей, что нечего мнить себя всемогущей - ведь есть ещё
диадема Ровены. Может быть, посох ошибся!
- Матушка, - насупилась Азалия, - но ты же знаешь, что посох Ровены не мог ошибиться.
- Я-то знаю, - согласилась мадам Стебль. - Но она не знает. Ой, и ты знаешь,
в ней совершенно нет уверенности... Не понимаю, как посох мог ей поддаться? Ну, пусть помучается.

Азалия, взяв пирожное, осторожно откусила кусочек.
- И что? - прожевав, спросила она.
- Ушла из Хогвартса... На время, конечно. Не могу не признать, что сейчас сожалею
о той слабости - когда я вняла её просьбе и позволила попасть в Хогвартс...
Но Люциус сейчас... свободен, - двусмысленно улыбнулась мадам Стебль. - Зеркало Розмерты показало,
что он переживает, хотя виду не подаёт. И вот-вот начнёт поиски, не дожидаясь,
пока Беневолентия появится сама.

Азалия притихла и порозовела.
- И какая же мне от этого польза? Люциус поглощён любовью к ней. Я это и так знаю...
- Дорогая, - наклонилась к Азалии мадам Стебль, положив свою руку на её ладонь, - пока он
один и в тоске, может так случиться, что появится кто-то, кто всегда рядом и никогда не покинет,
всегда утешит - заяви о себе.
- Заявить о себе?.. Да я и так каждый день перед ним.
- Настало время действовать более активно. Хватит выжидать.
Азалия вытерла руки салфеткой и оттолкнула блюдце.
- Найди подходящий предлог, - продолжила мадам Стебль, - когда он будет один.
Оденься поженственней и старайся быть как можно ближе к нему... Поняла?
- Да.
- Тогда, вперёд. Не теряй даром времени.

Дамы расплатились за чай и вышли на улицу. Там они распрощались, и Азалия,
несколько смущённая, поспешила направиться в министерство магии,
куда скоро должен был придти Люциус Малфой.
__________________

В это время Минерва МакГонагалл вошла в кабинет директора Хогвартса.
- А, доброе утро, Минерва! - вышел ей навстречу Дамблдор, с нежностью поцеловав её руку.
Минерва наклонилась, рассматривая его ладонь, и восхитилась.
- Альбус! - воскликнула она. - Твоя рука! Исцелена!
- Да, исцелена. И я тебе сейчас всё расскажу.
Минерва от радости за Альбуса, как девочка рассмеялась, захлопав в ладоши.
- Присаживайся, - пригласил директор. - Ты ничего не заметила вокруг школы?
- Нет.
- Мисс Беневолентия без нашего ведома установила над Хогвартсом барьер - Кристальный купол.
- Как мило. Нужно было нам самим это сделать. Впрочем, от него не так много пользы,
как она думает... Не так ли?
- Да, это так, - задумчиво согласился Дамблдор. - Но если его усилить особыми вибрациями...
чувствами - он приобретает удивительные свойства.
- Вот как?.. И что же произошло?
- Я заметил этот, признаюсь, сильный купол, когда покидал школу. Сама знаешь по какому делу.
Но когда я возвратился - Купол меня не пропустил.
- Как же так? - встревожилась Минерва.
- Нет-нет, не переживай! Этот купол уничтожил проклятье - взорвал и рассеял!
И только после этого я смог пройти. Удивительный эффект! Выходит, что за те дни,
что я отсутствовал, Кристальный купол был усовершенствован ещё более.
- Усовершенствован? Но кем? - задумалась Минерва.

Дамблдор развернул к ней большой книжный фолиант.
- Прочти, - предложил он, указав на отрывок.
- ...она станет гарантом безопасности Хогвартса и всех его жителей в темное время.
И Змея ужалит свой хвост... - прочла Минерва.
- Змея ужалит свой хвост, - повторил Дамблдор.
- Ты знаешь, что это значит, Альбус?
- Да. Думаю, да. Змея - символ Салазара Слизерина. Мы знаем из предания,
что Ровена полюбила Салазара, но была отвергнута в дальнейшем.
- Что ж, ты думаешь, купол связан со слизеринцами? - Дамблдор согласно кивнул в ответ.
- Но... кто?
- Знаешь, тогда я почувствовал знакомые вибрации... - Дамблдор на мгновение
замолчал. - Такие же я чувствую, когда Люциус Малфой и Северус Снейп находятся рядом.
- Они его так изменили?
- Да... Но несовместно. Вероятно, каждый в отдельности.
- Да зачем?
- Они не безразличны к ней. Именно поэтому мы не использовали подобный купол.
Не всегда есть нужные силы...

Минерва заёрзала в кресле.
- Они оба чрезвычайно сложные личности. Трудно поверить,
что они вот так станут защищать замок.
- И, тем не менее, это так. Сивилла рассказала мне по секрету, что мисс Беневолентия
и Люциус Малфой близки. Северус же спас её от Духа Огня, которого она неразумно вызвала.
Возможно... он пожелал участвовать. Однако, это лишь предположения...
Несомненно одно - купол необычен.

МакГонагалл потянулась опять за фолиантом, что бы ещё раз прочесть записи
одной из основательниц Хогвартса.

- И я думаю, Минерва, Ровена преследует не только одну лишь эту цель...
защиту Хогвартса, - размышляя, продолжил Дамблдор.
- Что? - переспросила Минерва, оторвавшись от книги.
- Мисс Беневолентия повторяет саму Ровену. Она стала волшебницей уже будучи взрослой,
как и мисс Беневолентия. Она полюбила Салазара, а он её отверг. Она страдала. Волан-де Морт...
- ...наследник Салазара Слизерина, - продолжила его мысль Минерва. - А мисс Беневолентия...
- ...наследница Ровены, - завершил Дамблдор. - Смею предположить,
что Ровена решила расплатиться. И это мне очень не нравится.

28.

Азалия поднялась в комнату прислуги. Все уборщицы были заняты делом, и гардеробная пустовала.

Она достала вешалку со своим форменным платьем - синим и невзрачным.
На стене висело большое зеркало, и она взглянула в него: оттуда на неё смотрела
соблазнительно хорошенькая девушка. Азалия приложила к себе синее платье и тоскливо всхлипнула.
Но в своем платьице ей идти было строго запрещено. И она разделась и... одела унифому.

С минуту Азалия смотрела на себя в зеркало, и вдруг глаза её заблестели.
Быстро достав из сумочки волшебную палочку, она, немного поколдовав,
выпрямила белокурые волосы и слегка уменьшила платье, которое теперь выгодно подчёркивало
её талию и округлые бёдра. И последний штрих - она расстегнула верхние пуговицы,
приоткрывая упругую грудь.

- Отлично... - одобрила она и направилась к кабинету Люциуса Малфоя.
Убирать его комнату входило в её непосредственную обязанность.
Она приоткрыла дверь - Люциус уже был там.
- Уборка комнат, сэр, - колокольчиком прозвенела она из-за двери, предварительно постучав.
Люциус Малфой о чём-то размышлял.
- Проходите, - равнодушно ответил он...

Азалия уже всё убрала. Осталось лишь смахнуть пыль со стола мистера Малфоя.
- Позвольте, сэр, - недвусмысленно улыбнулась она, перегнувшись через стол так,
чтобы Люциус смог увидеть её прелести.

Малфой проследил движение её груди, ритмично колышущейся от её движений.
Азалия тёрла стол тряпкой так, будто там было трудно выводимое пятно.
Однако уборка "по-маггловски" его несколько напрягла.

Люциус резко выдохнул носом и встал, направившись к камину.
Он облокотился об него, подперев рукой подбородок... и всё-таки не удержался от удовольствия
понаблюдать за задом Азалии, всё ещё двигающимся туда-сюда.

Наконец, стол был вычищен. К досаде Азалии, больше тут убирать было нечего.
С надеждой она подошла к Люциусу.
- Желает ли мистер чего-то ещё?
Люциус молчал, смотря будто сквозь грудь Азалии.
- Господин? - повторила она.
- Нет, ничего не нужно, - очнувшись, ответил Люциус. И Азалия покорно удалилась.

"Злые горгульи! - злилась она. - Какая же ты трусиха, Азалия! Ещё немного...
Злые горгульи!!! Может быть, нужно было упасть к нему на руки?.."

Она чувствовала крайнее возбуждение.
- Злые горгульи... - теперь простонала Азалия.

Побежав в гардеробную, она спешно открыла свою сумочку, отыскала кошелёк и пересчитала деньги.
Денег оказалось мало, и она насупилась. Скинув синее платье и вырядившись опять в своё,
девушка выбежала из министерства.

Был разгар дня. Азалия направилась в магазин Лаванды, который славился ароматными элями.
Но говорили, что там можно купить и амортенцию...
Денег хватило всего на унцию, и девушка её купила.

Скоро уже она несла восхитительный чай мистеру Малфою.
Азалия вошла без стука в кабинет и опустила чашку на стол. Люциус, изучающий какой-то документ,
не отреагировал на неё совершенно никак. Он лишь молча поднес чашку к губам и сделал глоток.
И Азалия, удовлетворенно хмыкнув, незаметно вышла.
А когда пришла вновь, чтобы забрать сервиз, мужчина уже сидел у камина с пустой чашей в руке.
- Что в чае? - строго спросил он.
- Цветочный чай.
- Ещё раз так сделаешь - уволю.
- Простите, сэр... - порозовела Азалия, наклоняясь к Люциусу за чашкой.
Взору Люциуса вновь предстала её соблазнительная грудь, и он вдруг резко притянул девушку к себе.
Секунда - и они уже были на ковре... Азалия получила то, к чему стремилась.

Через несколько минут Люциус Малфой привёл свою одежду в порядок и,
ни слова не сказав, ушёл, оставив Азалию одну.

Она сидела на краешке дивана, медленно и наглухо застёгивая пуговицы своего платья.
Она не чувствовала радости, получив желаемое без его, Люциуса, любви. Азалия чувствовала опустошение.

День подошёл к концу, и она пошла домой, так и не встретив более Малфоя.
Ночь она не спала, тайно и явно надеясь на то, что Он даст о себе знать... Но нет, он не пришёл.

А утром пред Азалией предстало говорящее послание. В котором голосом Люциуса Малфоя сообщалось,
что Азалия уволена и может более на работу не выходить. Письмо сопровождалось расчётными деньгами и увольнительной.
- Нельзя играть с Люциусом! - разрыдалась Азалия. - Потому я и ждала его всё это время,
смиренно ждала его внимания...


29.

Яркие солнечные лучи осветили узорчатые окна спальни мадам Стебль,
наполняя комнату красивыми бликами. Было тепло и свежо. Женщина нежилась в постели.

Через каминную трубу влетело послание и упало на мягкий коврик. Стебль медленно,
словно нехотя поднялась и потянулась за конвертом.
- Азалия! - обрадовалась она, вновь опускаясь на постель.
К концу письма её энтузиазм заметно схлынул - она вздохнула и отложила его в сторону.
- Дорогая моя... - мадам Стебль с сожалением цокнула языком. - Надо бы помириться с наследницей Ровены,
а то как бы и мне не лишиться работы... Надеюсь, Люциус Малфой не догадывается, кто мать Азалии.
_______________

Лето подходило к концу, и мисс Беневолентия, взяв отпуск у мисс Гранд,
поехала в Хогвартс - сегодня должно состояться собрание. И она наконец примет диадему.

Мила почувствовала неожиданную радость, когда ступила на школьный двор. Чувство того,
что Хогвартс ждал её, захватило девушку. Взглянув наверх,
Мила увидела стоящего на балконе профессора Снейпа. И она улыбнулась ему, слегка помахав рукой.
Он никак не отреагировал и быстро скрылся внутри.
А Мила открыла входную дверь и прошла к лестницам.

В школу уже съезжались ученики, Хогвартс был заметно оживлённее, чем тогда,
когда она покидала его.

В кабинете Дамблдора её уже ждали.
- Мы рады вас приветствовать, мисс Беневолентия, - выступил ей навстречу министр Фадж.
- Добрый день, - скромно ответила она, исподволь взглянув на Люциуса.
- Мы позволили вам побыть одной и разобраться в себе, мисс, - продолжил Фадж. – Но, надеемся,
этого больше не повторится. Вы должны выполнять свою миссию, а не бежать от неё.
Постарайтесь быть более ответственной.

Мила слушала, совершенно ничего не понимая. Ведь ещё не было известно, подойдёт ли ей диадема.
- Мистер Малфой, я попрошу вас... - пригласил Фадж.

Люциус Малфой открыл красивую шкатулку и достал диадему. Она была поистине бесценна и прекрасна.
Посмотрев на Милу, Малфой опустил на её голову эту драгоценность и отошёл в сторону.
Наступила тишина.
Мила не знала, что показала диадема. Но она увидела, как по полу побежали разноцветные солнечные зайчики,
и по одобрительным взглядам собравшихся поняла, что диадема сияет - она её приняла.

Чтобы нарушить неловкость, неустанно возникающую у неё при подобных случаях,
а теперь ещё и от осознания своей глупой выходки, Мила сняла диадему и протянула ее Люциусу.
Тот поместил украшение обратно в ларчик.
- Ну вот, - сказал Дамблдор, - я полагаю,что теперь все разногласия улажены, - он выразительно посмотрел
на мадам Стебль, отчего та опустила голову.
- Да, вот ещё, - Фадж достал из кармана пиджака бумагу и протянул её Миле. - Будет правильно,
если вы будете сами распоряжаться приданым Ровены Равенкло уже сейчас. Ваш попечитель,
мистер Малфой, отведёт вас в банк Гринготтс и всё расскажет. Думаю,
на этом наше собрание можно считать завершённым.

Когда поздравления закончились, Мила прошла к себе... а Люциус закрыл дверь изнутри.
- Где ты была? - самым серьёзным тоном спросил он. - Я дал тебе "стража", но ты его не взяла!
Что случилось, я могу узнать?

Люциус несколько минут рассуждал о её дурацкой гордости, мнительности, глупости,
о сложившемся мнении окружающих со всей возможной ему эмоциональностью.
Мила оторопело выслушала, потом развела руками и в сомнениях отвернулась от него.

- У Тёмного Лорда появилась идея навестить тебя, - сбавив тон, продолжил Люциус. - Ты не представляешь,
сколько мне требуется усилий, чтобы его убедить!?. В том, что ты совсем не стоишь его внимания?..

Мила повернулась к нему.
- Зачем ты меня постоянно пугаешь? - имя Тёмного Лорда её страшило не на шутку.
- Ты должна это знать.
____________________

Когда собравшиеся покинули кабинет Дамблдора, директор попросил мадам Стебль задержаться,
чтобы поговорить о тепличных делах. Однако как только разговор, показавшийся мадам неприлично пустым и долгим,
был наконец окончен, она тут же спустилась на первый этаж. Обида не могла так просто уйти.
И уже скоро она стояла у дверей комнат наследницы.
Она постучала.

Через минуту ей открыли дверь. Перед ней предстала Мила в ночной сорочке.
Приветливо улыбнувшись и сдерживая негодование, мадам Стебль под предлогом беседы
решительно вошла к ней.

- Ты спала? - почти вбежав в спальню и, ещё не сообразив, к печали или радости не обнаружив там никого,
воскликнула мадам Стебль. - В такое-то время?
- Да, я устала с дороги, - соврала Мила.
- Одна? - Помону подмывало любопытство. И ей почему-то так захотелось сообщить этой "наследнице"
про измену Люциуса, что она еле сдержалась.
- Вы кого-то собирались здесь застать?
- Застать? - опомнилась мадам Стебль. - Нет! Я здесь совсем по другому делу...
- По какому? - Мила прошла в прихожую, кивком пригласив за собой гостью.
- После всего, что произошло, милочка, - усаживаясь заговорила Помона, - я обязана
попросить твоего прощения.
- Не с чего.
- Это не только обязанность, но и моё искреннее желание.
- Хорошо... - удивилась Мила.
- Отлично! - порываясь уходить, поднялась Помона. - Я жду тебя с завтрашнего дня в теплицах.
- Да. Спасибо. Я приду, как только вернусь из Лондона.
- Ах, да - Лондон! Ну ты не спеши, выходи на работу послезавтра. Я рада, что мы наконец-то помирились.
- Я тоже рада... - Милу не покидало чувство неискренности Помоны. И, конечно же, она всё понимала.

Мадам Стебль уже вышла, но тут её осенила идея.

- Мила, - умилённо промолвила она, - ты теперь имеешь влияние в Хогвартсе.
А моя дочь недавно потеряла работу...
- Не думаю, что у меня есть особое влияние, мадам, - честно призналась Мила.
- Конечно же есть! А моя дочь так нуждается в помощи...

Мила задумалась. Чем она могла помочь?

- Только что я отправила сову к мисс Гранд, у которой я работала в последнее время.
Это магазин "Зелёный дуб",- предложила она. – В письме я объяснила, что остаюсь в Хогвартсе.
Я могу порекомендовать хозяйке вашу дочь...
- ...Азалию, - напомнила мадам Стебль.
- Если Азалия не против, - Мила подошла к столу и что-то написала на пергаменте. - Вот адрес мисс Гранд.

"Как странно, - возникла мимолётная мысль, - Сивилла говорила,
что Азалия работает при Люциусе... Почему он её уволил?"

Мадам Стебль с благодарностью взяла записку, практически откланявшись. И ушла очень довольная.

@темы: "Наследница Ровены"(27-29) - фанарт

11:48 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


30.

Рано утром Люциус Малфой уже был у мисс Беневолентии, чтобы вместе отправиться в Лондон.

Она с тайным удовольствием вошла в Гринготс. Гоблины-работники суетились и были действительно чем-то заняты.
Люциус подошёл к одному из них и со знанием дела протянул свиток, перевязанный коричневой лентой с сургучной печатью.
Кассир-гоблин вдумчиво прочёл содержимое и, кряхтя, повел их к главному.
Скоро они опустились в подземелья, где мисс Беневолентии показали её сейф с настоящими сокровищами.

"Этих денег мне хватит на безбедную жизнь..." - не сомневалась наследница.
________________

Они уже были на овеваемой лёгким ветерком улице, залитой светом уходящего лета,
когда Мила вдруг остановилась так резко, что Люциус лишь удачей успел удержать её
от падения на высоких гринготских ступенях.
- Что случилось? - спросил он тут же, поставив прочно на ноги Милу. Она явно была чем-то ошарашена.
- Я оступилась, - тихо извинилась она, решив соврать. Ведь это произошло вовсе не из неосторожности,
а от того, что перед её внутренним взором возникли чьи-то пылающие красным светом глаза.
Может быть, змеиные, а может... человеческие.

- Ну вот, больше я не твой попечитель. Все права на наследование теперь у тебя, - сообщил Люциус,
подавая Миле ключ от сейфа, когда они спустились вниз. - Код можно сменить. К кому обращаться, ты теперь знаешь.

Мила взяла поданный им ключ с желанием сказать что-то стоящее, но слов не нашлось.
- Лучше бы ты продолжал опекать меня. Мне это очень ...необходимо.
- Я всегда к твоим услугам, неужели не знаешь? – с нежностью ответил Малфой.
Тем не менее, Мила с облегчением улыбнулась. И тихо сжала его ладонь
с какой-то отчаянной надеждой - её не оставят одну на произвол судьбы.
Вдруг на Милу нашла тоскливая мысль, что на неё возложили обязанность,
которую она не в состоянии выполнить.

- Мадам Стебль попросила меня поговорить с мисс Гранд, у которой я работала.
- О чём? - спросил Люциус.
- Её дочь, Азалия, недавно потеряла работу. Наверное, я могу посодействовать ей...

Люциус побледнел.
- Азалия? - невольно вопросил он.
- Да, Азалия. Ты знаком с ней?

Люциус оказался в паршивейшей ситуации. Он шёл с подругой, чтобы просить мисс Гранд
о работе для девушки, которую он недавно взял и выгнал с работы. Более того,
его репутация, отношение к нему Милы – все могло быть нещадно растоптано.

Идея Помоны была в действии.

- Нет, не знаю, - соврал он. Мила удивилась, но спрашивать о том не хотелось.
Сейчас она чувствовала нечто новое, странное, томящее душу... связывающее с Лордом.
Это была странная уверенность - что-то очень знакомое и невероятно давнее,
чего сознанием она понять не могла.

Заметив замешательство, Мила остановилась.
- Люциус, я не подумала, но ты, наверное, очень занят сейчас.
Ты не беспокойся, вовсе не нужно ходить со мной. Я и сама доберусь до «Зелёного дуба».
Потом вернусь в Хогвартс.

Идея была очень удачной для Люциуса. И, хотя он не желал оставлять подругу одну в Лондоне,
всё же согласился.
- Ой, Люциус! - спохватилась Мила, открывая свою сумочку. - Теперь я могу отдать тебе долг.

"...Мерлин! - подумал Люциус, опуская её руку. - Вторая идея. Третья доведёт меня до..."

- Я восхищён. До встречи.

И они распрощались.


31.

Мила по-прежнему работала в Хогвартсе и помогала мадам Стебль в теплицах.
Она не нуждалась в деньгах, но получала некоторую сумму за свою работу,
которую выполняла там - ей нравилось ухаживать за растениями.

Мисс Азалию приняла к себе мисс Гранд в "Зелёный дуб".
И мадам Стебль в целом испытывала за это благодарность к наследнице.
Но её отношения с Люциусом не давали женщине покоя...
Было бы лучше сообщить об этом Нарциссе Малфой.
Поразмыслив над этим, Помона пришла к выводу, что не стоит так явно обличать себя и Азалию,
дабы не навлечь на себя гнев Малфоя. Да и отношения между Люциусом и Нарциссой давно были таковы,
что леди Малфой скорее оставит всё как есть...
Другое дело - мисс Беневолентия. Будет ли она любить Люциуса по-прежнему, если до неё дойдёт,
отчего Азалия оказалась... не у дел?

Потомившись так некоторое время, мадам позвала к себе в гости дочь. За вечерним чаем Азалия сочинила письмо,
в котором, якобы, плакалась матери о своей беременности от Люциуса Малфоя
и просила прислать ей "возвращающий" бальзам, поскольку денег у неё нет и купить его она не может.
________________

Утром Помона настойчиво потребовала наследницу к себе, для срочного обсуждения садовых дел.
Она была очень вежлива: голос её так и лился, располагая к доверию.

Мила оделась и, не спеша прогулявшись по холлу, подошла к комнатам мадам Стебль.
- Очень хорошо. Ты так быстро пришла... что я устала тебя ждать. Мне нужно сходить кое-куда.
Посиди у меня. Я приду очень-очень скоро, - и, не дожидаясь возможных возражений,
женщина быстро вышла из гостиной.

Мила осталось одна. Она прошлась по комнатам... но интересного ничего не было.
Вдруг внимание ее привлекло лежащее на низком диванчике письмо. Ни минуты не сомневаясь,
Мила взяла его и открыла... его уже читали.

" Дорогая матушка, - сообщала Азалия, - я беременна. Я так переживаю! Ты же знаешь,
что кроме мистера Малфоя у меня никого не было... А он, воспользовавшись моей беззащитностью,
выгнал меня. Денег у меня нет, а время идёт... И потому я трепетно прошу тебя прислать мне средство
как можно скорее. Ты понимаешь, о чём я.
Твоя Азалия".

Мысли из головы Милы полностью исчезли. Неосознанно сложив письмо и упаковав его,
она вскоре достала его и вновь прочла. Нет, она всё правильно поняла.

"Дура!" – «проснулся» внутренний голос.
Чуть не плача, она поднялась и, прихватив с собой послание, убежала к себе.

Мадам Стебль далеко не уходила. Она ждала этого момента. И это произошло.
Мисс Беневолентия узнала то, что было нужно.
Она сияла от счастья и, не теряя времени, послала радостную весть Азалии.
___________________

Мила не плакала. Многое обдумав за последние несколько дней, она решила,
что больше не может быть с Люциусом. С мадам Стебль она перестала общаться,
но продолжала ухаживать за растениями, правда, не проявляя особого интереса.

Наконец, она решилась написать письмо Малфою. Вернее, даже не письмо.
В тонком конверте лежали потрепанное письмо Азалии и маленькая записка,
в которой было нацарапано всего лишь одно слово: «Прощай».
_______________

Люциус был взбешён! О, он знал толк в интригах! Но теперь жертвой оказался он, и если Азалия беременна...
Отказ Милы... Она стала его частью, и это мучило всерьёз. Её «прощай» лежало камнем на сердце.

И первое, что он сделал - это навестил Азалию.
Его непреклонный и холодный вид отрезвили девушку довольно быстро.
Люциус Малфой потребовал выпить при нём "возвращающий" бальзам, который он принёс с собой.
Но Азалия вдруг отказалась.
- Я не могу... - прошептала она, не глядя на Малфоя.
- Если вы беременны ...от меня, то вам лучше выпить его, - невозмутимо произнёс Люциус. - В противном случае,
я буду говорить по-другому.
- Я не могу, ведь этот бальзам лишит меня возможность и впредь иметь детей...
- Если вы не беременны сейчас, - поведя бровью, пояснил Малфой.
- Это так, я ошиблась. Я не беременна, - призналась Азалия.

Молча Люциус подошёл к чайнику на камине, и, налив в кружку воду, достал из кармана ещё один флакон.
Так же молча, он его вскрыл и добавил несколько капель содержимого в воду.
- Это сыворотка правды, - невозмутимо пояснил он, подавая Азалии кружку.

С досадой поджав губы, Азалия приняла её и выпила.
- И так, - повторил Люциус - вы беременны от меня?
- Нет, - опустив глаза, помотала головой девушка.

Положив оба флакона в нагрудный карман, Люциус Малфой, не произнеся ни слова, ушёл из "Зелёного дуба".


Озабоченная таким поздним визитом, мисс Гранд поспешила к Азалии.
- Что-то случилось? - настороженно спросила она, обнаружив работницу
в подавленном состоянии. - Что у вас за отношения с таким знатным господином?
- Уже никаких. Давние счёты. Я сама виновата... в том, что влюбилась в него, - от стыда отвернувшись,
ответила она.


32.




Была уже поздняя ночь, когда Люциус пришёл к Миле, чтобы рассказать ей всё.
Зная, что она, скорее всего, не отворит, он аппарировал в её спальню. Благо,
позволяло право главы попечительского совета.

Она спала... Не зная, как поступить и как начать разговор, он сел у её постели.

Полная луна светила ярким бледно-жёлтым светом и наполняла им комнату.
Серебряно-синий свет завораживал и усыплял... Скоро и Люциус задремал, будто окутанный этим сиянием.

Проснувшаяся вскоре Мила засмотрелась на него. "Ты такой же холодный... как лунный свет..."

Будто услышав её мысли, он проснулся. Медленно уселся на своём кресле...
и ничего не смог сказать. Она тоже молчала, сидя на постели.

- Зачем ты пришёл? - тихо спросила она. Люциус не находил слов для объяснения.
Он не мог сказать о том, что юная девушка смогла его использовать - гордость
была слишком сильна. - Я не могу больше тебя любить... - прошептала Мила. - Не понимаю,
почему я так переживаю?.. - ироничная улыбка скользнула по её лицу. - Ведь я
всего лишь твоя любовница, которую ты использовал так же, как и всех остальных...

Люциус смотрел перед собой невидящим взглядом. Когда Мила умолкла,
он встал. - Мы все кого-нибудь используем, - чётко сказал он и исчез.
_____________________

С последней встречи Милы и Люциуса прошли месяцы. Опять приближалась зима.
Ходили слухи, что Тёмный Лорд перешёл в наступление. Министр Фадж был в панике.

Хогвартс был защищён, но и тут были неурядицы. Министерство прислало комиссию...
И некоторых учителей, в том числе и Сивиллу, чуть не лишили работы.
Лишь благодаря заступничеству Дамблдора и праву голоса мисс
Беневолентии всё было оставлено как есть.

Мисс не переставала думать о Люциусе. Догадывалась, какую роль
он играет при Тёмном Лорде ... знала, чем он занимается...

- Ах, дорогая... Я уверена, что тебе не нужно волноваться за мистера Малфоя, - прогуливаясь
у опушки леса, говорила Сивилла. - Если ты освободишься - хотя бы на время - от гордости,
то поймёшь, что любовь не случается на каждом шагу... Не бросай её.
- Иной раз ты меня поражаешь своей проницательностю, - искренне усмехнулась Мила. - Если бы я знала,
зачем ему Азалия... Он ведь её уволил? Только... зачем это мне?
- Я знаю, - вдруг выдала Сивилла. – Однажды, в начале осени, когда мы все завтракали,
ты была в тревоге и я, желая тебя утешить, случайно прикоснулась к броши на твоей груди...
Вот тогда я и увидела случившееся.
- Почему же ты... молчала?
- Видишь ли, не всегда нужно говорить без спросу. А ты не спрашивала меня.
- Сивилла, так... что же произошло?
- Всего лишь то, что девушка использовала "амортенциум". В этом вся причина измены и его гнева.
- Амортенция? - Мила остановилась, не решаясь поверить.
- Надеюсь, ты понимаешь, как глубоко было задето его неприкосновенное величие?
______________





Перед святочным балом мисс Беневолентия отбыла домой, к родным.
Было приятно побыть дома, помочь с множеством всяких дел... К тому же,
позвонила давняя подруга и попросила погостить у неё.
«Что ж... не такая уж плохая идея», - решила Мила и поехала в гости.
Это была подруга детства, с которой они были дружны с самых яслей.
Пару лет назад Наташа вышла замуж за своего возлюбленного.
Это была трогательная история её преданности.

Наташа влюбилась в Николая ещё в школе, они дружили.
А после школы даже начинали встречаться...
Но однажды Николай уехал куда-то по работе и... больше не вернулся к ней.
Он встретил другую красавицу и вскоре женился на ней. У них родился сын.

А Наташа всё ждала. Она никому про свои чувства не говорила,
даже пыталась устроить отношения с другими мужчинами... всё было напрасно.
И вот одной зимой, она увидела Его.
Николай вернулся к своим родителям, которые жили в соседнем доме.
И они – о, судьба – встретились. Наталья и Николай разговорились и она узнала о разочаровании,
которое постигло её долгожданного. Жена Николая стала изменять мужу, а он, узнав, - не смог простить.

Наташа собрала всё своё терпение в кулак и... как вода по капле точит камень,
медленно, но верно завладела доверием Николая - они поженились.
Счастье озарило маленькую квартирку Наташи!

С тех пор подруги не виделись. А теперь Наталья пригласила Милу к себе. Что было подозрительно.

Наталья и Николай приняли гостью очень радушно. Только вот осунувшийся,
от природы полнотелый Николай вдруг/вечером ушёл... и вернулся поздно ночью.
Это было странно. И, кажется, это происходило каждый вечер. А Наташа молчала и грустила,
так что у подруг даже не было возможности поговорить.
______________

- Наташ, что же это происходит у вас?.. - решилась спросить Мила,
когда Николай в очередной вечер "отлучился".
- ...у него есть другая, - ответила Наташа так, будто не желала продолжать эту тему.
- И ты ему... разрешаешь?
- Какая разница? Он ещё перед свадьбой сказал, что ему меня жалко... оттого и женится.
Женился из жалости. И детей не хочет.
- Но отношения с другой... Можно ли терпеть?
- Мне кажется, он не хочет к ней ходить. Но его будто тянет...
- Вот как? То-то он показался мне странным! Но если так, то дело поправимо.
- Правда!? - оживилась Наташа. - Ты знаешь средство?
- Возможно...
- Говори. Я всё сделаю.
Мила задумалась.
- У тебя ведь есть эфирное масло лаванды?
Наталья убежала в ванную комнату и вскоре вернулась с флаконом.
- Вот, только мало.
- Нам нужно всего несколько капель. Теперь найди закрывающуюся маленькую баночку.

Погремев в ящиках буфета, Наташа принесла маленькую баночку из-под крема.
- Теперь соль. Наполни ею баночку и поставь в морозильник на три часа.
- В морозильник? - недоверчиво улыбнулась Наташа. - Зачем?
- Соль нужно очистить. От посторонней информации, - пояснила Мила.
- Хорошо...
- А дальше сделаешь сама. Когда соль очистится, капни в неё несколько капель масла и произнеси:
"Наговоры и наветы снимаю - Николая освобождаю". А после насыпь несколько
кристалликов этой соли в карманы всей его одежды. Под матрац и по углам комнат.
- И что, он перестанет уходить после этого? - не поверила Наташа.
- Да, если дама его приворожила. Действует недолго, но достаточно для того,
чтобы наговор был снят и Николай смог поразмыслить.

Через день Мила вернулась домой. Ведь пора уже было возвращаться в любимый Хогвартс.

И перед самым её отбытием позвонила Наташа и с надеждой сообщила,
что её ненаглядный больше по вечерам никуда не уходит, а посвящает всё своё внимание ей.
И что она очень и очень рада.

* * *

Отпуск закончился, и мисс Беневолентия вернулась в замок.

"Интересно, что за последние полгода, я уже дважды столкнулась с разными видами "амортенции".
И только сейчас поняла, что сама я никогда такое зелье не готовила..." - размышляла она,
шагая по приятно хрустящей пожухлой траве, покрытой снежным мохом на всех здешних холмах.

Хогвартс казался совсем близко, но, на самом деле, иди было далековато.

"Надо бы мне приготовить его, а то неприлично... наследница Ровены и
не знает элементарного зелья, - игривая улыбка скользнула по губам Милы. - А на ком испробую?
Люциус, конечно. Но как? Он больше не искал встреч со мной. И... всё это из-за "амортенции"!
Всё равно, приготовить нужно. Даже если я её не использую. Может быть Северусу подлить?..
Он такой ...особый - всё равно ничего со мной не сделает".

Недолго сомневаясь, мисс Мила приняла решение использовать зелье на профессоре Снейпе.
Ведь надо же на ком-то проверить результат...

Наконец, подвесной мост!

Мисс Беневолентия устала и валилась с ног. А дворик был оживлён!
Студенты-старшекурсники были в предвкушении бала и праздников.
И их радость тут же передалась и Миле.
В самом замке было тепло и уютно. Везде были ёлки и огоньки - здорово и таинственно.
Снег падал с потолков в небесной синеве, кружился и таял, не долетая до пола.
Хогвартс был наполнен праздником.

@музыка: my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=2a5a69e9b...

@темы: "Наследница Ровены"(30-32) - фанарт

11:55 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)

33



Святочный бал...
Этой зимой гостей не было, и атмосфера царила домашняя и тёплая.
В дальнем углу зала мирно потрескивал огонь в большом камине. По паркету были разостланы мягкие
восточные ковры, на которых стояли ажурные кресла и диваны.
На стене с входной дверью красовался заснеженный хвойный лес, и казалось,
что веселящиеся входили в лес или выходили из него.
Под потолком кружилась метелица, рассыпая сверкающие самоцветные камешки,
которые и наполняли светом залу. Звучала классика и этнос севера. Пары танцевали.
И было приятно просто смотреть на них, отдыхать вблизи камина. Там мисс Мила и сидела,
вместе с Сивиллой и мадам Трюк.

Северус стоял неподалёку, важно наблюдая за детьми. Он уже несколько раз уходил
в поисках уединившихся пар. Но всё-таки неизменно возвращался.

Захмелев слегка от выпитых напитков, Мила вдруг вспомнила о приготовленном ею амурном зелье.
Недолго думая, она улучила момент и - пока Сивилла с мадам Трюк увлечённо беседовали - ушла к себе.

Уже очень скоро она была у двери класса зельеварения.

Мисс Мила быстро справилась с замком и вошла. Пройдя тёмный класс,
она оказалась в кабинете профессора, не преминула заглянуть и в спальню.
Оглядевшись по сторонам и не обнаружив ничего подходящего, мисс Мила выбрала
графин с водой, стоявший среди бумаг и книг на дубовом столе. Уже сомневаясь в своей решительности,
она опрокинула флакон в воду, но вылила лишь часть. После чего быстренько выбежала вон,
даже не потрудившись запереть за собой дверь класса. И вскоре уже была на балу.

Северус был всё ещё там. Однако время было позднее. И пожелав спокойной ночи Сивилле с мадам Трюк,
мисс Мила ушла спать.

Столько времени прошло, а Люциус ничего не давал о себе знать. Кажется, у него с
недавних пор пропали всякие дела в Хогвартсе. Ходили слухи, что Тёмный Лорд вернул свои силы в полной мере
и пополняет свои ряды. Дамблдор в этом не сомневался. Мила даже не хотела думать, чем мог заниматься Люциус...

В шкатулке на камине лежал "страж". Она его не надевала... Но не было дня, чтобы мисс Беневолентия
не открывала эту шкатулку и не всматривалась в брошь.

Прошла ночь, и наступило утро. А Миле не терпелось узнать об эффекте амортенции.

Надев женственное платье - ведь теперь она могла себе это позволить - она направилась к Северусу.
Было еще рано, и холлы с верандами пустовали.

"Скажу, что хотела бы продолжить свою практику в зельеварении...
Если ничего нет..." - размышляла мисс Беневолентия.

По пути она заглянула в теплицы мадам Стебль, чтобы включить опрыскивание
для недавно расцветших эухарисов. Справившись с утренней работой, она поспешила к Северусу Снейпу...
_________________
Мисс Беневолентия постучала в дверь.
Ей тут же отворили. И Северус, схватив Милу за руку, порывом втянул её в класс.
Не отпуская и не говоря ни слова, он прошёл с ней в свою спальню, закрыв дверь.

Миле было не очень весело.
Да, Северус ей очень нравился, но как-то платонически. И к большему она совсем не стремилась.
К счастью, он её ни к чему и не принуждал...
Оставив мисс стоять у двери, он подошёл к столу и, налив из графина воду, протянул ей.
- Я не хочу, - помотав головой, сказала она.
- Отчего ж? - иронично прокомментировал Северус. - Вы ведь так бежали, так спешили...
- ...Северус, профессор... - попыталась оправдаться Мила. - Я всё объясню.
- Да, конечно. Объясните.
- Что это за запах?.. Приятный. Очень, - отвлеклась она.
В комнате было светло, морозные резные оконца пропускали серебристые лучи.
А комнату наполнял самый приятнейший запах сухих лепестков розы - восточное благовоние.

- Зачем ты это сделала? - с мелькнувшей в голосе мольбой произнёс Северус,
в одно мгновение оказавшийся рядом. Мила смотрела в его чёрные глаза,
не в состоянии ничего больше замечать.
- Я не знала, на ком... - прошептала она. - А ты сильный и невозмутимый. Я же учусь...
И мне хотелось узнать, полюбит ли меня кто-то... хоть и с помощью зелья.
Как это будет выглядеть?..
- Тебе не нужно было этого делать со мной. Я... и так тебя люблю, - Северус отошёл в сторону
и поставил бокал, который он всё это время держал в руке. - Этот запах... от амортенции,
когда дают выпить её тому, кто уже влюблён.

Миле были приятны его слова, волнительны. Она стояла потупив взор и не пыталась что-либо отвечать.
- Уходи, - отвернувшись, сказал Северус.
- Прости меня... - попыталась выразить свои чувства она. Но Северус ей не позволил.
Мила медлила, не зная, что делать.

- Одна рекомендация - для особо одарённых, - с грустной усмешкой в голосе
вдруг сказал он. - Не стоит давать это зелье человеку, уже влюблённому в тебя... если ты,
конечно, не намерена убить его столь циничным образом.

Мила опять сделала попытку оправдаться, но Северус строго посмотрел на дверь позади неё.
Нащупав за собой дверную ручку, она приоткрыла её и,
просочившись, ушла.


34.

Может быть, для кого-то трансфигурация была и простым занятием,
но у Милы постоянно и из всего получались только лишь дракончики.

И вот сейчас она, с визгом отбиваясь от «зверюшки», бежала через холл третьего этажа.
При этом очень радуясь тому, что никто из учеников ещё не вернулся с праздничных каникул
и не наблюдает этой сцены.

А бежать было от кого...
С утра она решила превратить растение в животное.
И для этой цели выбрала ни что иное, как хищную мухоловку.
Зелёный широкомордый монстрик, юрко изгибаясь и проворно перебирая четырьмя
ластообразными лапками, тут же бросился на волшебницу, прищёлкивая тонкими длинными зубами,
торчащими из пасти. Да это была даже и не голова. А одни лишь острые зубы!

Такого мисс Беневолентия не ожидала...
Монстр сразу прыгнул на неё, выбив из её рук волшебную палочку, от чего мисс бросилась наутёк.
Они пробежались по первому этажу, по всему второму, но это нечто не уставало.
Зато хозяйка, отбиваясь от него, уже еле-еле взбежала на третий этаж.

Не чувствуя больше сил, Мила забралась на подоконник окна.
Он был не так высок, и зелёный монстрик стал проворно прыгать вверх и не взбирался к ней лишь потому,
что она отшвыривала его ногой.

Сколько это могло продолжаться... неизвестно.
Но тут она увидела профессора Снейпа. Он стоял у входа в холл и еле сдерживал смех.

Мила замешкалась и вскрикнула, монстрик улучил момент
и ухватился зубам за её подол, повиснув на нём.

- Sua forma! - скомандовал Снейп. И, вспыхнув зелёным огоньком,
зеленое растение повисло на платье девушки.
- О, спасибо, спасибо! - обрадовавшись, поблагодарила она, разжимая створки мухоловки
и снимая её с платья. - Вы очень, очень вовремя! - мисс Мила спрыгнула с окна. - Мне нужно было
выбрать серебристую акацию, что ли... Тогда, наверное, получился бы четырёхлапый цыпленок...
который бросился меня клевать.

Было взявший себя в руки Северус, опять еле сдерживался от смеха.

- Сущее наказание! - завершила свои рассуждения мисс Мила, подходя к профессору.

Со Святочного бала они совсем не общались, собственно, как и прежде.

- Вам нужно иметь при себе возвратное зелье, мисс.
- Возвратное зелье? Ох, я даже не знаю, как его готовить... - смутилась волшебница.
- Приходите ко мне...
- Сегодня... можно?
- На закате. Думаю, вы справитесь очень быстро.
- Хорошо.
- До встречи, - профессор важно развернулся и, выйдя в прилежащий к этому холл,
очень скоро куда-то исчез. Так что, выйдя следом, Мила никого уже не обнаружила.

Она вернулась в теплицы, нашла свою палочку и посадила
в горшок прихваченную с собой мухоловку.

Мила уже хотела пройти к бассейну с кувшинками, но в дверях столкнулась с мадам Помоной.

- Доброе утро, мисс, - довольно вежливо обратилась к ней она. - Как хорошо, что ты уже тут.
Я думаю перебрать сегодня семена мышиного лука. Ты поможешь мне?
- Конечно, - ответила Мила, и они уселись за садовый стол.

Перебирать мелкие горошины было довольно скучно.
Мадам была уверена, что семена лучше перебирать
собственными руками - иначе они дадут плохие всходы.
- Как ваша дочь? - вдруг нарушила тишину Мила, почувствовав, как сжалось её сердце.

Помона замешкалась и явно смутилась.

- Она... - тщательно разгребая горошины, промолвила мадам Стебль.- С ней всё на редкость хорошо.
Новая работа пошла ей на пользу.
- Замечательно, - почти беззвучно произнесла помощница.

Продолжения не последовало.

Когда работа была закончена, Мила пошла к себе. Она хотела выглядеть хорошо за обеденным столом.
Мимоходом она открыла крышку ларчика со "стражем" и обомлела - брошь светилась, переливаясь,
как огненный цветок.
Он обжигал руки! Нисколько не задумываясь, она прихватила эту шкатулку
и отправилась к Сивилле Трелони.

@темы: "Наследница Ровены"(33-34) - фанарт

21:27 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


35.

- Почему? - улыбнулась Сивилла. - Но ты и сама можешь всё узнать.
- Не могу... - догадываясь, но боясь ошибиться, сказала Мила.
- Не может быть, - Сивилла подошла к подруге. - Помести между ладонями брошь,
расслабься и представь его образ...

Сивилла подождала, ожидая её действий.
- Да... я его... чувствую!
- Что?..
- Он переживает. Но там много всего... я не услежу.
- И не надо. Это свечение говорит о том, что хозяин находится в крайне эмоциональном состоянии.
Это нехорошо... Бывают и другие свечения.
- Какие?
- Они просто другие. Ты сама должна их увидеть. Одно говорит об упадке сил,
а другое - о безразличии...
- Значит, Люциусу сейчас плохо?
- Да. Несомненно. Предполагая его отношения с Тёмным Лордом, ваш разрыв, тревогу за семью...
- Так... ты смогла всё прочесть?!
- Это было нетрудно. Ты не смогла, потому что не достаточно собрана.
Немного практики - и ты сможешь читать, а не только чувствовать.

Мила задумалась и погрустнела.
- Если хочешь, то можешь ему помочь, - предложила Сивилла.
- Как?
- Смотри. Если нужно успокоить, то возьми ледяную воду и серебряную чашу.
А если добавить чувственности, то тёплую воду ...или даже горячую. И чашу из глины.

Сивилла открыла окно и взяла с наличника снег, который положила на серебряный поднос.
- А теперь сними свет со "стража".
Мила удивленно взглянула на женщину.
- Это тоже просто. - Сивилла обхватила своими ладонями
ладони Милы. - Отпусти свои мысли... почувствуй свет...

Одно движение, и в руке мисс Беневолентии засветилось лучистое алое солнышко.
Сивилла взглянула на ученицу и одобрительно улыбнулась.
- Теперь в воду, - скомандовала она.

Мила опустила солнышко в ледяную воду и стала наблюдать.
Скоро сияние поблёкло и растаяло, а брошь приобрела ровную прохладную прозрачность.
- Теперь он успокоится и сможет... принимать правильные решения.

Мила разглядывала брошь и чашу с кристально чистой водой.
- Это простая магия влюблённой женщины.
- Влюблённой?..
- Да.
- Но я про него... даже не думаю... теперь.
- Не будем обманываться. Ведь ты не смогла бы снять свет с броши...
если бы не существовало эмоциональной связи. Брошь потому и отвечает - оттого, что вы связаны.

Мила приколола "стража" к воротничку.

- Сивилла, если я через "стража" могу почувствовать его... то и он тоже?
- Но ведь для этого он его и подарил.
- Да, знаю, наверное. Я теперь взглянула на это в новом свете.
- Если ты позовёшь его - он услышит, - откровенно намекнула Сивилла.
- Возможно, Люциус сейчас беззащитен. Может быть, Тёмный Лорд забрал у него палочку... Это нехорошо...
- Зачем Тёмному Лорду палочка Малфоя? - удивилась Сивилла.
Мила пожала плечами, не зная, верно ли то, что она сейчас произнесет.
- Возможно, он хочет заменить свою. Лучше всего на бузинную палочку.
По той книге... «Дары смерти».
- Глупость! - воскликнула прорицательница. - Зачем Тёмному Лорду морочить этим голову?
Ведь даже первокурсник знает, из чего состоит бузинная палочка.
Пусть найдёт мастера и прикажет ему сделать такую же!
Составляющие любой палочки - это лишь свойства, качества... Она лишь собирает энергию,
исходящую от волшебника. Составляющие подбираются по... содержанию конкретного волшебника.
И никак иначе. Чужая палочка не будет правильно работать, если она не соответствует магу!
- А как же... сказка? Это предание? - растерялась Мила.
- Ну, бузина имеет особые качества... Она негативна в какой-то мере...
Да, использовать её - удовольствие не из приятных. Она агрессивна. Потому она и включена в сказку.
Мила, Тёмному Лорду она ни-к-че-му. Он может работать и без палочки! - Сивилла коротко усмехнулась,
будто подруга не знала самого элементарного.
- Как это... без палочки? - опять спросила Мила.
- Как? - в свою очередь опешила Сивилла. - Так вспомни, дорогая, что ты проделала над Аланой Флокс и,
надеюсь, тебе, наконец, станет всё ясно!

Мила проморгалась, будто только сейчас проснулась.

В самом деле... если она сама время от времени даже забывала пользоваться своей яблоневой палочкой...
Если Дамблдор вообще мало использовал свою...
То какая такая надобность у Тёмного Лорда?

- Я ведь говорю про особую палочку, старшую... - не унималась Мила. - Она сама выбирает,
кому служить... Она непобедима... У неё даже свой разум есть...
- Самая сильная, да ещё и сама выбирает, кому служить и ещё с разумом? – удивлённо усмехнулась
Сивилла. – Ох, Мила, не приведи тогда Мерлин такую заполучить. Это же она в любой момент
может передумать и перестать подчиняться.
- Ну, Сивилла! - расстроенно возмутилась Мила. - Ну ты что, не понимаешь?
- Это ты что-то напутала. Если хочешь знать, то у профессора Дамблдора именно бузинная палочка.
И... кстати, трофей. Он получил её от Гриндевальда.
Которого победил. Он жив... хоть жизнью это и не назвать. Так вот, скажи мне, если палочка непобедима в дуэли,
то каким образом Дамблдор смог победить Гриндевальда? А? А он не уступает по силе Волан-де-Морту.
Представляешь, чтобы он уже сделал, имея такую вещицу?
- Победил бузинную палочку? - в раздумье спросила наследница и, выглянув в окно, умолкла.
- Ох, Мила, - обняла её Сивилла, заметив, что та растеряна. - Не станет Тёмный Лорд искать такую палочку,
о которой ты твердишь. Он не полагается ни на кого и ни на что. Только на себя.
Доверие для Тёмного Лорда - дело архисложное...
Он не отдаст себя в распоряжение вещи, которая может предать его
в любой момент, - Сивилла отпустила подругу и, отойдя в сторону, тихо промолвила. - Да и не такой уж он тиран,
как принято считать. Иначе один Империус в его исполнении сослужил бы куда большую службу,
чем Старшая бузинная палочка...

Мила стояла не шевелясь, чутко прислушиваясь к еле слышным словам прорицательницы.

- Ну так что, - вдруг воскликнула Сивилла, - будешь звать Люциуса?
- Нет. Мне кажется, я его боюсь. Сивилла, я правда его смущаюсь и боюсь.
- Я уверена, тебе нечего бояться, - в свою очередь задумавшись, ответила прорицательница. - Ну что же,
теперь пойдём на кухню.

Трелони взяла Милу за руку и вышла с ней на лестницу.
___________________

- Добрый день, миссис Ёли! - поприветствовала мисс Беневолентия повариху, входя на кухню.

На обед учителя приходили, если у них было желание. Когда не было в школе учеников,
не было и необходимости сидеть в Большом Зале. Кухарка встретила их радушно и
сразу стала наставлять им кушанье.

- Не знаешь, что сегодня за топот был на лестницах? - поинтересовалась Сивилла, когда они были уже за столом.
- Знаю... Это была я, - смущённо ответила Мила, наливая себе овощной суп.
- Зачем ты там бегала? - удивилась Сивилла.
- От созданного мною же монстра-мухоловки.

Сивилла рассмеялась.
- Не очень-то смешно мне было... - пожала плечом Мила. - Если бы не профессор Снейп,
то я не знаю, что со мной случилось бы... Может быть, меня уже загрызли...
- Да, он уже не однажды тебя выручал. Странный он... И я уверена, что он всё ещё при Тёмном Лорде.
- Может быть, - постоянное упоминание о Тёмном Лорде, о связи с ним всех,
кто хоть как-то начинал её интересовать... это было невыносимо. - Но он
не смог бы пройти в Хогвартс! - не выдержала Мила. - Если бы излучал зло
и стремился навредить школе и её обитателям...
- Это почему же?
- Дамблдор знал бы, - попыталась оправдаться Мила.
- Мне кажется, или ты от меня что-то скрываешь?

Мила замолчала, не зная нужно ли открывать секрет Сивилле.
Однако вид Сивиллы говори о том, что она что-то уже знает ...
- Помнишь, я спрашивала про кристаллы? - шёпотом спросила она.
- Ты их установила.
- Ты знаешь?
- Я признаюсь тебе. Когда ты ушла из Хогвартса, Дамблдор говорил со мной.
Он обнаружил купол и был этим доволен, - подчеркнула Сивилла. Она говорила очень тихо,
наклонившись к Миле. – И, знаешь, мне очень обидно, что ты мне ничего не сказала.
- Прости, Сивилла. Но об этом никто не должен был знать.
- Я тебе не враг. И при столкновении с куполом... Человек чувствует его...
- А кто ещё знает?
- Профессор Дамблдор, профессор МакГонагалл, - Сивилла умолчала об участии в этом деле Люциуса Малфоя
и Северуса Снейпа, о чём ей поведал сам Директор...

36.


Сивилла ела суп с наслаждением - не ела, а вкушала.
- Хороший получился? - накладывая сладкие булочки в плетёную тарелку, спросила миссис Ёли.
Сивилла оторвалась от чашки и утёрла губы салфеткой.
- Великолепный, отличный суп! - ответила она. – Как, впрочем, и всегда.
- Да, очень вкусно! - добавила Мила.
- Хорошо. Однако сегодня я не добавила имбирь, - раздосадовалась миссис Ёли, - а без него суп уже не тот...
- Может быть, и без имбиря, но всё равно - очень вкусно! – доев и переходя
к чаю с поданными уже булочками, заверила Сивилла.
Ванильная сдоба со сладким творогом была тоже невероятно вкусна.
И горячий малиновый чай... просто чудо!
- Не едет ли кто в ближайшее время в Лондон или в Хогсмид, не знаете?
- Нет, не знаю... - помотала головой Сивилла, не отрываясь от булочки.
- Хорошо бы купить имбирь... и ещё базилик... - размышляла миссис Ёли, сидя у горящего камина.
- Я могу съездить - хоть завтра. Только расскажите, где вы их берёте, - предложила Мила.
- Правда? - обрадовалась Ёли. - Тогда я схожу к профессору Дамблдору, скажу, что поедете вы.
Завтра мне нужно приготовить столько угощений к приезду учеников! А тогда подпишете, может,
и традиционный договор на поставку провианта? Как к важному лицу в Хогвартсе - к вам претензий не возникнет.
- Я не против, совсем не против, - дала согласие Мила.

Профессор Дамблдор также не противился желанию мисс Беневолентии.
А заодно и перепоручил ей ещё одно дело - передать заместителю министра Амбридж список новых учеников,
которые с этой зимы переводились на учёбу в Хогвартс. И потому ни свет ни заря
мисс Мила села на экспресс до Лондона, чтобы на обратном пути вернуться с возвращающимися студентами.
_________________

Первым делом она посетила магазин "Мерри Холли". Там были все
необходимые специи и приправы, нужные миссис Ёли.
Всё было куплено и тут же отправлено в Хогвартс.

Теперь нужно было «навестить» Амбридж в министерстве.
Мисс Беневолентия старалась не думать о возможной встрече с мистером Малфоем,
но подлые мурашки, то и дело пробегавшие по телу, не давали ей покоя.
Амбридж у себя не оказалось, и мисс Беневолентия поймала себя на мысли, что рада этому обстоятельству.
Не очень-то и приятно иметь дело со столь... подленькой особой.
Поэтому, оставив документы её секретарю, Мила вышла из отдела.

Людей было много, и мисс Беневолентия немного замешкалась
в поисках выхода из министерства. Не успела она разобраться, как её догнал секретарь Амбридж.
- Слава Мерлину! Вы ещё не ушли! - воскликнул он.
- Что-то случилось?
- Нет-нет, всё хорошо. Но только вот, возьмите, - он протянул принесённые ею бумаги. - Зайдите к мистеру Малфою.
Пока нет Амбридж, её делами занимается он.
- Ну... может, вы сами отдадите ему список? - по телу пробежала дрожь негодования.
- Да мне не трудно, не подумайте, мисс. Но только, возможно, понадобятся ваши подписи.
А этого, извините, я сделать не могу.
- Ну что же, - порозовев, согласилась Мила, - куда мне идти?
- Этажом выше. Там вы сразу его найдёте.

Найти было и вправду нетрудно.
Поправив волосы и шляпку, мисс Беневолентия постучала в дверь кабинета.
- Позвольте узнать ваше имя, - заговорила золотая львиная морда на двери.
- Мисс Беневолентия.
- По какому делу?
- Я по поручению Дамблдора. Принесла список новых учеников.
Львиная морда «ушла в себя» и через мгновение сообщила, что мисс может войти.

Люциус Малфой сидел за столом.
Она подошла к нему и молча положила перед ним бумаги.
- Это список новых учеников Хогвартса, - тихо сказала она, прерывая неловкое молчание.
Он прочёл документ и попросил поставить роспись в толстой книге учёта.
Но когда мисс Мила сделала это и хотела убрать руку, Люциус её удержал.
- Люциус... - взволновалась мисс Мила.
- Как дела в Хогвартсе? - непринуждённо спросил Малфой.
- Хорошо... А у тебя?
- Хорошо, - улыбка скользнула на его губах.
- Что ж, мне нужно идти, - убирая руку, промолвила мисс Беневолентия.
Люциус встал из-за стола и подошёл к ней.
- Нет, Люциус, - опешила Мила.
- Что нет? - переспросил он.
- Ничего, я пойду, - ещё больше смутилась Мила.
- Если тебе интересно, - тихим голосом сказал Люциус, - я очень люблю тебя.
- Ты любвеобильный господин. Это нормально, - съёрничала мисс.
- Хочешь, я тебе расскажу о нас с Азалией?
- Нет.
- Она подлила в мой чай амортенциум. А я ей доверял, надо сказать.
И не имел при себе антидота, - Мила хотела возразить,
но он не стал её слушать. - Это сильное зелье. Тебе нужно как-нибудь его испить.

Мила умилённо взглянула на него.
- Для чего?
- Прекрати! – Люциус резко взял её за руку и привлёк к себе. - Я же открыл тебе... тайну.
Она помотала головой, закрыв глаза.
- Лучше бы ты сразу мне рассказал. Я всё это время чувствовала себя очень глупо
перед мадам Стебль, - Мила попыталась высвободить свою руку. Малфой не пускал, прижав её к стене.
Его страстные поцелуи были неожиданными, но довольно приятными для наследницы.

- Кхе-кхе! - вдруг послышалось в стороне.

Мила невольно усмехнулась странно возникшей неловкости... как, впрочем, и Люциус.
Она опять высвободила свои руки, мимоходом задёрнув его мантию.
- Я поставила достаточно подписей? - почти невозмутимо спросила она.
- Вполне.
Мила рассуждать больше не стала, оставив мистера Малфоя наедине с ехидно улыбающейся Долорес Амбридж,
проводившей её долгим взглядом.

- Превышение полномочий, мистер Малфой?.. Не так ли? - утвердительно вопросила она тут же, как закрылась дверь.
- Думаете? - невозмутимо ответил Люциус, усаживаясь за свой стол. - Вы уже вернулись?
- Ненадолго, - пропищала Амбридж. - Но как вовремя!
- Рад доставить вам удовольствие.
- Лицемерие тут неуместно, мистер Малфой!
- Отчего ж? - демонстративно вскинул бровью Люциус.
- Попечитель и подопечная! - возмутилась Долорес. - Где же градация? Я вынуждена рассмотреть это дело.
- Не беспокойтесь. Мисс Беневолентия больше не является моей подопечной. Вспомните это, Долорес!

Амбридж оказалась оскорблена воспоминанием о нынешнем положении наследницы и явно расстроена
вдруг забрезжившей, но не совсем удавшейся интригой.
- Я полагаю, вы не только за этим здесь?..
- Само собой, - Амбридж шлёпнула по столу стопкой запечатанных бумаг. - Конфиденциально.
Взглядом непобеждённым, она свысока взглянула на Малфоя и удалилась восвояси.

37.

С возвращением учеников Хогвартс вновь проснулся. Наполнился шумом,
смехом, разговорами. А вечером всех ждал шикарный ужин. Мисс Ёли с домовыми эльфами потрудились на славу!

Когда мисс Беневолентия вернулась из Лондона, то на столике своей
комнаты обнаружила коробку конфет. Очень нарядную коробку конфет.
И сопровождавшее её письмо сообщило, что подарок этот от мистера Малфоя.

Теперь, покинув праздничный Большой Зал, она намеревалась испробовать их.
Но для начала решила понежиться в ванной.

Уже было темно, но после столь впечатляющего дня спать не хотелось.
И уже запоздно, лёжа в постели, мисс Мила открыла коробку.
Она с удовольствием вдохнула запах свежего молочного шоколада и достала одну конфетку. И замерла.
Она вспомнила, что Люциус ей сказал об амурном зелье...
"Люциус... неужели!" - осенило её.

Мила встала и пошла в прихожую, открыла ларчик, который поставила на столик, и достала из него амфору
с остатками зелья. Она поднесла ее к носу, сравнила с ароматом конфет - ничего похожего.

Отложив зелье в сторону, она подтянула к себе коробку - уж очень они казались вкусными!

Не успела она съесть конфетку, как в дверь постучали. Мила подошла и открыла. Никого не было.
Немного удивившись, она повернула в замке ключ и развернулась.
Но тут же вскрикнула - в комнате стоял Люциус.

- Я вижу, ты не решаешься их есть, - держа конфету в руке и рассматривая её,
с усмешкой рассуждал Люциус. - Досада, не правда ли?.. Есть ли в них зелье или нет?
- Люциус! - воскликнула Мила.
- А это, - положив конфетку в коробку, Люциус взял лежавшую рядом амфору
и поднёс её к носу, - амортенция. И ты туда же?.. - брови его
удивлённо взметнулись вверх. - И, я вижу, амфора не полная.
- Это не то, что ты подумал.
- Неужели?
- Да. Я его разлила.
- По бокалам, как я понимаю, - с нарочито наивным видом прокомментировал Люциус.

Мила нервно отвернулась. Как он смеет?

Люциус медленно поднёс амфорку к губам и выпил всё оставшееся зелье - до капли.
Тут же комнату наполнил запах спелой виноградной лозы. И Мила вспомнила о том,
что сказал ей Северус, когда она его обманула.

"Значит, Люциус меня любит", - с удовольствием подумала она, но тут же в волнении обернулась...
__________________

- А что в конфетах? - спросила Мила, лёжа у Люциуса на груди под тёплым одеялом.
Солнечные лучи морозного утра уже пробивались сквозь кружева занавесок.
- В них ничего нет, - просто ответил он.



Мила раздосадованно шлёпнула его по щеке и тут же поцеловала.
- А откуда ты знал... что я смущена этими конфетами?
- После нашего разговора? Это было не трудно. И... я прислал с конфетами своего слугу.
Он следил за тобой.
- Какого слугу?
- Добби! - позвал Люциус.
Сразу, у входа в спальню, появился маленький человечек в чистенькой одёжке.
- Это Добби, домашний эльф.

Добби поклонился Миле.

- Можешь идти, - отпустил его Люциус.
- И что, он часто тут бывает? - настороженно спросила Мила.
- Не очень.

Мила достала из-под подушки часики.
- У мадам Стебль сегодня с утра ученики. Я должна к ней сходить.
- Азалия... дочь Стебль?
- Да.
- Я к ней зайду.
- Что? - почти взвизгнула Мила.
- Ничего личного. Это плановая бумажная проверка.
- Бумажная? - обиделась Мила и, откинув одеяло, хотела встать, но Люциус остановил,
обхватив рукой её живот.

Но Мила всё же высвободилась и, подойдя к своему шкафу,
достала ещё одну амфорку.
- Прими, - подала она Люциусу. - Это противоядие от любовного зелья. Не хочу, чтобы ты умер.

Когда Мила пришла к мадам Стебль - урок был в полном разгаре.
Помона рассказывала первокурсникам о свойствах бузины и об уходе за ней.

- Бузина - растение очень сильное, - поучала она, - и при неправильном использовании - даже опасное.
- Любимое средство Перси! - рассмеялась группа мальчишек. - Помогает от синяков!

И один из них отвесил подзатыльник рыжему соседу, представлявшему собой полный образ эдакого "нахалёнка".
Перси не обиделся, просто ответил пареньку тем же.

- Не отвлекайтесь! - одёрнула их мадам Стебль. - Выясните отношения после урока.

Мисс Мила сразу же приступила к работе и стала расставлять горшочки с рассадой бузины на парты учеников.
- Сейчас вы внимательно рассмотрите молодые растения, - продолжила профессор и посмотрела на мисс Милу.
- Я проспала. Этого больше не повторится, - шепнула ей на ходу девушка.
Помона снисходительно поджала губы.
- Так, запишем, - продолжила она, - бузина предоставляет возможность
активной агрессивной защиты, и потому считают, что когда бузина растёт у ворот дома - это хорошо,
но вот вносить ее в дом всё-таки не стоит. Палочка из бузины будет продуцировать магию совсем иного сорта,
чем, скажем, ясеневая. Необязательно злую, просто - иную, и потому стоит подумать, прежде чем сломать ветвь бузины
и вырезать на ней руны. И главное - никогда не жгите ветви бузины!
Дым горящей бузины приоткрывает врата Нижнего Мира...
Однако варенье из бузины великолепно, и оно помогает придать телу силы.

Мадам Стебль подождала, пока ученики, склонившись над пергаментами, записывали ее слова, и сказала:
- Хочу вам сообщить, что завтра занятия травологии с вами проведёт мисс
Беневолентия. Поскольку меня несколько дней не будет в Хогвартсе.

Мила ошарашенно уставилась на Помону.

- Что это значит? - шёпотом спросила она, подойдя к женщине.
- Неожиданно нашлись покупатели моего маленького дома в Хогсмите.
Я устрою свои дела и вернусь. Профессор Дамблдор уже осведомлён и согласен на твоё временное преподавание
младшим классам. У старших классов проведёт занятия профессор Снейп. Да не переживай,
ты прекрасно со всем справишься... В журнале записаны следующие темы уроков. Просто читай.

На этом мадам Стебль закончила беседу с мисс Милой и продолжила рассказ о бузине.

@темы: "Наследница Ровены"(35-37) - фанарт

21:33 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


38.

"Замечательная идея посетила профессора Дамблдора - согласиться,
чтоб я преподавала травологию, - рассуждала мисс Беневолентия,
сидя в библиотеке за большой книгой магических трав.
Нужно было подготовиться к завтрашнему уроку – Мила собралась поведать ученикам
о липпии лимонной. - А я знаю этот предмет чуть лучше, чем ученики-первокурсники..."

Она открыла оглавление и провела по строчкам пальцем сверху вниз.
"Любовная магия"- значилось в одном из разделов.

"Интересно, что там?.. - и мисс Мила решила уделить пару минуток
этой интересной части книги. - Полезные компоненты любовных снадобий: укроп,
корень морского остролиста или Crungo, кардамон, укроп(dill) или укроп (аnet), имбирь,
тмин, майоран, примула. Цикорий-индивий с пометкой... действует в течение семи дней...
Липовые или некоторые лимонные цветы - прочту позже...
Райские зёрна, хорошо известные как Египетское семя... Motherword (sweet flag, Acorus calamus),
вербена, чабрец, анис, базилик, розовые лепестки, цветы яблока, розмарин,
ягоды можжевельника, валериана, лаванда... Orris root (фиалковый корень или корень ириса),
мелисса, и цветы боярышника даже... Тысячелистник - действует семь лет и хорошо подходит для свадеб.
Кровавый тростник - возвращает заблудших возлюбленных; оливковые листья успокаивают ссоры...
А это что - корень сластолюбия? Что за... А, вот... Любой тип орхидеи, не рекомендуется употреблять в пищу.
Далее... мирт, корень мандрагоры - употреблять в пищу нельзя... таволга, цветы жасмина,
лепестки фиалки, древесное алоэ, ноготки и бархатцы.
А это - кустарниковая полынь или "юношеская любовь".
О! Так это рута душистая снимает любовные чары?..
Я, определённо, ею запасусь - для Люциуса, - хихикнула Мила
и перевернула страницы. - Хватит, нужно разобраться с липпией."
________________

Утром Мила пришла на целый час раньше.

Кустики липпии, как и положено, стояли на своём месте.
Так что заняться было нечем, и девушка заскучала.

Наконец пришли первые ученицы. Две девочки. Поприветствовав мисс Беневолентию,
они сели за крайний столик. Мила обратила внимание на одну из них.

Миловидная девочка, по всей видимости, очень чистоплотная, но обутая в такие поношенные туфли,
что на фоне хогвартской формы они выглядели просто безобразно.

- Ты, наверное, потеряла свою обувь? - поинтересовалась Мила.
Девочка смущённо помотала головой. Мила тоже опустила глаза, смутившись от того,
что поняла - у девочки нет денег на одежду.

- У Рози нет другой обуви. Она из детского дома. А теперь она будет жить в школе...
постоянно, - предупредительно ответила её подружка.
- Так вы новенькие?
- Только Рози.
- Ты нигде не училась до этой зимы? - обратилась мисс Беневолентия к Рози.
- Нет, - мягким тихим голосом ответила девочка. - Профессор Дамблдор сказал,
что мне помогут выучить упущенное.
- Конечно, помогут, - одобрительно улыбнулась Мила. С первого взгляда Рози очень понравилась наследнице,
и она твердо решила в ближайшее время купить ей новую обувь.

Ученики уже подтянулись в класс, и мисс Мила решила начинать урок.

- Доброе утро, ученики! - поприветствовала она.
- Доброе утро, мисс Беневолентия! - откликнулся в разнобой хор голосов.
- Сегодня мы рассмотрим липпию лимонную, - сообщила Мила классу. - Сначала вы запишете,
а потом непосредственно ознакомитесь с этим растением.

Мисс Беневолентия указала рукой на угловой столик, заставленный горшками с липпией.
Класс обернулся к растением, а Перси даже умудрился сорвать листочек.

- Ловко, Перси. Ну что же, приступим.
Липпия лимонная - небольшой кустарник с густой листвой,
нежный и довольно чувствительный к морозам. Имеет светло-зеленые, слегка морщинистые листья
и бледно-розовые цветы. Скажу сразу, - улыбнулась мисс Беневолентия, - липпия
помогает избавиться от плохих сновидений...

Когда урок был окончен, ученики с шумом покинули помещение.
Лишь Рози осталась одна и стала прибирать в классе.
Она прошлась между столов и собрала несколько скомканных бумажек,
подмела рассыпанную землю и вытерла грязь от неё.

- Рози, ты сегодня дежуришь? С первых своих дней тут? - не удержалась Мила
и приняла у неё из рук горшок с цветком. В это мгновение она коснулась ладони девочки....
...Мужчина, такой невыносимо близкий и незнакомый вдруг предстал перед её внутренним взором.
Это чувство захватило её вдруг так сильно, что пальцы рук неприятно онемели
и она перестала чувствовать своё тело.

- Да. Я буду дежурить каждый день, - слова Рози вновь вернули её в реальность. - Ещё буду
помогать на кухне миссис Ёли, потому что домовики приходят только по праздникам.
А так их здесь мало. А миссис Ёли нужна помощь. Так я смогу отплатить за
своё проживание здесь, - доверительно поведала Рози.
- ...Рози, - тихо сказала Мила, уже владея собой, - я хочу подарить тебе обувь,
уж очень она у тебя старенькая.

Рози густо покраснела. По всему было видно, что от этого предложения ей очень неловко.
- Не нужно, мисс Беневолентия, - не поднимая глаз, ответила она. - Со временем
я сама ее куплю. Да и работы много у миссис Ёли. Вчера я у неё была допоздна.
- Ну, с миссис я договорюсь. Вряд ли Амбридж поспешит с пособием для тебя...
А обувь тебе купить нужно уже сейчас, тут зимы снежные и холодные.
_____________
Солнце рано скатилось за белые снежные горы. Мила думала о видении.
Она напряжённо следила за солнечным заревом, терпеливо дожидаясь,
когда оно погаснет и настанут сумерки,
а с ними появятся на небе и яркие зимние звёзды.

И вот, в комнате уже стало темно, и тени от горящего камина заплясали по стенам.
Она вышла и направилась к астрономической башне.

До самого рассвета, пока была возможность, наследница наблюдала, записывала, вычисляла и размышляла...
Сомнений не возникало, она видела своего мужа - прошлого, настоящего и будущего.
Но Рози! Что за связь?.. Люциус...
Спускаясь по узкой закрученной спиралью лестнице, она сбивалась от волнения в дыхании
и вновь радовалась тому, что ещё все спят и никто не встретится сейчас на её пути.
Это не могло быть правдой. Она наверняка допустила ошибку...


39.



Мисс Ёли, узнав о предложении Милы, конечно же согласилась. Но когда она сообщила об этом Дамблдору,
то он вскоре вызвал мисс Милу к себе.

У Дамблдора в кабинете появилось новое, мягкое и очень удобное кресло,
и он галантно предложил присесть наследнице.

- Мисс Ёли уведомила меня о вашем благородном решении, мисс. Я, сразу скажу, не против,
и очень рад этому, - сказал Дамблдор. - Но я должен поведать вам одну историю...
Эта история рождения Рози Реддл.
- Я читала характеристики учеников,
когда ездила в Лондон, - ответила Мила. - Опасаться нечего, - усмехнулась она.
- Да, - согласно улыбнулся директор. - Только это далеко не всё. Вам ни о чём не говорит фамилия Реддл?
- Да, но мало ли у кого такая же фамилия?
- Тут всё сложнее, - погладил бороду Дамблдор. - Думаю, раз уж вы так близко приняли в ней участие,
то разумно сообщить кое-что важное. К тому же, вы связаны с Ровеной.
- Вы... хотите сказать, что Рози является родственницей Тёмного Лорда?
Но этого не может быть, - с некоторым вызовом ответила наследница.
- Она не просто родственница. Она дочь Тома Реддла.
- Ну, это же... глупость!
- Послушайте историю, - тихо ответил Дамблдор. - Когда Том Реддл был уже силён... и красив,
его полюбила юная девушка по имени Рози Леви. Наша ученица. Она так сильно любила Тома,
что долго не могла поверить в его сущность. Искала встречи... Он почти не обращал на неё внимания.
А когда она отказалась следовать за ним, то и вовсе отвернулся от неё.

- Не убил? - невольно прервала речь Дамблдора Мила.
- Нет, - директор внимательно взглянул на наследницу, желая удостовериться,
что та готова слушать его дальше. - Очень долго Рози Леви жила с этой любовью,
которая причиняла ей большие душевные страдания.
Её единственным желанием, спустя годы, было рождение ребёнка. Который, возможно, успокоил бы её душу...
Простое желание влюблённой женщины. Однако Том Реддл к тому времени был ослаблен магией Лили Поттер,
как мы знаем... И тогда... она решилась использовать магию "янтарного сна". Это очень сильная и Опасная магия.
С её помощью можно вернуться в прошлое под любым видом, провести там некоторые действия
и перенести их в настоящее. Но эта магия забирает человека, она разносит его по всему использованному
пространству и времени... И человек постепенно исчезает... И у неё получилось.
Через время Рози Леви родила Рози Реддл, - Дамблдор замолчал.
- А откуда вам это известно? - история очень тронула Милу, и Том Реддл на какое-то мгновение
показался ей уже не таким злобным, а непонятная ревность смутила её настолько,
что сказать она больше ничего уже не смогла.
- Роза Леви, чувствуя необходимость, оставила дочери маленькое наследство среди магглов.
А в банке Гринготс мы обнаружили завещание и это письмо, - Дамблдор поднял со своего стола пергамент
и показал Миле. - Насколько это правда, боюсь, проверить уже невозможно...
- Не знаю, что и сказать. Рози об этом знает?
- Нет... Мы решили не сообщать ей об этом. Возможно со временем... но не сейчас.
Поэтому, я думаю, нет необходимости просить и вас не распространяться о её происхождении.
- Несомненно... Профессор, значит, вы разрешаете взять мне завтра Рози с собой в Хогсмит?
- Конечно, если вы не передумали. Ведь не смотря на то, что девочка - плод сильной любви её матери, её отец...
- Я всё понимаю! - Мила порывом поднялась с места. - Но Рози... мне понравилась с первого взгляда.
- Я так и подумал, - тихо пробормотал Дамблдор. - В таком случае, вы можете её взять с собой...

40.

В этот выходной день Рози с утра пришла на кухню к миссис Ёли.
Зная об этом и чувствуя, что Рози добровольно не придёт к ней, мисс Мила отправилась к девочке сама.

Чтобы не идти пешком, Мила и Рози взяли у Хагрида повозку, запряжённую невидимыми фестралами,
и отправились в Хогсмит. И уже очень скоро были в лавке мадам Малкин, где они смогли купить не только туфли,
но и ботинки, пальтишко, тёплые платья и всё, что полагалось девочке.

В начале Рози смущалась и отказывалась, но когда увидела себя в зеркале в обновках - оттаяла.
По-детски простодушно и благодарно, она вертелась перед зеркалом, то и дело поглядывая на Милу.
- Спасибо, мисс Беневолентия, - наконец сказала она. - Я буду носить
очень бережно эти вещи.

Мила одобрительно улыбнулась.

- Вам упаковать старую одежду? - подозревая, что Рози поедет домой в обновках,
поинтересовалась мадам Малкин.

Рози опять порозовела.
- Нет, - ответила мисс Мила, - они нам ни к чему.
Рози взяла сумку с новой сменной одеждой, и мисс Беневолентия предложила зайти в лавку со сладостями.
И только после обеда они поехали обратно в Хогвартс.

Рози сидела в повозке, как настоящая леди. Она будто преобразилась и
теперь была самой собой. Кажется, ей не составляло усилий двигаться
благородно, сидеть благородно... все её движения были слаженны и изящны.
- Эта девочка, с которой ты ходишь... Гортензия?
- Да, её зовут Гортензия, - откликнулась Рози.
- Вы подружились с ней?
- Я ещё не знаю... но я бы хотела. У меня никогда не было друзей.
- Почему?

Рози пожала плечами и провела ладошкой по пальто.

- Мне нравится читать книги, бродить в лесу...
Там так интересно! - глаза Рози заблестели. - Прошлым летом я видела человечка с бородой и в шляпке,
похожей на большой гриб, - поведала она. – Но мне никто не поверил.
- Понятно, ты чужая среди магглов. У меня тоже так было. И было очень обидно, когда надо мною смеялись.
- А здесь?
- Здесь значительно лучше...
- Гортензия мне рассказала о Волан-де-Морте. Это же очень страшно.
- Среди магглов тоже очень много страшного. Но в Хогвартсе сильные маги, и они, если что, защитят нас.
- Мадам Стебль сказала, что вы будете её замещать. А ещё что вы преподаёте? - опять смутилась девочка.
- Рози, на самом деле я ничего не преподаю. Я ученица, как и ты.

Девочка улыбнулась.
- Нет, не такая, - возразила она. - Вы, наследница Ровены и хозяйка факультета Когтевран.
- И тем не менее, я только учусь... У тебя есть кто-то из родственников? - решила спросить Мила.
- Нет, я всегда была одна. С рождения...
- ...Вот и школа, мы подъезжаем.

Они вошли в холл, и Мила попрощалась с Рози.
- Спасибо, мисс Беневолентия, за ваши подарки. Я всегда буду вам очень благодарна.
- Да ладно уж, всегда!.. - рассмеялась Мила, потрепав её косичку. - Ну, иди.
Я надеюсь, вы с Гортензией станете настоящими подругами. Мне кажется, она неплохая девочка.
- До свидания, мисс Беневолентия, - по-прежнему улыбаясь, попрощалась Рози
и убежала по лестнице к гостиной Пуффендуя, где обитала её новая подруга.

_________________

Дни шли своим чередом. Мадам Стебль всё ещё была занята своими делами,
и Мила продолжала преподавать травологию у младшекурсников. Она часто приходила к миссис Ёли,
чтобы пообщаться, а иной раз, будто невзначай, помогала Рози.
Девчушка от этих встреч привязывалась к наследнице и уже ждала её как желанную родственницу.

Тем не менее, Мила стала замечать, что уже через месяц Рози погрустнела.
В её присутствии она оживлялась, вела себя на кухне как заправская приветливая хозяйка.
И только тайком, когда Рози не могла её видеть, мисс Мила замечала не детском личике печаль.
- О чём ты грустишь, Рози? - решилась спросить она, когда мисс Ёли
вышла по делам из кухни. – Мне, может быть, просто показалось... но я заметила, что тебя что-то волнует.
- Нет, мисс Беневолентия, всё хорошо, - ответила Рози. - Просто я устала.
- Тогда отдохни. Никто не будет против, если ты несколько дней не будешь помогать миссис Ели.
Я завтра утром скажу об этом профессору Дамблдору.
- Нет, мисс, не надо говорить...
- Почему же? В этом нет ничего плохого.
- Благодарю. Но, мисс... меня беспокоит другое, - вытирая вымытые вазы для булочек, всё-таки призналась Рози.
- Ты можешь мне сказать, может быть, я тебе помогу разобраться.
- Это не по предметам, - не поднимая головы, промолвила девочка.
- Всё равно.
- Кто-то из старшекурсников сказал, что имя Тёмного Лорда когда-то было... Реддл.
И что у него тоже не было родных, и что он жил постоянно в Хогвартсе...
Дети меня дразнят... Тёмной Леди, - это имя Рози произнесла скороговоркой,
будто боясь, что иначе оно к ней прилипнет.

Мила невольно замешкалась.
«Если бы они знали, как близки к истине... - промелькнуло в её мыслях, - то им было бы отнюдь не весело».

- Детям свойственно давать друг другу прозвища... - сказала мисс Мила.
- Я не даю, - коротко ответила девочка.
- Ты исключение, - весело ответила мисс. Рози, улыбнувшись, хихикнула. - Но ты можешь только выиграть,
получив такое прозвище, - продолжила, размышляя мисс Беневолентия. - Прими его, как само -собой разумеющееся...
Когда они поймут, что тебе это нравится и никак не задевает, то станут задумываться.
Некоторым придёт в голову, что ты его дочь или родственница... и они станут тебя бояться... и уважать.
Другие, не получив удовольствия от насмешек, оставят в покое. Ты ничего не потеряешь.
Но, возможно, приобретёшь поклонников. Особенно, когда они поймут, насколько ты добра и благородна.

Пока она так говорила, Рози подошла к ней очень близко и села рядышком, внимательно слушая.
- Мне неприятно себя ассоциировать с ним...
- Этого и не нужно делать. Ты относись как... к шутке. К тому же,
ты могла бы изменить мнение окружающих о своей фамилии в лучшую сторону.

Рози доверчиво и заинтересованно взглянула мисс Беневолентии в глаза.

- А что это за посиделки? - воскликнула мисисс Ёли, которая только что
вернулась с домовиком, принёсшим большой мешок с картошкой. - Устали что ли?
- Нет, мисисс Ёли, - отозвалась Рози.
- Ну ладно, я сама всё закончу. Иди, я вижу, что ты устала.

Будто спрашивая, что делать, Рози взглянула на мисс Милу.
- Пойдём, пойдём, - ответила Мила на её взгляд. - Хорошего вечера и спокойной ночи,
мисисс Ёли, - сказала она кухарке, закрывая дверь за собой и Рози.
- Спокойной ночи,- ответила та.


41.

...Мисс Беневолентия опоздала на поезд; пришлось заночевать в лондонской гостинице.
Комнату выбрала самую простую, с большим беленым камином и большой кроватью с жердями для балдахина,
со столом и одним стулом.
Хоть и хотелось спать, но отчего-то не спалось.
Ночь была тёмная, под окном уже не слышалось ни шагов, ни редких разговоров... Наконец, она задремала.
Но не успела пройти и минута, как комната озарилась зелёным болотным светом и перед ней предстал ...Тёмный Лорд.
С вскриком ужаса, она отбросила одеяло и кинулась к выходу. Однако уйти не удалось, дверь оказалась заперта.

- Что вам нужно?! - прижавшись к двери, закричала она.
- Мне нужна твоя подпись, - холодным спокойным тоном ответил Тёмный Лорд, подавая ей развёрнутый пергамент.

Мила взглянула на текст, который держал он в своей руке со странным для его характера
чёрным перстнем и высеченной на нём белой розой.
- Я ничего не подпишу! - решительно ответила она. - Я даже не знаю, что там!
- Не важно. Подпиши. Иначе... твои родные пострадают, - уверительно пояснил Лорд.
Мила помотала головой, надеясь проснуться. Она не могла поверить, что Волан-де-Морт тут ,
и она просто вынуждена ему подчиниться. Нет. Никогда - она не станет ни кем рисковать.
Никогда не станет торговаться.
Но… Достаточно одного слова, малейшей угрозы - и она сделает и подпишет всё.
Выхода она не видела и, закрыв глаза, потянулась к пергаменту...

Ей показалось, что прошла вечность, пока она решилась взглянуть на Него.
От увиденного Беневолентия потеряла дар речи!

Она лежала на постели в совершенно обнажённом виде.
Рядом лежал мужчина.
Она лежала на животе... В нерешительности приподнялась...
Мужчина был тоже обнажён и довольно привлекателен. Он спал.

Она всмотрелась в его лицо. Что-то знакомое было в его чертах. Но где она их видела?
Мужчина ей совсем не знаком... А где же Волдеморт?
- Боже... - прошептала она, когда поняла, что эти черты ей безумно напоминают Рози Реддл.
В одно мгновение соскочила с постели, но... Том схватил её за руку и рывком привлёк к себе так,
что пленница упала ему на грудь и зажмурилась.

...Она открыла глаза и удивлённо огляделась. Утро уже было позднее, а камин давно затух.
Мисс села на постели в своей хогвартской комнате.
- Господи, это был только сон...

Она потянулась за своей палочкой и та тут же звонко упала на пол, - её руки от дрожи были не сильны.
Мила всё же встала и стала приводить себя в порядок. Хорошо, что вернулась мадам Стебль
и ей не нужно было спешить на урок. Сон волновал, и чувство реальности никак не покидало её.

«Нужно рассказать об этом Северусу, он скажет, что делать», - решила она.
__________

У профессора Снейпа шёл урок. На её стук он повернулся и бросил на девушку свой фирменный суровый взгляд,
но всё же вышел в коридор.
- Что случилось? - без тени участия спросил он, когда они подошли к окну холла.
- Северус... - Мила потупила взор. - Извини, что я прервала твой урок.
- Надеюсь, это что-то важное.
- ...я не знаю, - виновато ответила она. Северус молчал, не спрашивая ни о чём.
- Мне сон приснился. ...Я бы не пришла, но он был как реальный.
- Что в нём было? - со вздохом ответил Снейп.
- Тёмный Лорд… Кажется, я… вышла за него замуж, - она виновато улыбнулась.
- Что?!

Мила порозовела от смущения.
- Ты его никогда прежде не видела. Почему решила, что это был именно он?
- Сначала я его не видела... когда подписывала бумагу. Я видела только чёрную мантию
и тонкую кисть руки со странным кольцом в виде чёрного камня с белой розой.
- lucus rosae... - изменившись в лице, произнёс Северус. - ...Расстроила она его.
- Что?
- Роза Леви,- пояснил он. - Расскажи мне весь сон.
Мила пересказала всё, что помнила.

- ...я смотрела на его лицо и не могла понять, кого он мне напоминает. А потом поняла,
что Рози Реддл... немного похожа на него. Но я представляла его другим... очень страшным.
- Это его утерянный облик. Так Лорд выглядел до того, как был побеждён. Возродившись,
он принял другой вид, но вернуть прежнюю внешность ему не составляет труда.
- ... Анимаг? - неосознанно спросила Мила.
- Намного сложнее.
- Северус, скажи, что это был только сон... - Мила посмотрела ему в глаза.
- Я не думаю, что все так просто. Надеюсь, это было только наваждение.
- Наваждение? Убить меня хочет?
- Мила, ты смогла противостоять ему. Ты нагло пошла против его воли. Я ожидал его нападения.
Что его заставило медлить, я не знаю. Он уже мог множество раз настигнуть тебя вне Хогвартса.
А теперь ты заявляешь... Не думай, что я пойду против него, - тихо завершил он.

Северус отворил соседнюю с классом дверь. Это была кладовая со снадобьями.
Он поднялся по лесенке на верхнюю полку и подал Миле флакон.
- Что это?
- Это снимет возможный негатив, - он налил из кувшина в бокал воду. - Выпей.
Мила открыла флакон и вылила зелье в бокал с водой.
- Не бойся.
Она выпила.
- Как мне быть дальше, Северус?
- Я не знаю... - немного саркастично ответил Снейп.
- Северус... - Мила обняла его и прижалась всем телом.
Ей казалось, будто способность защищать просто изливалась из него. Было страшно до слёз.
Он её прижал к себе.
- Не плачь. Тебе нужно научиться владеть собой,
и только так ты будешь под надежной защитой…

@темы: "Наследница Ровены"(38-41) - фанарт

21:39 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


42.



На праздник Бельтайн погода выдалась не столь тёплая, как ожидалось. Хотя снег уже совсем давно сошёл,
и на склонах холмов появились прекрасные крокусы, а в лесу сочная, от прохлады ещё более изумрудная, зелень.

Как только наступила ночь, выбранные по жребию ученики со старостами и преподавателями
отправились в окрестности Хогвартса, включая ближние чащобы Запретного Леса – за веточками деревьев,
дабы украсить ими окна и двери замка и встретить восход солнца.

Никто не спал. Во дворе разожгли огромный костёр. Были пляски и звучали весёлые песни.

Мисс Мила украшала ветками большое окно, чередуясь с Рози в навыке заклятия левитации.
А было, между прочим, очень весело. Рози откровенно, по-детски искренне радовалась.
И мисс Мила, глядя на неё, не могла поверить в то, что её отец – Тот-чьё-имя-нельзя-называть.

Наконец они справились с украшением для окна и сели на скамью, любуясь на своё творение.
Оно было невероятно красиво и таинственно: огромное резное окно, увитое зеленью древесных веток
и освещённое светом множества горящих факелов в тёмной ночи;
чего только стоил запах просыпающейся земли и зелени, вперемешку с ароматом мирта...

Рози сняла с себя подвеску на шёлковой ленточке и протянула мисс Миле.
– Я хочу подарить это вам, мисс, – сказала тихо она. – Это моя единственная ценная вещь.
Рози протянула украшение Миле и положила в её ладонь. Это был камешек, похожий на аметист,
с чудесным зимним деревцем под весенним солнцем, волшебным образом помещённый вовнутрь камешка.

– Рози... спасибо. Какая красивая вещь! – Миле подвеска очень понравилась. – Но я не могу принять такой подарок.
Откуда он у тебя?
Мила не могла выпустить его из рук, так он был приятен на ощупь.
– Он со мной был всегда, – ответила Рози.
– И его никто не украл? Такую милую вещицу?
– Ну, воспитатели считали камешек обычной стекляшкой, и поэтому он ценности для них не представлял...
А дети забирали, – Рози с огоньком, кокетливо пожав плечиком, взглянула на мисс Милу, – но я всегда его находила.
– Ну ещё бы! – Мила рассмеялась. – И всё-таки, я не могу забрать его. Ведь он, видимо,
остался от твоей матери. Это твоя связь с ней.
– Я не знаю... Я её никогда не видела. А вы для меня сделали столько хорошего.
И мне будет очень приятно, если вы будете его носить – хоть иногда.

Отказать в такой искренней благодарности было трудно, да и камешек был столь пригляден,
что мисс Мила согласилась.
– Хорошо, мне очень понравился этот подарок, и я его принимаю.
Но, если ты захочешь его вернуть, то скажи мне об этом... Ведь это твоё наследство.

Рози смущённо улыбнулась, и мисс Мила поцеловала её в пушистые волосы.
Где-то в глубине двора заиграла арфа, и Рози вдохновенно встрепенулась.
– Я люблю арфу, – вслушиваясь в мелодию, проговорила она. – Летней ночью,
когда спадёт жара и в саду начинают пахнуть розы… И яркие звёзды.
– ...и ещё холодный мятный чай с мёдом и лимоном, – добавила, вообразив картину, Мила.
Они дослушали мелодию до конца, пока она совсем не стихла.

– А теперь пойдём. Поможем украсить другие окна, скоро уже утро.

Сивилла только что вошла во двор с охапкой зеленеющих веток,
и они радостно подбежали к ней, чтобы разобраться с добычей.

И вот красное с золотыми отблесками солнце показалось из-за гор. Рассветные лучи пробуждали природу,
поднимая пар с земли. Птицы запели утреннюю песню. Настало время выйти к солнцу, обновляющему и дарующему силы.
И все гурьбою вышли из замка – к лесу, холмам и далям. Кто-то пошёл за молодыми листьями бузины
...а девушки побежали за утренней росой.
И запах горячих овсяных лепёшек разносился уже по всей округе.

Хогвартс – просто прекрасен! И жить тут одно удовольствие.
Но сегодняшняя ночь особенная... Бельтайн – природное волшебство.
Ещё солнечный луч только показался в небе, и туман окутывал зелень лесов и лугов клубящейся вуалью,
как фатой, перед приходом Солнца–принца.

Беневолентия шла по всё ещё тёмному лесу в поисках рассветного ручья.
Странного ручья, прячущегося, который появляется лишь четыре раза в год,
будто стремясь напоить само солнце. И появляется в самых непредсказуемых местах.
А от того, какие растения его будут окружать, будет зависеть и его сила.

«Неплохо было бы найти что-нибудь эдакое ...и для профессора Снейпа, – промелькнуло в её мыслях. – Заручится его поддержкой,
на всякий случай. Только что может его удивить?»

То и дело по лесным округам раздавались шорохи и звуки, которые пугали.
Это не могли быть ученицы в поисках утренней росы – им разрешено бродить только лишь на опушках.
Но песни просыпающихся птиц успокаивали.
Беневолентия притихла. Где-то совсем рядом журчал ручей...

Стараясь быть как можно более чуткой, она почти полетела к этому мету. Да – это был ручей!
Серебряный и звонкий, окружённый огоньками зелёных светлячков, низкой мятой и подорожником – вырывался из земли
и струился межу камнями!

Полюбовавшись вдоволь этой красотой, она набрала водицу в котелок и, довольная, направилась в Хогвартс.

Она отошла не очень-то далеко, когда услышала подозрительно приближающийся шорох.
Решив, на всякий случай, спрятаться – она подбежала к высоким кустам и... столкнулась с профессором.
К большому своему удивлению.

– Я вижу, мисс, вы уже с добычей, – окинув её совершенно невозмутимым взглядом,
произнёс Снейп. – Тоже посвятили свое драгоценное время поискам росы? – ухмылка искривила его губы.

Беневолентия возражать не стала, позволив профессору насладиться своим превосходством.
– А вы, профессор, что здесь ищите? Может вам... помочь?

Снейп даже оторопел, готовый вот-вот рассмеяться от такого предложения.

– Значит, в поисках росы, – он глянул на стоявший у её ног сосуд. – У вас целый котелок
нестандартного размера. Этого хватит на целый полк.

Мила подняла с земли котелок, но униматься не собиралась.
– А кувшинчик лучше сохраняет воду, чем котелок? – еле сдерживая смех, спросила она,
когда заметила, что профессор в лесу не с пустыми руками.
– Я ищу рассветный ручей. Его вода очень ценный ингредиент во многих зельях.
– А–а–а... – Мила со смущённым видом поправила кофточку. – Я, кажется,
такой видела, когда бродила тут в поисках наиболее росистых трав.
– Видели? Где? – Снейп старался быть ещё более важным и сдержанным чем обычно.
Он вовсе не ринулся в указанное наследницей заветное место.
– Там, за теми деревьями, – она кивнула в сторону зарослей.
– И что, там прячется какой-нибудь гном или тролль? – припоминая её опус с Огненным Духом,
которого ему же и пришлось унимать, с деланной настороженностью спросил он.
– Не бойтесь.
Мисс довольно повернулась и направилась к известным ей зарослям мяты и подорожника.
Северус молча следовал за ней.
Но... к сожалению, ручей уже исчез, оставив лишь мокрые листья и камни.
– Эксиби! – произнёс Снейп. И недавно струившийся тут ручей засветился серебристым светом. – Что ж,
похоже, вы правы, это был тот самый ручей... Но уже поздно, сегодня он больше не появится, – с явной досадой произнёс он.
– Не печальтесь, профессор, ведь я же говорила, что смогу вам помочь, – она приподняла котелок,
доверху полный волшебной воды. – Я с вами поделюсь.

Довольная своим решением, она с улыбкой развернулась и пошла прочь из леса.
А профессор Северус – всё такой же невозмутимый – последовал за ней.


43.


Прослушать или скачать Amethystium Elevensong бесплатно на Простоплеер
С началом весны в Хогвартсе начались экзамены.
Мисс Беневолентии почти нечего было сейчас делать, и она решила побыть несколько дней в Лондоне.
Приехала она туда к вечеру. Правильно рассудив, что с Люциусом лучше встретиться завтра,
она даже не стала сообщать о своём приезде. Сняла комнату в приличной гостинице и вскоре уже спала.
___________

Всплеск зелёного света разбудил её.
Мисс Мила открыла глаза и увидела Его. Того, кого она так испугалась в своем давнем сне.
- Боже, что за сны мне снятся... - прошептала она.
- Нет, это не сон, - ответил Тёмный Лорд, приблизив к ней своё бледное лицо
и протягивая руку. - Впрочем, как и в прошлый раз.

Мила вскрикнула и спрыгнула с постели, пытаясь убежать.
Но... дверь вновь была закрыта. Энергию её палочки Тёмный Лорд легко отбил, она улетела в его руки,
оставив Милу безоружной, но полной решимости защищаться.
Волан-де-Морт, тем не менее, ничего не предпринимал, а только наблюдал за ней.
- Ты боишься моей внешности, но не меня... - В голосе Тёмного Лорда прозвучало удивление.
И он плавным взмахом руки будто снял с себя этот образ и предстал в человеческом,
довольно приглядном облике. - Это хорошо.
- Чего ты хочешь от меня?
- Какое приятное содержание, - рассматривая палочку Милы, проговорил Тёмный Лорд. - Из чего она?
- Из яблони. И волоса единорога, - призналась пленница. - Чего ты хочешь? Отомстить за Диггори? - вновь спросила она.

Волан-де-Морт рассмеялся, возвращая хозяйке её вещь.
- Да, первым моим желанием было именно это. Но потом... потом я решил тебя сделать своей.
- Своей?! Да никогда! - Мила опять бросилась к двери и стала её трясти, пытаясь повернуть замок.
Лорд взглянул на палочку, которую она держала в руке, при этом даже не пытаясь использовать,
и снисходительно улыбнулся.
- Неужели? - Том достал из воздуха свиток пергамента, теперь не обращая внимания на порывы Милы,
и подал его ей. - Узнаешь подпись? Это было очень просто, - с досадой протянул Тёмный Лорд.

Мила взяла свиток. Да, это была её подпись. Тот сон был даже не наваждением, как надеялся Северус,
а настоящей правдой. В порыве возмущения она попыталась порвать договор,
но... это оказалось невозможным.
- Его не просто уничтожить. Не так ли? - иронично прокомментировал Лорд, забирая свиток.
- Что там написано?
- Что ты моя жена.
- Зачем я тебе нужна?
- Считай это блажью, - развёл в изумлении руками Лорд. - И ради этой блажи ты можешь попросить у меня того,
что захочешь. Кроме расторжения брака, разумеется, - Тёмный Лорд развернулся и прошёл в дальний угол комнаты.

Мисс Беневолентия молчала, не поднимая головы.
Это был странный, непонятный выбор, в котором мало что можно было сделать.
И всё же, была надежда, что все это - только розыгрыш...
- Я слушаю, - послышался голос со стороны камина и постели.
- Ты не должен причинять вред Хогвартсу... И его обитателям... Как и моим родным.
- Всё? - послышалось из угла, играющего огненными бликами.
- И твои... товарищи... не должны их трогать - по твоему приказу!
- Всё? - сдержанно спросил Лорд.
- Нет! - Мила судорожно перебирала идеи. - Не всё. Я смогу пользоваться твоей силой.
- А ты не глупа. - Том рассмеялся. - Нет. Но я тебя кое-чему научу, если пожелаешь.
- Не думай, что я перейду на твою сторону.
- Ах, эти святые порывы... Это все твои желания?
- Да. Дай непреложный обет, что исполнишь мои просьбы, - потребовала Мила.

Тёмный Лорд на мгновение задумался, потом взял её за руку и сильно обхватил запястье.
Мила старалась не делать никаких мало-мальских движений, опасаясь испортить настроение Лорда...
и внимательно наблюдала.
- Я клянусь тебе, что не трону Хогвартс и его обитателей. Я клянусь, что не причиню вреда твоим близким
и не дам такого приказа другим. Я клянусь обучить тебя магии.

Миле показалось, что она чего-то не уследила... Но всплеск света озарил их руки, и обет был заключён.

- А теперь до утра я побуду с тобой, - требовательно заключил Том.
Мисс Мила ещё не осознала, что она теперь его жена, а потому на мгновение потеряла дар речи
и лишь замотала головой в знак протеста.
- Правда? - ухмыльнулся Лорд.
- Правда, - голос вернулся. - Что, применишь заклятие империус или что-то посильнее? - сорвавшись почти на визг, вопросила Мила.
- Я справлюсь и без этого, - ответил Том и, взяв её за руку, подтянул к себе.

Но в это момент пальцы Милы засветились светом электрического разряда, она ударила и глубоко рассекла плечо Волан-де Морта.
Через разрезанный будто бритвой рукав тут же появились большие бурые вязкие пятна.
Губы Лорда изогнулись в полной досады улыбке.
- Прости, - прошептала Мила. - Я не сделаю так больше.
- Я надеюсь... - всё ещё спокойно ответил Лорд и провёл здоровой рукой по ране, которая скоро затянулась.

Но когда Лорд намерился вновь привлечь к себе пленницу, то между его и её руками возникла прозрачная преграда.
Всполохи розового света стали разбегаться по ней, как круги на воде от брошенного в пучину камня.
Глубоко в глазах Лорда вспыхнул красный свет...
- Ровена, неужели не этого ты хотела? - сказал он.
- Не нужно со мной играть, Салазар... - ответила Мила, которая сейчас не смогла бы уже сказать,
кем на самом деле она является.
- Тогда… я вынужден напомнить тебе наш договор.

Мила резко отдёрнула руку, и преграда исчезла.

Он опустил рубашку с её плеча... и остановился.
- Откуда у тебя это?.. - на груди Милы красовался подарок Рози.
Он легко развязал ленточку с камешком и отошёл с ней в сторону.
- Это подарок одной девочки, - не сводя с Тома взгляда, ответила она.
- Где она его взяла? - Том порывисто повернулся к ней опять.
- Достоверно неизвестно, - таинственно ответила Мила. - Девочку зовут Рози,
и она с рождения жила в маггловском приюте.
- Где она теперь? - сейчас Миле показалось, что Тёмный Лорд совсем потерял свою чёрствую невозмутимость.
- Не скажу.
- Только посмей.

Мила отошла к окну, не зная, что же ей теперь делать.
Если она не скажет добровольно, Лорд выпытает это силой...
- Она в Хогвартсе. Дамблдор нашёл её и привез для обучения.
- Почему у неё эта виолея?
- Да потому что она твоя дочь! - Мила осеклась, удивившись своей дерзости.
- Не может этого быть! - будто защищаясь, Том принял свой бледный змеиный облик.
- А что, этого быть не могло? - Мила почувствовала явное удовольствие от мимолётной растерянности тёмного Лорда.
От этого его глаза вновь полыхнули.

Мила испугалась, это на неё подействовало.
- Я тебе не причиню вреда! - раздражённо осадил её Том, опять принимая свой человеческий вид. - Подойди ко мне.

Мила подошла.
- Её зовут Рози?.. - Волан-де-Морт взглянул ей в глаза, и Мила почувствовала, как он увидел всё,
что видела она: все, что касалось девочки.

- Рози Реддл, - чётко остановила его проникновение в своё сознание Беневолентия.
- И ты её взяла под свою опеку?.. - немного опешив от очередного препятствия его силе, спросил Тёмный Лорд.
- Я только немного ей помогаю… Да, она мне понравилась. Я к ней привязалась, - Мила не желала
встречаться взглядом с Тёмным Лордом, а потому смотрела в сторону, ничего при этом не замечая.

Том взял её руку и одел ей на палец перстень, который достал из воздуха.

- Я не могу быть твоей женой, - испуганно пролепетала Мила и зажмурилась, будто ей собирались пускать кровь…
...На это Тёмный Лорд нежно поцеловал пленницу.
А Мила тайком сняла кольцо и бросила его в сторону приоткрытого окна.


44.

Мила проснулась совсем рано. В комнате гостиницы никого не было.
Она взглянула на руку и... не обнаружила на пальце кольца. Беспокойная, она
осмотрела постель, заглянула под кроватью, обыскала всю комнату… но кольца не нашла.

"Как же так? Это не была явь?.. — мисс Мила оказалась крайне озабочена таким фактом. — Нет... нет... это не было сном
или наваждением. Но кольца нет, а значит, есть надежда, что я не вышла за Него замуж".
Яркое чувство о том, что Волан-де-Морт вовсе не маньяк-убийца — только жестокий правитель — не развеялось.
Но никого нет, все это, кажется, лишь сон…

Мисс Мила поспешно оделась и отправилась к Люциусу, предварительно отослав ему письмо.
Улицы уже были полны магов и волшебниц. Она шла, глядя себе под ноги, но не замечая ничего,
будучи поглощена мыслями о Тёмном Лорде. И вдруг, ещё не отойдя далеко от её гостиницы, она увидела его...
Кольцо с травянисто-зелёным камнем лежало под её ногами, никем не замеченное доселе.
Мила наклонилась и осторожно подняла перстень.
— Кто-нибудь терял кольцо? — спросила она в надежде, что её сон был всего лишь предвидением.
Прохожие лишь пожимали плечами. И даже владелец гостиничной чайной лавки сказал,
что не видел никого из посетителей со столь драгоценным перстнем.

Мила положила перстень в сумочку и пошла в министерство.

Люциус был очень рад её видеть, ведь они не встречались уже почти месяц.
— Люциус, я ехала, чтобы только с тобой побыть, — сразу сказала мисс Мила. — Но теперь
всё изменилось... Мне нужен твой совет...

Люциус подвинул к ней увесистый стул, и Мила уселась напротив него за
письменным столом.
Люциус молчал.
— О чём ты хочешь мне рассказать?
— О Тёмном Лорде.
— Мила, мы же договорились, что ты не будешь спрашивать о моих делах с
Тёмным Лордом! — довольно резко ответил Малфой.
— Это не про то...
— Тогда... о чём?
— Ты говорил, что Он отомстит мне за спасение Диггори.
— И... — лицо Люциуса стало сосредоточенным.
— Он мстит.

Мила рассказала Люциусу о тех двух сновидениях в мельчайших подробностях,
несмотря на то, что некоторые моменты вызывали в нем откровенное молчаливое возмущение.
— Это только сон, — коротко сказал он.
Тогда Мила открыла свою сумочку и достав перстень, протянула его Люциусу.
— Именно этот перстень дал мне Том Реддл во сне. Сегодня я его нашла на дорожке у гостиницы.

Люциус нервно фыркнул, встал со стула и отошёл к окну.
— Люциус?..
— Это Его фамильное кольцо. Его отца. Тогда был не сон и не наваждение! Он вошёл в твой сон,
а поскольку ты можешь действовать во снах осознанно...
То всё случившееся было правдой. Сегодня же всё было открыто.
— Ты меня... защитишь? — умоляюще попросила Мила.
— Тёмный Лорд не щадит, — Люциус подошёл к Миле и наклонился к ней. — Я просил тебя не ходить
одной вне Ховартса! Я просил носить "стража"! Я бы смог тебя не пустить. Но ты... — Люциус опять
отошёл от Милы. — Если он ничего плохого с тобой не сделал, значит, тебе нечего и опасаться.
Пока ты его не спровоцируешь на это.
— Что может быть хуже? Ведь я теперь его жена...
— Тёмный Лорд берёт женщин без спросу. Это Его ни к чему не обязывает.
Но ты... это другое. Я не могу поверить, что он... влюблён.
Мила протестующе помотала головой.
— Он сказал, что это блажь.
Люциус горько усмехнулся.
— У Него всё — блажь...
— Но Люциус. Как же мы?
— Я ничего не понимаю. Но теперь... я не могу быть с тобой. И тебе нечего опасаться.
Тёмный Лорд тебя вряд ли тронет. Он бы всё сделал сразу...
Теперь бояться нечего, — Люциус был бледен и не смотрел на Милу.

Всё было правильно, ни о каких отношениях с Люциусом быть речи не могло.
Разве можно было провоцировать Тёмного Лорда?..
Мила поднялась и тихо ушла из министерства.

Мисс Беневолентия вернулась на вокзал. Там как раз отходил экспресс до Хогвартса,
и она успела на него. Волнителен был момент, когда она проходила сквозь кристальный купол,
установленный ею. Он её пропустил. А значит, от Тёмного Лорда ей и вправду не было вреда — она была по-прежнему чиста.


45.

Мила не долго думала, прежде чем показала кольцо Снейпу.

- Да, я знаю это кольцо, - тщательно рассмотрев перстень,
ответил он. И потребовал рассказать ему всю историю.
Снейп сидел в большом старом кресле и будто был в трансе, слушая рассказ.
Она окончила, но он всё так же сидел.

- Северус?.. - Мила тихо дотронулась до его руки..
Северус поднял на неё уставший взор и удобнее уселся в кресле.
- Он не приходит наяву. Люциус думает, что это было вхождение в мой сон, где я
всё осознавала.
- ...Не это меня волнует.
- Он может и явно ко мне придти.
Профессор на время задумался, не слушая, что говорит Мила.
- Видишь ли, не всякое зло в итоге является злом. И не каждое добро оказывается добром...
И знаешь, Волан-де-Морт не так зол, как может показаться...
В отличие от его подданных...
- Я не совсем понимаю, Северус... Хочешь убедить меня, что всё хорошо?
- Он не станет появляться перед тобой явно, поскольку умудрился тебя полюбить. Узнает об этой слабости
свита... и Он потерпит поражение, как бы ни был силён.
- Северус! - вскочила с места Мила - Ты хочешь сказать, что я должна быть ему покорной?
- Да, от части. Хоть Он и дал тебе непреложный обет, но провоцировать Его не стоит.
Однако, я обучу тебя некоторым заклятиям, которые помогут тебе держать Его на расстоянии
и оградить тебя от Его влияния.
- Когда?
- С сегодняшнего вечера ...начнём. А большего от меня не жди.

Мила почувствовала себя очень глупо. Похоже, что и Северус и Люциус предпочитали покорно отступить.
Она будто самой судьбой была отдана во власть Волан-де-Морта.
Что-то особое, её второе "я", уверенно твердило о том, что они теперь одно. Что одним и были. ...Всегда.
Она лишь как могла, подавляла подсознание, так открыто вдруг заговорившее.
_______________

С тех пор как Северус стал обучать наследницу заклятиям защиты,
Тёмный Лорд появлялся в её снах очень часто.
Он был красив, любил её страстно и ...нежно.
Время от времени они договаривались о встрече
и Беневолентия открыто приезжала в Лондон.

Встреч таких пыталась избегать.
_______________

Получив возможность, ранним утром отправилась домой.
Она ни минуты не медлила и уже скоро была среди магглов.

Все выходные были свободны и, вместе с подругой, она отправилась на пикник.
Через лес, на ту самую гору, где незаметным стоял портал.

Место выбрали странное, притягательное своей экзотичностью.
Это была каменная платформа, большая и очень гладкая,
резко обрывавшаяся природным котлованом, усеянным большими камнями.

Местные власти сделали всё, чтобы показать как они заботятся о безопасности
и установили по краю крутого обрыва маленькие перила, представлявшие собой
крашенную белым трубу на нескольких подпорках.

Но здесь открывались потрясающие красоты близлежащих окрестностей.
И это оказалось излюбленным местом местной молодёжи.

Тут подруги и расположились... в недолгом одиночестве.
Скоро тут же расположилась тройка неизвестных подвыпивших мужчин.

Сделав несколько тщетных попыток привлечь к себе интерес,
один из них стал выражать свои претензии бросанием камней в объекты внимания.
Войдя таким образом в раж, он изъявил желание выбирать послания побольше и поувесистей.

Один из камней просвистел над головой подруги Милы
и девушки решили покинуть это место, пока не поздно.

В планы мужчин это не входило.

Перехватив на лету камень грозивший её поразить, Мила, на всякий случай, достала из
сумочки маникюрные ножницы, что не прошло незамеченным.
Мужчины окружили её, кидая мелкие камешки. Им это казалось очень забавным!

Когда же Мила попыталась вырваться, к ней подступил самый рьяный.
Двое других отошли в сторону, удерживая несчастную подругу, порывавшуюся сбежать.

Такого она не ожидала и не заметила как оказалось, что она рыдает
и слёзы градом катятся по её щекам. Попятилась назад и, вдруг уперлась в невидимую преграду.
Позади стоял человек, она это чувствовала. Мила порывисто оглянулась, но никого не заметила.

Со стороны слышался надрывный смех пьяных мужчин.
- Ну, что же ты... - услышала Мила тихий шипящий голос за собой. - Примени свою силу
и всё будет кончено...
- Я не могу. Здесь запрещено, - сквозь слёзы прошептала пленница. Смех притих.
Похоже, такой поворот оказался более чем интересен для публики.

- Или ты его остановишь, или он тебя покалечит.
- Ты всё подстроил! - закричала Мила и обернулась к невидимому Лорду. Послышался смех.
- Не я. В самом деле, не я.
- Почему же ты здесь?!
- Ты не явилась на встречу. Поэтому, ...пришёл я.

В Милу полетел очередной, особо увесистый на этот раз, камень. Но не долетев - отвесно упал.

Разгневанный подобным недоразумением пьянчуга ринулся на жертву
и тут же отлетел к низким железным перилам. Он оступился, потерял равновесие и
готов был уже полететь вниз...
Рядом возник Тёмный Лорд.
Непринуждённо он подвесил мужчины вниз головой так, чтобы тот мог чётко видеть
красные глаза и змеиное его лицо.

Округу наполнил крик ужаса и топот убегающих со всех ног друзей и подруги Милы.

С вылезающими из орбит глазами полных страха, неуклюже трепыхающийся,
новая жертва всё же совладала с собой, чтобы выкрикнуть своё требование.
- Отпусти! Отпусти!
- Без сомнений... - спокойно ответил Тёмный Лорд и жертва рухнула на камни.

- Зачем!? - Мила кинулась к перилам и перегнулась через них чтобы видеть,
что случилось с несчастным мужчиной.

Он лежал неподвижно внизу.

- Сегодня. Я буду ждать тебя, - сказал Лорд, когда Мила со страшным упрёком
взглянула на него. - Не испытывай моё терпение.

Он исчез как и появился. А Мила бросилась вниз по склону.

Парень, к счастью, оказался жив. Покалечен, но жив.
Вызвав "скорую" и отыскав прячущихся в лесу беглецов, она изменила им память
и представила всё, как несчастный случай в нетрезвом состоянии.
_____________

Мила вернулась в Хогвартс.
Терпение она больше не испытывала, но пыталась применять всё, чему учил её Северус.
...Но зачем?

Это было странной игрой, в которой Мила лишь делала вид, что протестует.
На самом деле она не могла сказать, чего желает именно она.
Ей было известно лишь то, что нужно или не нужно всем. Что нужно для общего блага.

Но если бы она могла, то никак не подала бы вида, что трепетно ждёт
каждой встречи. ...А чувства её так сильны, что мысль о вреде, который она могла причинить ему,
отзывалась где-то в груди жгучими ожогами, от чего она не могла сдерживать слёз и они
непрерывными ручьями катились по её щекам. Увидеть ухмылку на его лице...
Стать данью и естественным трофеем...
Никогда!

- Если бы ты не был злым!.. - однажды в отчаянии, сказала она.
- О, зло - это понятие сложное, - ответил Том,
возвышаясь над ней и не позволяя встать. - Посмотри, сколько вокруг меня злодеев.
Неужели ты думаешь, что они будут лучше без меня? - Лорд рассмеялся.

- Среди твоих подопечных, которых ты так отчаянно защищаешь, найдётся не мало тех,
кто пожелал бы вступить в мои ряды, - продолжил он.
- Может ли кто-нибудь убивать всех, кого повстречает? - жалобно спрашивала Мила.
- Я избавляюсь лишь от тех, кто идёт против моей цели.
Скажи мне самое простое, смогла бы ты открыто сообщить магглам, что ты волшебница?

Мила молчала.

- Отвечай. - потребовал Лорд.
- Они бы засмеяли меня... - честно ответила она.
- Покажи им на что способна.
- Многие меня испугаются...
- И поверь, соберутся вместе и убьют тебя. Это вопрос времени.
Ведь по их святому мнению, волшебники... - Лорд смотрел на пленницу, дожидаясь её ответа.
- ...Мерзость в глазах Бога, - завершила Мила.
- Они смеют это утверждать. Мы вынуждены скрываться от этих ничтожеств, считаться с ними.
...Их больше. Но, кто лучше?
- Я не знаю... - Мила на самом деле не знала что сказать.
- Где же справедливость? - Лорд требовал, чтобы она сама отвечала на его вопросы,
сама делала выводы. Но, она упорно не хотела его понимать.
- Среди магглов есть очень умные люди. Есть очень талантливые.
- Не спорю. Жаль, что магглы их не ценят, - иронично дополнил Том.
__________________

И вот однажды, Он к ней не пришёл. Прошли месяцы, а Он так и не приходил...
Вестей от Люциуса тоже, попрежнему не было.

@темы: "Наследница Ровены"(42-45) - фанарт

14:41 

"Наследница Ровены".(романтическая фантазия)


46.

Настало время, когда Пожиратели Смерти захватили власть в Министерстве Магии.
Альбус Дамблдор и Гарри Поттер постоянно отсутствовали в Хогварстсе.
И Беневолентия, одна из немногих, догадывалась почему.

В этом году в Хогвартс прибыли, не считая Гермионы Грейнжер, только дети чистокровных волшебников.
Все остальные были либо в тюрьме, либо в бегах... И Альбус Дамблдор ничего с эти не мог поделать...

Но Хогвартс по-прежнему оставался неприступным оплотом.
Несмотря на требования Тёмным Лордом жертвы от Драко Малфоя, Драко не смог поднять руки на директора Хогвартса
и Дамблдор, зная вероятную участь своего подопечного, оставил его в школе, как в единственном, пока что надёжном, убежище.

Люциус Малфой был лишён волшебной палочки и теперь не мог производить никаких заклятий.
Он оказался полностью безоружен и рассчитывал лишь на милость своего господина,
который всё ещё не убил его лишь потому, что дорожил чистой кровью волшебников.

И вот, Тёмный Лорд узнал об уничтожении части своих крестражей.
Этот гнев Беневолентия прочувствовала на себе не менее, чем Гарри...
Волан-де-Морт должен был действовать и он начал открытую, решающую войну.
Сейчас ему нужен был именно Гарри.
__________________

Мила только что вышла из кабинета Дамблдора, где они, вместе с деканами факультетов,
обсуждали возможность уничтожения диадемы Ровены, которая проявила себя как крестраж.
...От непрерывной жгучей боли за последние дни, когда уничтожались крестражи,
её душа стала неподвижным плотным сгустком, будто ей ввели большую дозу
обезболивающего маггловского средства.

Внезапно прогремел оглушительный гром, здание сотряслось под напором невиданной силы.
Дамблдор с деканами выбежали в холл, на лицах читались решительность и опасения.
- Защита уничтожена. - заключил Дамблдор.
Но далее ничего не последовало, кроме шума производимого учениками выбегавшими в холл из своих гостиных.

"Мне нужен Гарри Поттер, - прогремел высокий голос. - Только он."

- Профессор! Профессор Дамблдор! Мы всё слышали,- Гарри с Гермионой и Роном подбежали к группе учителей.

В руках Гермионы был клык василиска.
- Крестраж в моём кабинете, - чётко обратился он к ней. - Ступайте. Вы знаете, что делать.

Гермиона и Рон кинулись выполнять приказ, сопровождаемые гаснущим взглядом Наследницы.

- Защита снята. Война началась, - сказал Дамблдор.
- Нужно спрятать учеников! И поскорее... Но где? - воскликнула МакГонаггал.
- Может быть не надо? Над Хогвартсом всё ещё сияет купол
и Пожиратели не могут прорваться через него, - откликнулся Гарри.

Все деканы, за исключением Снейпа, взглянули на Милу.
- Замечательно, - одобрил Дамблдор.
- Однако, детей всё равно нужно спрятать, - вмешалась мисс Беневолентия,
стараясь прервать такое внимание к ней. - Есть ведь ...Выручай-комната.
- Да-да, - подхватила МакГонагал. - Прошу вас, Поттер, возьмите себе подмогу и займитесь этим делом.
- Но профессор! - возмутился Гарри, который рвался в бой.
- Выполняйте, Поттер! - остановила она его.
Учителя пошли на выход.
- И я прошу вас, мисс Беневолентия, - остановился Дамблдор, обращаясь к Миле,
последовавшей с ними, - не покидайте Хогвартс ни на минуту.
Идите на астрономическую башню и постарайтесь войти в резонанс с куполом.
Вы не должны позволить ему распасться и пустить в замок Пожирателей Смерти.

Не зная что она может ещё сделать, Мила согласно кивнула и поспешила занять свою позицию.
Когда она поднялась на астрономическую башню, у подступов к замку в опасной близости к прозрачному,
поблёскивающему в ночи от вспышек заклятий энергетическому куполу, шла кровавая битва.

Тем не менее, Беневолентия смогла рассмотреть, что Пожирателями сейчас командует не Том,
а ни кто иной как Беллатрикс Лейстрейндж. Да, Беллатрикс прекрасно знала всё, к чему стремился её Повелитель!

Творилось нечто невообразимое!

Мила вдруг поняла, что дав опрометчиво непреложный обет, Тёмный Лорд становился по-глупому уязвим...
Она это отчётливо чувствовала и понимала.
Теперь он не мог напрямую отдавать приказы своему войску. Это нарушало бы клятву и чары,
наложенные самому себе, могли если не убить его, то лишить всяких сил.

Несмотря на помощь отважных учеников и ордена Феникса, прибывших очень вовремя, силы были неравны.
Дамблдор сражался как мог, но возраст уже давал о себе знать...

Мила сейчас чувствовала каждой своей клеточкой этот энергетически купол. Её тело отзывалось содроганием,
при каждом соприкосновении Пожирателя с ним. Она задействовала всё своё воображение и волю,
чтобы держать весь этот купол в целостности. Сейчас она чувствовала две силы, будто Снейп и Малфой стояли рядом...
и ничего не могла с этим поделать. Оба были ей как защита, придавали воли - было сложно это отрицать.

И тут, всё стихло.

Мила не сразу опомнилась...
Пожиратели исчезли.
Защитники, оставшись одни, поспешили внести в замок своих убитых и раненых.

Душа больно пульсировала, каждым своим движением напоминая, что она убивает ...часть себя.
Она смотрела в сторону почти невидимого во тьме Тёмного леса ловя себя на том,
что хотела бы, чтоб Он убил её прямо сейчас или заточил бы где-то далеко-далеко...
но не дал бы ей действовать. Что ему стоит применить силу против неё?!
Против неё он не скреплён обетом!
____________

Опять по округе разнёсся высокий сильный голос.

— Вы храбро сражались, — говорил этот голос. — Лорд Волан-де-Морт умеет ценить мужество.
Однако вы понесли тяжелые потери. Если вы будете и дальше сопротивляться мне, вы все погибнете один за другим.
Я этого не хочу. Каждая пролитая капля волшебной крови — утрата и расточительство. Лорд Волан-де-Морт милостив.
Я приказываю своим войскам немедленно отступить. Я даю вам час. Достойно проститесь с вашими мертвецами.
Окажите помощь вашим раненым.

А теперь я обращаюсь прямо к тебе, Гарри Поттер. Ты позволил друзьям умирать за тебя, вместо того
чтобы встретиться со мной лицом к лицу. Весь этот час я буду ждать тебя в Запретном лесу.
Если по истечении часа ты не явишься ко мне и не отдашься в мои руки, битва начнется снова.
На этот раз я сам выйду в бой, Гарри Поттер, и отыщу тебя, и накажу всех до единого — мужчин,
женщин и детей, — кто помогал тебе скрываться от меня. Итак, один час.

Мила чувствовала Волан-де-Морта. ...Он видел её, стоявшую на высокой башне Хогвартса.
Его судьба, сию минуту, зависит от неё. А её - от него... Отпустит ли она его клятву?
Или позволит ему лишиться сил? Или Он сам покончит с ней, освободив себя от клятвы?

"Его гибель будет на твоей совести. Он не может применять свою силу,
против обитателей Хогвартса, - думала она. - ...А Гарри?"
Не смотря на то, что Гарри в этом году уже не был под защитой и практически не был учеником,
он всё ещё жил тут и было не ясно, всё ли он ещё подопечный Хогвартса?

Отпусти. - это слово крутилось в голове Беневолентии чётко, ясно и настойчиво.
Она чувствовала неразрывную связь с Тёмным Лордом. ...Она ДОЛЖНА дать возможность сражаться честно.
- Где же твоя справедливость?

Мила всей душой желала победы Гарри и Последовавшими за Дамблдором ...но,
в то же время она испытывала острую, странную нежность к Тому Реддлу.
И уже не помнила, когда она возникла. ...Может быть с самой первой встречи?

Сколько длилась эта гнетущая ночь и тишина? Себя она опять не чувствовала...
Она не знала, что творится в замке. Не знала решаемых планов... и боялась покинуть свой пост,
ослабить эту свою защиту замка.

Показалось движение из глубины леса. Сердце сжалось в её груди...
Волан-де-Морт вышел с отрядом к подступам Хогвартса. На руках Хагрида покоился Гарри...

Через минуту, защитники Хогвартса высыпали на встречу Пожирателям Смерти. Их было мало.
Она слышала разговор, но не могла расслышать слов...

— Нет!

— Нет!

— Гарри! ГАРРИ!

Голоса Рона, Гермионы и Джинни, вопль МакГонаггал...
Их крики послужили сигналом, теперь вся толпа уцелевших вопила, выкрикивая проклятия Пожирателям смерти, пока…

— МОЛЧАТЬ! — крикнул Волан-де-Морт. Раздался хлопок, мелькнула яркая вспышка — и все смолкло. — Игра окончена.
Не так ли, ...Дамблдор? Клади его сюда, Хагрид, к моим ногам — здесь ему место!

Мила видела, как Хагрид положил на землю Гарри и Дамблдор выступил к Волан-де-Морту.
Он опустился на колени перед неподвижным мальчиком, в отчаянии забыв об осторожности.
Тёмный Лорд взмахнул рукой и, палочка Великого волшебника оказалась в Его руках.
Возможно, Дамблдор даже не дрогнул. Он попрежнему смотрел на Гарри.

— Видите? — сказал Волан-де-Морт. — Гарри Поттер мертв! Он был всего лишь мальчишкой,
требовавшим от других, чтобы они жертвовали жизнью ради него!

Невилл рассёк Нагайну и Беневолентия опять почувствовала Тёмного Лорда. ...Секундное отчаяние.

Какая-то минута - шум, ропот и восторг пробежался по группам Защитников и Пожирателей.

Гарри жив!

...Вот они, Гарри и Тёмный Лорд, ходят кругами. ...Гарри о чём-то говорит.

Дамблдор не предпринимает ничего, он будто намеренно ждёт, не помогает...

Они готовы атаковать... - вспышка! И крики радости!

Защитники Хогвартса с подоспевшими жителями Хогсмита, бросились в атаку
на оставшихся без предводителя Пожирателей Смерти. Крики! Вспышки! Взрывы!

...В голове Милы стало пусто. ...Гнетущая пустота. Она всё ещё следила за куполом
как зачарованная - отрешённо и настойчиво.

...У подступов всё смолкло. Восклицания неслись уже из замка.

В большом зале - пир... Но нет сил спуститься.
____________

Она уже давно сидела на полу башни... ничего не удерживала... кроме
слёз, заполнивших её глаза.

Уже восток озарили солнечные лучи, освещая недавнее поле битвы.
Нужно бы спуститься вниз, ко всем, ...но нет желания, ...нет сил. Его ...нет.

Появился Дамблдор. Единственный, наверное, кто сейчас вспомнил о ней.
Он присел, опершись спиной о каменную стену.

Он сидел рядом и долго ничего не говорил, будто понимал, что она не сможет ничего сейчас сказать
от сдавившего горло рыдания.
- ...Северус мне рассказал о непреложном обете,
который Тёмный Лорд дал тебе. Я ...признаюсь, был потрясён, - очень тихо проговорил Дамблдор. -
Похоже, не всё мне было известно о нём. ...Опрометчивый и совершенно необдуманный поступок совершил он,
дав тебе эту клятву. Которая, скажем честно, всем нам очень помогла. Она ослабила его, бесспорно.
Простишь ли ты, что я не смог ...и не могу тебе ничем помочь?


Больше Мила не выдержала и разрыдалась.

- ...Простите, - попыталась оправдаться она, утирая слёзы. - Я стала до крайности сентиментальна.
...Мне его ...очень ...жаль, - еле слышно сказала она.
- Может быть кто-то тебя и осудит, - сжав в своей ладони руку Беневолентии,
проговорил грустно Дамблдор. - Но только не я. ...Когда я победил Грин-де-Вальда, того,
к кому всегда был привязан как к другу, я чувствовал то же. ...И сейчас чувствую.
...Кто знает, может быть, Тёмный Лорд, в твоём лице, получит оправдание для своей души
перед Создателем Мира.

- Я... побуду тут? - тихим срывающимся голосом, попросила Беневолентия.
- ...Да, конечно, - так же тихо ответил Дамблдор, тяжело поднялся и ушёл.


47.

Незаметно, в густой тоске, прошёл год.

Малфой, как только был оправдан, стал навещать Наследницу.
Дамблдору пришлось сообщить министерству о тайном содействии Малфоя и Снейпа
в укреплении купола устроенного Милой Беневолентией.
И теперь, в некоторой степени, поощрял визиты Люциуса к ней.
Это оказалось бесполезным. Она почти ни с кем не общалась,
всё своё время посвящая изучению книг и совершенствуясь в навыках волшебства.
___________________

Настала весна. Хорошее время года.

Ранним утром Рози выбралась за окраину Хогвартса, чтобы собрать свежих первых цветов.
Эти цветы доставили истинную радость Миле в день Фрея и Фрейи.
Однако, грусть не покидала её. Она уж и не знала в какой момент и почему... - грустилось неосознанно.

Когда Рози ушла, Мила взяла стеклянную вазу и только налила в неё воду,
чтобы поставить в неё цветы, как через окно спальни пролетел ярчайший, будто солнечный лучик!
Он живописно обернулся вокруг её запястья и замер.

Это было столь быстро и красиво, что оказалось приятной неожиданностью.
Когда браслет принял статичную форму янтаря, она, приподняв руку, заметила,
что на нём проступили играющие пламенем письмена.

" Я буду ждать тебя всегда. Люциус." - значилось в них.

- Люциус... - с приятной растерянностью, произнесла она.
Хотела снять этот красивый браслет и положить в шкатулку со "стражем", но передумала.
В самом деле, это было трогательно. Только печаль о Томе, именно о Томе, не оставляла её... Ей не было конца.
Она не собиралась анализировать эти чувства. Это было слишком сложно, слишком тягостно...
Победа добра над злом не доставила ни малейшей радости.
Месть оказалась самой ничтожной и глупой вещью в этом мире.
Теперь, когда исчез весь смысл существования, когда не с кем было бороться...

На самом деле и в мире волшебников ничего не изменилось.
Добро и зло продолжало существовать и действовать как всегда.
Маги старались не вмешиваться в жизнь магглов. Те, в свою очередь, презирали их -
по разным причинам - или, опасаясь, избегали.

Всё же маги были счастливы.
Но и солнечная радость со временем вошла в привычку, всё больше
походя на хорошие серые будни.

А Рози обликом напоминала своего отца.
Не зная о своём происхождении, была привязана к любимой покровительнице.



* * *
Все спешили к праздничному обеду.
Миссис Ёли с домовыми эльфами должны были порадовать фруктово-овощными пирогами и пряными чаями!

По пути Мила решила прогуляться по холлу. И, таким образом,
зашла на один из верхних балконов. Оттуда была видна вся округа, а душистый ветерок
согретый золотисто-серебряным солнцем в прозрачном голубом небе без единого облачка,
бодряще овевал лицо, шевеля ей волосы.

Мимо пролетела сова и бросила конверт, который плавно спланировал прямо в руки Беневолентии.
В конверте оказался всего лишь молодой побег сосновой веточки. Но что это была за веточка!
Как только она оказалась в её ладонях, тут же, окутавшись мягким зеленоватым светом,
превратилась в чудесный, прозрачный, густо-зелёный камешек с тончайшим ароматом хвои!..
( На конверте значилось, что это чудо прилетело от Северуса. )

- Не знаю, от чего вдруг такое внимание, Северус, но приятно, - рассудила Мила.

Скоро печаль опять охватила её. Он мог бы тоже... Но ей не нужно ничего, лишь знать, что Он Есть...
Мила перегнулась через перила балкона... От ветерка и запаха весны носимого по двору,
стало вдруг легко и безразлично - ...как надоела эта тоска.
...Разжала руки.

В самом низу раздался звонкий грохот, будто что-то железное упало на каменные плиты.

Мила резко выпрямилась и отскочила к стене.
- ...Дурацкий меч, - чуть не плача, простонала она. - И почему Филч не следит за этими доспехами?

Она опять подошла к перилам и осторожно глянула вниз. Шелохнулась травка,
будто змейка метнулась в тень... Мила медленно выпрямилась.

- Меч Гриффиндора... работы гоблинов... Вбирает в себя сущность всего
с чем соприкасается, - вдруг осенила её яркая догадка. - Вбирает и отдаёт...
Сущность... Душа - это сущность в чистом виде! Три крестража!

Голова её мигом прояснилась, сердце готово было вырваться наружу.
- О, Боже, Том! Ты настоящий сказочный Змей - отсеки одну голову
и вырастет две, - Мила зажала рот руками, желая подавить радостный смех.

Как вернуть его? О, она уже знала...
Добыть первоначальный астральный облик Тома... - да это она смогла бы и без силы Ровены.
Восстановить тело? Даже капля крови Рози в этом поможет. Она и не заметит.
...Труднее всего будет взять у Дамблдора меч, являющийся теперь крестражем
и вмещающий в себя три осколка души Тома Реддла.

"Где сейчас этот меч?
Если у Дамблдора, то он никогда не даст его. Нет сомнений,
что он прекрасно знает ЧТО произошло. Не может не знать.
Он предпочтёт держать Лорда в заточении, как и своего друга Грин-де-Вальда.
...Дамблдор не убивает.
...И я не могу", - мысли в бурном потоке сменяли одна другую.

- Приятно тебе, Том, зависеть от моего решения? - в голос спросила Мила.

От печали не осталось и следа.
- Как говаривала любимая мною Изма, - сжимая пальцами перила балкона, уже
вполголоса продолжила она, - если я, когда-нибудь, верну тебе твой чудный облик... - а я это сделаю - постарайся соответствовать ему.

* * *
Мисс Беневолентия наконец вошла в пышущую ароматными пирогами залу.
Все учителя и ученики собрались в нём и наслаждались кушаньями.
Хотя Дамблдор, утирая губы после вкушения чудного пирога, только встал из-за стола дабы произнести речь.
Северус важно сидел рядом с ним.

После обеда Мила улучила момент и встретилась взглядом с Дамблдором.
- Он жив? - еле слышно спросила она.
Дамблдор ответил проницательным взглядом и в них мелькнуло уверенное согласие.
- Хороший сегодня день, не правда ли? - загадочно вопросил он и проследовал дальше.

Да! Впервые у неё был такой счастливый весенний праздник!

К вечеру наследница уже была в его кабинете.

- Я прекрасно понимаю твои чувства, - говорил Дамблдор. - Ты его полюбила.
Я с самого начала был уверен, что ты и Том не просто наследники. ...Почти уверен.

Когда Северус поведал мне о тебе и Волан-де-Морте, о непреложном обете...
Сердцем я понимал, но ум отказывался верить. И ты уж прости меня, старого олуха...
Когда ты, однажды, уехала на ночь в Лондон - я последовал за тобой. Я видел вас.
...Несомненно, Том ...полюбил тебя, так ...отчаянно.
Но неужели ты хоть на мгновение верила, что Волан-де-Морт вдруг полностью изменится
и заживёт с тобой тихой, спокойной, семейной жизнью?

Мила не отвечала, закрывая лицо руками.
Наступившую тишину нарушали лишь странные, разнообразные приборы - жужжа
и попыхивая на столе и полках. Заходящее солнце наполняло комнату розовыми сумерками
в уже сгущавшейся синеве.

- Нет, - между тем продолжил Дамблдор. - И вот что я недавно понял.
Такие как Том Реддл нужны всем нам. Они необходимы. Нам нужны идеи, устремления,
то, ради чего можно сплотиться, узнать цену всему. Иначе, общество погрязает в рутине,
оно загнивает... и начинает мельчать.

...Поверишь ли, но уничтожая кольцо-крестраж, я совсем не вспомнил о свойствах меча Гриффиндора.
Это поистине замысловатая вещь!
При этом я отчётливо понимал, что меч вобрал в себя яд василиска и отдаст его при необходимости.
Яд разрушит оживший под действием души крестраж. Предмет содержавший эту душу будет убит сутью этого яда.
Но о том, что он должен тут же что-то в себя вобрать, суть разрушаемого предмета... душу, оживившую его - я не вспомнил.
...Осколок души был бы благополучно освобождён, используй я другое средство.

...Материальный яд василиска не может действовать на нематериальную душу.
А потому я не знаю, что стало с теми осколками души, которые были помещены в дневник и диадему.
Возможно, в тот момент они вернулась к Тому...

Вот если бы взгляд василиска. Может быть-может быть... - Дамблдор с каким-то смущением умолк,
остановив дребезжащий волчок на своём столе. - И только когда был разрушен крестраж-медальон
и Гарри вернул меч гоблинам, когда я понял, что меч уже не в моей власти...
Только тогда я осознал всё значение происходящего.

Добро и зло неразлучны, одно не может существовать без другого, - Дамблдор вновь помолчал. - ...Потому,
я не стал искать отданный меч. ...Не сейчас и не я это сделаю. Он жив. Но подумай,
прежде чем разыскать его.

...Конечно, Салазар не достиг желаемого. Но ты... получила что хотела. Отомстила за себя
и защитила Хогвартс. ...Пусть любовь превратилась во зло, но такова жизнь. Всё же,
для многих сей факт оказался благом.

Волшебник вновь умолк, будто слушая усыпляющие звуки своей комнаты.
- ...Обещай мне не трогать меч, - серьёзно потребовал он минуту спустя.

Мила искоса взглянула на него, слегка улыбнувшись.
- Обещаю, - без тени сомнений ответила она.
Но что-то очень лисье промелькнуло во взгляде и это не ускользнуло от Дамблдора.


Продолжение следует...

@темы: "Наследница Ровены".(46-47) - фанарт

07:40 

Мгновения застывшего полета .(автор:Tasha 911)

www.snapetales.com/index.php?fic_id=4534

Эй, ненормальная до безупречности,
Чей ты сегодня палач?
Мне ли тебя упрекать в бессердечности?
Порвано платье, немеют конечности.
Мы с тобой оба – ревнители вечности.
Плачь, одержимая,
Плачь.

Эй, фанатичка, не спи от усталости,
Гнева не отдана дань.
Я лишь прошу о единственной малости:
Не забывай – ты не ведаешь жалости.
Что? Это – слезы? Бросай свои шалости.
Встань, одержимая,
Встань.

The Phantom.


Глава 1

– Ты такая красивая… – выдохнула Нарцисса с крохотной толикой зависти.

Глупая девочка, она была очарована этим блеском и показной роскошью до такой степени, что не замечала всей абсурдности происходящего. Или не хотела, потому что была одной из причин возникшего абсурда? Тем не менее, Беллатрикс не стала ее упрекать – просто села на стул, расправила пышную юбку подвенечного платья и наклонила голову, позволяя матери закрепить в ее высокой прическе диадему.

читать дальше

@темы: Мгновение застывшего полёта.(1) - фанарт

07:44 

Мгновения застывшего полета .(автор:Tasha 911)

Глава 2

– Абсурд! Люциус ведет себя возмутительно. Я не понимаю, зачем тебе вообще уезжать, когда никому из нас ничего не угрожает. Мы на грани полной победы!

Нарцисса держалась, как обычно, спокойно, только была немного бледна: рождение наследника плохо сказалось на ее здоровье, как, впрочем, и волнения за его судьбу. Мальчишка появился на свет слабым и болезненным. Если бы у Беллатрикс были сыновья, они никогда не были бы такими. Эти размышления всегда причиняли ей боль. Супружество с Родольфусом было номинальным, она никогда не изменила бы своему истинному избраннику, а с Темным Лордом они о детях не говорили. Зачем потомки тому, кто намерен жить вечно? И все же было в Нарциссе и ее материнстве что-то такое, что без меры раздражало, как и в отцовстве Люциуса, осторожность которого, казалось, начинала переходить все допустимые границы.

читать дальше

@темы: Мгновение застывшего полёта.(2) - фанарт

07:46 

Мгновения застывшего полета .(автор:Tasha 911)

часть 2(продолжение).
***

Единственная истинная семья Беллатрикс ее не оставила и в этом выборе. Стоило ей только намекнуть братьям Лестранж на то, что они могут уехать, ее верные рыцари переглянулись.

читать дальше

@темы: Мгновение застывшего полёта.(+2) - фанарт

07:47 

Мгновения застывшего полета .(автор:Tasha 911)

Глава 3

– Упустили! – кричала Белла. Ее пальцы путались в волосах и безжалостно вырывали пряди, но боли она не чувствовала, как, впрочем, и вины. – Это вы во всем виноваты! Ваш сын не имеет своего мнения! Вы воспитали тряпку! Ты постоянно трясешься над ним, Нарцисса. А ты, Люциус… Ты избегаешь любой ответственности! Из-за вас…

Малфой хмыкнул.

читать дальше

@темы: Мгновение застывшего полёта.(3) - фанарт

10:55 

Создание астрального объекта.(выдержки из разных источников)





Что такое астральное измерение?

Астральное измерение – самое близкое измерение к физическому. Оно пронизывает и охватывает мир подобно огромной сети, улавливающей и задерживающей все появляющиеся на свет мысли.

читать дальше

Бааль Шем, Баал Шем, баалшем (ивр. בַּעַל שֵׁם‎, букв. хозяин имени,владелец божественности) — эксперт-каббалист, чудотворец еврейского народного фольклора. Считается, что пользоваться такими способностями для совершения чудес может лишь обладатель полного имени божьего(то есть полным контактом с божественной сущностью), получивший на это особое разрешение небес.

Среди баалшемов в еврейской традиции — Бааль Шем Тов из Меджибожа,рабби Элиягу из Вормса, известный как Махенет Исраэль, рабби Йоэль из Ропшиц, рабби Адам Бааль Шем и легендарные ламед-вовники (нистарим (англ. Tzadikim Nistarim) или «Святое братство»).

@темы: астральный объект.

"...Я не сказала "да", мой Лорд... КОНСУЛЬТАЦИЯ АСТРОЛОГА ЛЮДМИЛЫ КИПРЕЙ.

главная